Депортированный болгарский журналист: Беларусь напоминает СССР 1970-х

29 июня в Мозыре задержали болгарского поэта и журналиста Димитра Кенарова. После пяти дней в мозырском изоляторе временного содержания иностранца выдворили из Беларуси, запретив ему въезд в страну на три года.

Депортированный болгарский журналист: Беларусь напоминает СССР 1970-х
О подробностях этой малопонятной истории ее главный фигурант рассказал корреспонденту TUT.BY по телефону из Софии.
 
— Димитр, как вы себя чувствуете?
 
— Спасибо, уже все хорошо. Вчера вечером (4 июля. — TUT.BY ) я приземлился в Софии и теперь нахожусь дома.
 
— Вы впервые побывали в Беларуси?
 
— Да, это был мой первый визит в Беларусь. 10 лет назад я четыре меcяца учился в Москве. Потом был в Украине. Последние 10 лет провел в США, изучал американскую и русскую литературу, учился на факультете английской литературы в Калифорнийском университете в Беркли. Живя в Штатах, начал заниматься журналистикой, писать для журналов The Nation, Esquire, Boston Review, New English Review...
 
В США теперь довольно популярен литературный журнал Virginia Quarterly Review, выходящий раз в три месяца. На осень у них запланирован спецвыпуск, посвященный 20-летию распада СССР. Для этого редакция командировала журналистов в разные экс-советские республики. Я предложил редактору съездить в Беларусь, где никогда ранее не бывал. Мне интересна ваша страна. Причем не только политика, о которой все пишут. Захотелось взглянуть на Беларусь с другого ракурса. В свое время Беларусь славилась машиностроительной индустрией: тракторы, самосвалы... На сайте Минского тракторного завода нашел информацию, что продукция предприятия составляет десятую часть мирового рынка. Да и президент Беларуси любит про это говорить.
 
Сначала я послал на МТЗ e-mail, а потом и официальное письмо, в котором объяснил, что хочу посетить предприятие, встретиться с рабочими, инженерами, руководством. Они согласились и пригласили на завод.
 
В Беларусь я отправился вместе с известным американским журналистом Джейсоном Мотла (Jason Motlagh), пишущим для Washington Post, Economist, TIME, San Francisco Chronicle, Christian Science Monitor... Он собирался подготовить репортаж о 25-летии чернобыльской аварии. Когда на Западе говорят о Чернобыле, прежде всего имеют в виду Украину, и совсем редко упоминают о Беларуси, хоть ваша страна пострадала не меньше. Мы собирались путешествовать в паре: я говорю по-русски, он делает хорошие фотоснимки.
 
— Вы получили туристическую визу?
 
— В связи с нынешними политическим делами в Беларуси и с учетом отношений с Западом мы никогда не получили бы журналистскую визу. Мы знали, что за нами будут следить, но надеялись на лучшее, ведь не занимаемся непосредственно политикой.

Мы провели в Минске неделю. Я каждый день звонил на Тракторный завод. Там отказывались принимать, «кормили завтраками». Потому, получив от ворот поворот в столице, решили направиться на юг Беларуси, где Джейсон хотел собрать материал по чернобыльской теме. Я же решил заодно попробовать побывать на Мозырском машиностроительном заводе, который входит в состав МТЗ. Позвонил — сказали: «Приезжайте».
 
По дороге, в Ганцевичах, у нас сломалась машина, а вечером я обнаружил, что потерял паспорт. Наутро у меня была запланирована встреча на заводе, потому возвращаться в Минск за документами решили после нее.
 
— В интернете появлялась информация, что вас задержали после выхода от руководства завода?
 
— Директор завода встретился с нами, после чего поручил специалисту по маркетингу провести для нас экскурсию. При этом нас предупредили: ничего не фотографировать. Вся «экскурсия» длилась минут 15. Нам показали один цех, не дали поговорить с рабочими — очень скучно. Когда вышли с предприятия, нас встретила милиция. Позже они признались, что получили звонок с ориентировкой на нас от завода. Узнав, что у меня нет документов, сотрудники милиции сначала сообщили, что выпишут справку, с которой я смогу добраться до Минска и получить в посольстве Болгарии новый паспорт. Однако позже, видимо, получили иное распоряжение сверху.
 
