Некляев и Халип: осенью все изменится

21 июля бывший кандидат в президенты Владимир Некляев провел традиционную  онлайн-конференцию. На этот раз вместе с женой бывшего кандидата в президенты Ириной Халип. Когда Владимир Некляев сказал, что Санников остается, как и во время прошедшей президентской кампании, его союзником, жена политзаключенного  пошутила: "Хороший тандем – один поэт, второй – сказочник".

Некляев и Халип: осенью все изменится
О молчаливых революциях
 
Владимир Некляев и Ирина Халип не считают трагедией неудачный опыт молчаливой революции 20 июля и прогнозируют появление новых форм протеста в условиях нынешней Беларуси.
 
- Формат молчаливых акций будет меняться и наполняться неким внутренним креативом – это объективный процесс. Так было и с акциями солидарности 16-го числа: вначале люди в восемь часов вечера зажигали свечки в своих окнах, потом люди стали выходить на площадь с портретами пропавших без вести, потом люди стали пикетировать российское посольство… В какой-то момент любая общественная инициатива начинает жить по своим законам и жизнь, что называется, вносит свои коррективы. По поводу вчерашней акции я читал в интернете, что вот стихают протесты, людей все меньше… Это совершенно объективная причина, и не забывайте, что сезон летних отпусков никто не отменял. Мне кажется, что уже к осени возникнет столько новых идей, подсказанных людьми, возникших непосредственно на площадях… В общем, осенью всем нам будет очень весело. И людей станет больше.
 
-Часто спрашивают: а что бы вы посоветовали организаторам? Может быть, если гоняют народ везде (возле торговых центров, на площади, на улицах), попытаться собраться в храмах? Например, католики – в костелах, возле костелов, и молиться. Просто молиться Богу, просить, чтобы он избавил Беларусь от нечистой силы. Это хорошо и Богу, и людям, и церкви. Это мог быть один из форматов проведения этих акций. Если они начнут бить людей во время молитвы в храмах – тут Бог может уже и не выдержать, - добавил Владимир Некляев. – А в целом я согласен: не стоило ждать бурного развития этих акций, принимая во внимание реакцию властей – бандитскую, когда каждую среду бьют женщин и детей, арестовывают.
 
К слову, на 10 суток осуждена Елена Лиховид – мать Никиты Лиховида, политзаключенного Новополоцкой колонии, который своим мужским поведением известен всему миру.
 
-Для меня совершенно очевидно, что арест не случайный. Никита Лиховид – вообще особый случай. Это молодой человек, который сегодня продемонстрировал такие чудеса героизма… А его мать, которая вместо того, чтобы сказать сыну: ну напиши, сыночек, ты эту бумагу, что ты встал на путь исправления, ну признай ты себя законно осужденным и все будет хорошо, - она страдает, но поддерживает своего сына. Морально это тяжелее всего. Но, наверное, надо, чтобы «мамашка поняла» что такое карцер, что такое ШИЗО. По сути, условия всех этих изоляторов временного содержания весьма приближены к карцерным условиям. Давай, тетка, посмотри, в каких условиях твой сын, а сын в еще худших условиях. Подумай, а тебе надо его поддерживать? – именно такую цель преследуют власти, считает Ирина Халип. И уверена, что Никите уже доложили об аресте матери.
Владимир Некляев считает арест Елены Лиховид давлением на ее сына:
 
- Это целенаправленное давление на ее сына: она не хлопала, ничего не делала. Да и на суде показания давал не тот, кто ее задерживал, - нашли совершенно случайного милиционера… Короче, мы с Ириной и со всеми, кто хочет, чтобы в стране что-то изменилось, выражаем солидарность с Никитой, с матерью и аплодируем…
 
«Такого дерьма у нас своего хватает»
 
Оба – ни Ирина Халип, ни Владимир Некляев – не верят, что к подавлению молчаливых протестов причастны наемники из России.
 
-Простите, я в это не верю. Какие наемники?.. свои родные, которые косят под россиян, чтобы их не идентифицировали, чтобы их не разыскивали, чтобы не пытались выяснить, кто они, где живут, откуда они вообще взялись. Извините, но такого дерьма у нас, к сожалению, в своей стране достаточно. Сами придут, и выстроятся в очередь за три миллиона рублей премии, - уверена Ирина Халип.
 
Владимир Некляев также не верит в «российских наемников», но допускает использование наемников из регионов:
 
-То, что здесь используют наемников из регионов, чтобы их не узнавали, - это возможно. А то, что их из России будут возить эшелонами, - не верится, - отметил политик.
 
