Сколько осталось Лукашенко?

Молчаливые протестные акции в Беларуси подавляются со все большей жесткостью. Но протестующие не сдаются. Могут ли эти протесты заставить Лукашенко отречься от власти или хотя бы изменить проводимую в стране.

Сколько осталось Лукашенко?
 
Об этом "Коммерсант - Власть" спросил у белорусских и российских экспертов и политиков.
 
Станислав Шушкевич, в 1991-1994 годах председатель Верховного совета Беларуси:
 
- Если Россия позволит — много. Режим Лукашенко не поддерживает ни одна цивилизованная страна, кроме России, видимо, не претендующей на этот статус. Путин знает, что в России много одураченных людей — сторонников Лукашенко, и они ему нужны как избиратели. Когда Медведев попытался изменить ситуацию, Путин тут же поставил его на место, поддержав "батьку" договором о введении российской валюты в Белоруссии. Но Лукашенко обманет и Путина.
 
Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края:
 
- Насколько мне известно, Лукашенко на здоровье не жалуется, а потому может работать до окончания срока президентских полномочий. Да, Беларусь переживает нелегкие дни, несмотря на все трудности, упорно идет своим путем. Но, как мы уже не раз убеждались, нельзя "строить коммунизм" в отдельно взятом районе или государстве. Особенно сейчас, когда и в политике, и в экономике верх берут глобалистские тенденции.
 
Виктор Ерофеев, писатель:
 
- Лукашенко — политический труп. Сейчас он переживает политическую жизнь после смерти, он разлагается, поэтому в Беларуси такая агрессия. А безмолвные демонстрации в стране дикого террора вызывают у меня восхищение и надежду на простого человека. Судя по всему, Москва сейчас усиленно ищет человека на место Лукашенко, который не уведет Белоруссию в объятия Евросоюза. При этом он должен прилично выглядеть в глазах европейцев. Как только такой человек будет назначен московским лидером, Лукашенко сиюминутно придет полный конец.
 
Александр Проханов, писатель, главный редактор газеты "Завтра". Режим Лукашенко еще переживет режим Медведева—Путина. Он гораздо стабильнее, его экономическая база мощнее, без гниения, коррупции и деградации населения. Сейчас туда закачиваются огромные деньги, враждебные режиму,— не только западные, но и деньги российских олигархов. На них создаются ядра сопротивления, способные привести к провокациям и крови, а следовательно, к демонизации Лукашенко. В этом случае он рискует повторить судьбу Каддафи. Впереди у Лукашенко много испытаний, но он все преодолеет.
 
Мирослав Мельник, председатель совета директоров компании "Бета-групп"
 
- Скорее всего, досидит до конца своего срока. Все инсинуации, которые раздувают по поводу гражданских неповиновений, искусственные, они экспортируются из определенной страны. Поэтому если не подключить тяжелый экономический кризис, который вот-вот настигнет Белоруссию, Лукашенко будет долго находиться у власти. Но это не так плохо для Беларуси, ее экономика работает.
 
Эдуард Лимонов, лидер незарегистрированной партии "Другая Россия":
 
- Долго. За него все МВД и КГБ Белоруссии, плюс его поддерживают многие представители старшего поколения. Не говоря о том, что он просто опытный и очень твердый президент. В декабре людей сажали в тюрьмы пачками, многие из них сидят до сих пор, а выборы он все равно выиграл. Россию Лукашенко устраивает больше, чем любой другой на его месте, потому что все остальные будут политиками западного типа.
 
Петр Дейнекин, в 1991-1998 годах главком ВВС России. Я искренне желаю Лукашенко оставаться у власти как можно дольше. Он сделал главное — навел порядок в стране. Акции оппозиции поддерживает меньшая часть населения, а СМИ просто раздувают их масштаб. Когда разваливался СССР и наши летчики покидали аэродромы Беларуси, они писали на фюзеляжах собственные стихи: "Прости нас, белорусская земля, не мы тебя с Россией разлучили, мы как Россию берегли тебя и как Россию мы тебя любили. Прости нас, белорусская земля".
 
