Михаил Корневич: Как меня задерживали и судили

Молчаливая акция должна была начаться в 19-м часу 3 июля на Советской площади.

Молчаливая акция должна была начаться в 19-м часу 3 июля на Советской площади.
 
Я пришел за полчаса до начала, но увидел, что площадь заставлена металлическими ограждениями. Рядом дежурили милиционеры и люди в штатском. Да и на улице Советской, на подходе к площади, бросались в глаза люди спортивного телосложения.
 
Я прошелся по Советской вниз и вверх, рядом с дворцом профсоюзов начали собираться молодые люди, после 19 часов процесс явно набирал активность. Я стал на противоположной стороне улицы и старался сделать снимки. Несколько раз подряд заметил одного и того же человека, который якобы "опекал" меня. Ближе к половине восьмого по улице начал ходить милиционер с мегафоном, который говорил, чтобы люди расходились, поскольку акция не санкционирована.
 
Я начал отходить к магазину "Оптика" по тротуару, но тут уже было довольно многолюдно. Продолжал фотографировать. Часы на фарном костеле показал 19:30. И вдруг люди начали хлопать в ладоши, я забежал на ступеньки магазина "Оптика" и попытался делать снимки. В это время люди сгруппировались в колонну и двинулись вниз по Советской, в ту сторону, откуда я их фотографировал. Я хотел было занять еще более удобную позицию для съемок, как с улицы Доминиканской быстро подъехали два автобуса и перегородили Советскую.
 
Все оказались в ловушке: и те, что шли колонной сверху, и мы, снизу, поскольку перед нами остановились автобусы. Я попытался сфотографировать людей в спортивных костюмах, которые выскакивали оттуда, но меня уже держал за руку тот самый незнакомец, который следил за моими действиями. Он был в штатском, но его лицо только подчеркивало его профессиональное занятие.
 
Он предложил пройти за угол здания, бывшего кинотеатра "Гродно". Я понял, кто это, достал свою аккредитацию. Когда он спросил, зачем я фотографирую, - ответил, что я журналист и выполняю свои профессиональные обязанности, показал удостоверение и попросил представиться его. Тот в свою очередь быстро достал и спрятал свои "корочки" - имя я не заметил. Затем быстро набрал своего начальника и доложил, что задержал корреспондента Радио Свобода, не называя моего имя. Ему ответили, и он предложил проехать в отделение милиции. Я настаивал, чтобы он объяснил, на каком основании меня задерживают. Безрезультатно.
 
В Октябрьском РОВД я насчитал 69 задержанных, преимущественно молодых людей. Были женщины и девушки и по тому, как они знакомились, общались, было очевидно, что все образованные. На всех составляли протоколы за участие в несанкционированном шествии, снимали отпечатки пальцев, фотографировали, как это делают с уголовными преступниками, и обязывали назавтра явиться в Ленинский суд.
 
В первый же день суда в моем присутствии были допрошены два свидетеля - офицеры, которые дежурили в тот день на Советской улице. На вопрос судьи, видели ли они меня во время акции, оба ответили - нет. Я также не имел к ним вопросов. Я представил суду письмо от моей редакции, в котором говорилось, что на улице Советской я исполнял свои служебные обязанности и был направлен редакцией для освещения массовых акций в День независимости. Судья приобщил письмо к делу. Потом процесс перенесли, поскольку милиционеры не представили видео.
 
На следующее утро процесс опять перенесли, поскольку видео так и не представили. На следующий день судья уже ничего не говорил о видео, в суд был приглашен еще один свидетель. Некто сержант патрульно-постовой службы Дедусь сразу уверенно заявил суду, что узнает меня, поскольку задерживал за то, что я шел в колонне, хлопал в ладоши, кричал, топал ногами. На мои вопросы, где я стоял, во что был одет, что держал в руках, где он меня задерживал - отвечал: не помню, людей там было много.
 
Я сообщил суду, что вижу этого человека в первый раз, что он меня не задерживал и что я требую в суд того, кто меня действительно задержал, чтобы он дал объяснения, на каком основании, поскольку он видел, что я не участвовал в шествии и я показал ему мое служебное удостоверение.
 
Суд перенесли на следующий день. Но на следующий день свидетеля не было. Судья показал видео, на котором я чуть мелькнул, где я просто делаю снимок. Это заняло не более 2 секунд. Я снова потребовал свидетеля, который меня задерживал, поскольку видео не свидетельствовало о моем участии в шествии. Суд вновь отложили, но уже на несколько часов.
 
Я был удивлен, когда в зал вошел опять незнакомец – некто сержант Алексей Коровайчик, которого я тоже видел впервые в жизни, но который составлял на меня рапорт о задержании. Правда, он запамятовал, когда составлял рапорт – то ли в тот самый день, то ли двумя днями позже. Он также был не уверен, что задерживал меня, сказал только, что ему знакомо мое лицо. Не мог ответить на вопросы, во что я одет, где находился, не мог объяснить, когда и как он составлял на меня рапорт. После всего этого судья Дмитрий Кедаль опустил голову и сказал: "30 базовых. Если не согласны - обжалуйте".
22:47 11/07/2011




Loading...


загружаются комментарии