О продаже «Беларуськалия»
 
- Я не думаю, что сейчас этот «Беларуськалий» кому-то понадобится. После введения первых санкций и тонкого намека (если вы не освободите политзаключенных – на очереди
«Беларуськалий» и «Белнефтехим»), я не думаю, что любой человек в здравом уме и при твердой памяти будет вкладываться в предприятие, которое завтра может оказаться под санкциями, - считает Ирина Халип.
 
- Что касается «Беларуськалия» - это не труба, это вообще не фабрика, не завод; такого объема активы не могут продаваться по решению одного человека президент он или не президент. И если теоретически допустить, что он может быть интересен российским или еще каким капиталистам. В данном случае должно быть решение коллективного органа – это народное добро. И для решения этого вопроса должен быть референдум, - говорит Владимир Некляев.
 
Читатель спрогнозировал, что осенью белорусские активы уйдут с молотка за копейки…
 
-Почему Лукашенко не может никому впарить то, что хотел бы впарить? Да потому что за такие деньги это никому не нужно. У России есть время, чтобы обождать, и на самом деле, то, что они хотят сейчас продать за 2-3 миллиарда, осенью они рады будут отдать за 500 миллионов – отдать их рабочим, чтобы рабочие не вышли на улицы с лопатами, ломами…
 
Я вообще удивляюсь белорусскому премьеру, который, зная реальную экономическую ситуацию (что нужна девальвация белорусского рубля, что курс 5 тысяч за доллар – просто нереальный) – доллар не гражданин Беларуси, он не может стать по стойке смирно и сказать: я буду стоить 5 тысяч. И они пудрят мозги всем людям, докладывают нашему владельцу, что нас осенью ожидает благополучие (хотя мы на осень прогнозируем резкое ухудшение). Люди добрые, мы вас предупреждаем: если вы будете пассивно наблюдать за этими процессами – осенью вас ждет только картошка, - с черным юмором отметил В.Некляев.
 
Про Санникова
 
- Андрея я видела в понедельник – это последнее свидание перед отправкой в зону. Он выглядит, безусловно,  уставшим, потому что очень тяжело сейчас в тюрьме: электричество отключают, поэтому вентиляторы не работают; в камере духота невыносимая. Люди сидят друг на друге, что называется. Андрей сейчас практически не ходит на прогулки, потому что единственная возможность остаться в менее людном помещении и написать письмо домой – не пойти на прогулку. Два-три человека остаются, пишут письма. Тем не менее, он держится очень бодро, оптимистичен. И просил передать, что он сильно поддерживает все эти молчаливые акции протеста. И рукоплещет, - рассказала Ирина Халип.
 
- И мы поддерживаем его и также ему рукоплещем. И остальным ребятам, которые там сидят. Надеялись мы увидеться с вами уже этим летом, но обманула, опять от власти раздаются только «абяцанкі-цацанкі”, - добавил Владимир Некляев.
 
«Колбаса делается из политики»
 
Один из участников онлайн-конференции поинтересовался «рецептами» выхода из экономического кризиса. Ответ был один: колбаса делается из политики.
 
-Идея одна – лишить возможности руководить процессом того человека, который не может реализовать эти идеи. Экономические реформы упираются в политическую реформу. Без политических реформ невозможны экономические реформы. Он не идет на политическую реформу, потому что это потеря власти. Вот тупик, в который он привел страну. Без решения этого главного вопроса никакие другие вопросы не могут быть решены, - уверен Владимир Некляев.
 
-Люди стали понимать в последнее время, что между наличием политзаключенных и экономическим кризисом – прямая связь. Даже не косвенная, не опосредованная – прямая, - подчеркнула Ирина Халип.
 
«Колбаса делается из политики», - подвел черту под темой В.Некляев.
 
«Хороший тандем – один поэт, второй – сказочник».
 
Привычно звучал вопрос о возможностях  объединения оппозиции.
 
- В интернете пытаются расколоть даже тех, кто и не собирался раскалываться, скажем, меня с Санниковым пытаются развести на разные полюса. Недоразумений с Андреем у нас не было во время президентской кампании, нет сегодня и, надеюсь, не будет, когда он выйдет. Договоренности, которые у нас были, не нарушены и будут продолжаться. Как мы были союзниками, так союзниками и остаемся – здесь ничего не изменилось.
 
Что касается происходящего в оппозиции, то я изначально не верил, что можно объединиться вокруг идеи выбора лидера оппозиции. Лидеры не избираются – лидерами становятся. Совершенно иное, что нужна общая платформа, необходимо выполнять общие соглашения, о которых договаривались, - это нужно делать, - говорит Владимир Некляев.
 