Владимир Васильев, председатель комитета Госдумы по безопасности ("Единая Россия"):
 
- Поживем — увидим. Но мне кажется, что радоваться белорусским событиям не стоит, ведь резкие перемены всегда болезненны для страны. Вспомните эпоху нестабильности в России: не рады были все, даже те, кто вначале аплодировал тем стремительным переменам. Лукашенко, конечно, своеобразная фигура, но дестабилизация в Беларуси может существенно ударить по интересам нашей страны.
 
Игорь Лебедев, лидер фракции ЛДПР:
 
- Ровно столько, сколько Россия будет оказывать Беларуси материальную помощь. Как только мы прекратим выдавать Беларуси дешевые кредиты и продавать энергоресурсы по заниженным ценам, режим Лукашенко рухнет. Еще несколько грубых высказываний со стороны Александра Григорьевича в адрес российского руководства и российского государства, и мы с Беларусью перейдем на нормальные рыночные отношения "купил — заплати".
 
Иосиф Кобзон, зампред комитета Госдумы по информационной политике ("Единая Россия"), народный артист России:
 
- Важно, что думает белорусский народ. Власть в стране авторитарная, митинги разгоняются, народ лишен многих свобод. Но с другой стороны, я часто бывал там и видел, как правительство ведет настоящую борьбу с коррупцией и бандитизмом. Там потрясающая чистота, порядок в дорожном движении, чего в России нет. Потому в Беларуси гораздо больше тех, кто поддерживает Лукашенко, и править ему еще долго.
 
Владимир Улас, депутат Госдумы (КПРФ). Его позиции более чем стабильны, и серьезной почвы для протеста нет. Опасения по поводу беспорядков раздуты, ведь для Запада и России успехи Белоруссии как кость в горле. За Лукашенко стоит особая социально-экономическая политика, в ее основе — распределение госбогатств между всеми членами общества. Это справедливо, и потому данную политику хотят дискредитировать.
 
Леонид Гозман, экс-сопредседатель "Правого дела":
 
- Совсем недолго. Если мы не будем его поддерживать, тогда счет может идти на недели. Хотя мы можем продлить эту агонию, но это будет против наших интересов и станет предательством белорусского народа. Пребывание Лукашенко у власти только усугубляет ситуацию. И потом, когда начнется восстановление страны, за каждый день его власти придется расплачиваться месяцами, как экономически, так и политически.
 
Дмитрий Быков, писатель, поэт. Охотно допускаю, что немного. Возможно, это вопрос года. Все может развиваться по сценарию Каддафи. Но если в результате спонтанной "картофельной" революции он уйдет, его возвращение в политику через пять-семь лет вероятно, как в сценарии Шеварднадзе. А еще может случиться "посмертная канонизация". Он ведь отец белорусского народа. В Белоруссии никто не готов к уходу президента, ни один социальный слой. Поэтому большой это вопрос, что для Белоруссии будет лучше...
 
Александр Ф. Скляр, музыкант:
 
- Он будет править всю жизнь. Ведь Лукашенко построил такую систему власти, при которой все решения идут через его кабинет, все подчиняются ему лично. Выступления оппозиции для него комариные укусы, даже финансовый кризис не может прекратить его власть. Лукашенко брутальный человек, брутальнее Путина, и он найдет дорогу к стабилизации ситуации, пусть и брутальными способами.
 
Генрих Падва, адвокат:
 
- Этот процесс может быть очень долгим. К сожалению, права людей нарушают десятки, если не сотни правителей во всем мире, еще к большему сожалению, они правят очень подолгу. Каддафи, например, до сих пор не могут выжить. А наш "батька" человек упрямый, жесткий, заставить его уйти от власти безумно трудно.
 
Александр Воловик, президент нефтегазовой корпорации "Би-Газ-Си":
 
- Срок Лукашенко зависит от долготерпения народа. На улицы же пока не все вышли! К сожалению, легенда о том, что он батька для своего народа, действует и пока очень сильна. Если всю жизнь людям внушали, что Лукашенко их батька, то так быстро они его не продадут. Но любой диктатор заканчивает плохо, и Лукашенко ждет та же участь.
 
10:37 11/07/2011




Loading...


загружаются комментарии