После вмешательства представителя посольства США Джейсона Мотла отпустили и депортировали из страны за работу журналистом по туристической визе. То же произошло бы и со мной, если бы не потерянный паспорт. В милиции мне сказали, что пока в болгарском посольстве не выдадут новые документы, я буду находиться в мозырском изоляторе временного содержания.
 
— Как с вами обращались при задержании? Каковы условия содержания в изоляторе?
 
— Милиционеры относились ко мне по-человечески, с пониманием. Конечно, в изоляторе было не очень комфортно — почти тюрьма. Мне позволили по разу поговорить с послом и мамой. Это хорошо, ведь я был изолирован от внешнего мира, не знал, что происходит. Вначале меня поместили в изолятор на 48 часов, потом продлили содержание, не сообщив, на какой срок.
 
В субботу (2 июля) я получил документы, но меня отказались отпускать из изолятора до понедельника (4 июля), когда у меня был билет домой.
 
— Ваши друзья и родные в Софии протестовали против бездействия болгарского Министерства иностранных дел. Когда к вам приехал сотрудник посольства Болгарии в Беларуси?
 
— Меня задержали в среду. На следующий день я разговаривал с ним по телефону, а в субботу он привез мне новый паспорт. Как признался сам посол, протесты и давление со стороны моих родных и друзей помогли ускорить процесс выдачи новых документов. Потому что обычно эта процедура у нас занимает неделю-две. Кроме того, нужно понимать, что у нас в Болгарии не так много изменилось за 20 лет. В госструктурах по-прежнему работает немало людей с коммунистическим мировоззрением, все решается очень медленно. Я очень благодарен моим болгарским друзьям и новым белорусским знакомым, которые беспокоились за меня, обращались в инстанции.
 
— Возможно, было что-либо еще, чем вы могли «заинтересовать» белорусских правоохранителей?
 
— Во время нахождения в Минске мы узнали о молчаливых акциях протеста и наблюдали за одной из них 22 июня. Джейсон написал репортаж в блог на сайте Economist под инициалами, чтобы не подставляться. Мы также собирались на акцию 29 июня, но были задержаны в Мозыре .
 
В итоге мне запретили въезд в Беларусь на три года с формулировкой «в общественных интересах». Официальная причина — потеря паспорта. Неофициальная, о которой мне сообщили в милиции, — занимался журналистской работой без специального разрешения.
 
— Удалось ли все-таки получить представление о стране, о нынешней ситуации, о людях?
 
— Конечно. С одной стороны, Беларусь напоминает СССР 1970-х. Это касается государственного уклада. С другой, сами белорусы — замечательные, современные люди, живущие в некой параллельной от государства реальности. Но они напуганы. Страх в глазах — то, что невозможно не заметить. Большинство людей, с которым я говорил — бедные и богатые, горожане и селяне — шепотом высказывались против нынешней власти. Но они боятся громко сказать про это.
 
— Димитр, судя по всему, свой материал вы все же напишете?
 
— Конечно, он будет не таким, как я планировал. Все сложилось немного комически... Я расскажу американским читателям о том, что так называемый соцреализм, который власти Беларуси хотят сохранить всеми силами, противоположен тому, чем живут белорусы. Они хотят свободно путешествовать, а не думают о Ленине и идеологии.
 
Димитр Кенаров — болгарский поэт, журналист. Автор двух книг поэзии, изданных в Болгарии. Пишет путевые заметки для англоязычных изданий The Nation, Esquire, Boston Review, New English Review, Virginia Quarterly Review. Его тексты вошли в антологию The Best American Travel Writing 2009. Докторант Калифорнийского университета в Беркли.
12:48 06/07/2011




Loading...


загружаются комментарии