Ирина Халип отметила, что сейчас яблоком раздора грозит стать проблема участия или неучастия в парламентских выборах:
 
-Сейчас собирается некое кубло, которое говорит: мы рассматриваем возможность участия… Какое участие?.. Пока есть политзаключенные – никаких игр с этой властью быть не может. Освобождение политзаключенных и новые выборы без Лукашенко, он должен уйти – это основные, базовые вещи, на которых и может происходить объединение, считает Ирина Халип.
 
-Без освобождения политузников ни о каких политических акциях не может быть и речи. Это первое политическое требование, без выполнения которого никаких иных вещей просто быть не может. Другое дело, если это все-таки произойдет – есть ли платформа, вокруг следовало бы объединяться, в этом нужно всем вместе разбираться. Но в этом должны принимать участие все реальные политические силы в Беларуси, а не некий блок отдельных людей, - это опять ни к чему не приведет, - уверен Владимир Некляев.
 
- Кстати, по поводу ваших с Андреем соглашений… Мы не так давно с Настей Положанко смеялись. Я рассказывала ей про сказки, которые начал писать Андрей для Дани (вот он уже прислал 25 замечательных сказок). И мы вспомнили: вот замечательный тандем – поэт и сказочник. Один будет стихи читать, другой будет рассказывать сказки, - смеясь, рассказала Ирина Халип.
 
О «касатках»
 
15 июля Минский горсуд рассмотрел кассационную жалобу Ирины Халип, оставив приговор первой инстанции в силе, 22 июля ту же процедуру предстоит пережить Владимиру Некляеву.
 
- Просто гениально прошло рассмотрение кассации. Выступить – дали, адвокатам выступить – дали, потом встал прокурор и стал доказывать, что мы все, оказывается, «неадекватные отморозки». Такие мягкие приговоры, сказал, - оставить в силе. Когда суд сделал вид, что удалился на совещание, прокурор достал Библию. И начал читать. И так на нас смотрел с Пашей Северинцем, с таким ужасом; мне казалось, сейчас мелом круг нарисует и начнет читать что-то наподобие «сгинь, нечистая!». Северинец просто задохнулся, когда увидел Библию в руках у прокурора!
 
Конечно, «повеселились». Прошло 15 минут, ребятки зашли, сказали, что все остается в силе. Мы с Пашей опять посмеялись, порадовались, что в такую невыносимую жару они в этих синтетических черных мантиях – хоть какая-то радость… У тебя будет завтра то же самое, - отметила Ирина Халип, обращаясь к Владимиру Некляеву.
 
- На 22 июля назначен суд. На 15 июля Фрунзенский суд еще не передал в городской суд уголовное дело. С 15-го по 22-е – неделя. И завтра они мне объяснять, почему так, а не этак. Прочитав за неделю 30 томов уголовного дела плюс приговор 60 страниц плюс все жалобы. Я сегодня говорю, что завтра я этому суду объявляю полное недоверие, всей системе нельзя доверять по той простой причине, что она работает на исполнительную власть. А значит, нельзя доверять никому из тех, кто этой системе служит - справедливость не может быть на службе у несправедливости. А во-вторых, пусть объясняют чем хотят (детей им кормит нужно, обувать, одевать) – всем нужно кормить детей, тем более, тем, кого они по приказу Лукашенко посадили в тюрьмы. И чьи семьи на сегодняшний день на самом деле голодают, ходят голые и босые.
 
Я думаю, надо пройти эту лестницу для того, потому что это дело мы не может оставить так, как есть. Это очень серьезное дело, для будущего, чтобы в этой стране хоть когда-нибудь воцарилась справедливость, - отметил В.Некляев.
 
- А кроме того, поучаствуем в расширении списка невъездных, что тоже немаловажно, - добавила Ирина Халип.
 
«Оптимизм от отчаяния»?
 
Подводя итоги онлайн-конференции, Ирина Халип поблагодарила всех «за неравнодушие к политзаключенным».
 
- Хоть убейте, но у меня такое ощущение, что осенью все изменится. Возможно, это оптимизм, который происходит от отчаяния, но я чувствую…
 
- Еще на суде я говорил: если по-человечески станете с нами разговаривать, мы попытаемся с вами по-людски разговаривать. Но не хотят же! Значит, они не справят ситуацию, потому что исправить ситуацию можно было только, освободив политзаключенных, и чтобы все силы, которые хотят добра этой стране, собрались все вместе. Такая практика выхода из системных кризисов во всех странах – иного мир не знает. Только всем народом… А весь народ – это в первую очередь те, кого это власть посадила в тюрьмы. Давайте добиваться, чтобы их выпустили. И каждый ваш выход на площадь, или на улицу, или поход в храм, как я предложил, - это выход ваш за то, чтобы освободили ни в чем не виноватых людей, - подчеркнул Владимир Некляев.
20:24 21/07/2011




Loading...


загружаются комментарии