Политолог: Пока не видно, зачем избирать "единого спикера от оппозиции"

Политолог Юрий Чаусов прокоментировал сегодняшнее заявления Милинкевича о том, что “отсутствие явного легитимного лидера — очевидная слабость оппозиции”. Политолог также высказал мнение, что без выборов единый оппозиционный лидер в Беларуси не появится.

О перспективе появления в Беларуси единого оппозиционного лидера с политологом побеседовало Еврорадио.
 
- Белорусская оппозиция пока не смогла преодолеть кризис, заявил лидер движения "За свободу" Александр Милинкевич, выступая 21 июля на учредительном собрании городской организации движения. По его мнению, оппозиция находится в кризисе с 2007 года, когда не смогла договориться об избрании единого лидера. "Отсутствие явного легитимного лидера — очевидная слабость оппозиции", — считает политик. Что имеется в виду под легитимным лидером оппозиции?
 
- В данном случае Милинкевич имел в виду единого лидера, который в оппозиции был после президентских выборов 2006 года.
 
- То ​​есть — себя?
 
- То есть — себя. Но тот конгресс ОДС  в 2007 году , который состоялся, он засвидетельствовал противоречия между различными группами, одна из которых обладала легитимным лидером, Милинкевичем, а вторая обладала структурным ресурсом, я имею в виду структурированные политические партии, которые Милинкевича единым лидером и сделали. Здесь Милинкевич половину вины может возложить и на себя, ведь не так важно, что тогда на конгрессе решили временно отказаться от председательства. Лидерство ведь не определяется формальными процедурами. Здесь вина поровну лежит и на самом Милинкевиче, и на руководителях политических партий.
 
- В этом заявлении может быть подтекст, чтобы снова выбрать Милинкевича "единым лидером", или нет?
 
- Мы должны просто вспомнить 2010 год, когда практически подавляющее большинство оппозиционных кандидатов рассматривали президентские выборы как шанс снова стать "говорящей головой" от имени оппозиции — человеком, который будет говорить иностранным наблюдателям, в первую очередь, правду о Беларуси. Таким мог бы стать и Милинкевич, если бы выделился, такими бы могли стать и Санников или Некляев, но, в связи с таким большим количеством этих претендентов, "единого спикера от оппозиции" не получилось".
 
- Но после президентских выборов, когда большинство претендентов были за решеткой, Милинкевич пытался выступать от имени оппозиции.
 
- Пытался выступать. Здесь нужно различать претензии от реального признания статуса "спикера от оппозиции". Сейчас такого лица нет.
 
- Отсутствие единого лидера действительно плохо влияет на восприятие белорусского оппозиции?
 
- Здесь накладывается несколько причин. Но основная, по моему мнению, это, во-первых, неразвитость политической белорусской системы, где общество не готово воспринимать политическую позицию, озвученную какой-либо структурой, партией или движением, — оно хочет видеть личность. Здесь также накладывается важная причина — желание западных партнеров не углубляться в белорусские проблемы, а иметь основного, единого эксперта, который будет говорить, например, "финансируйте такие и такие организации или не финансируйте", "ведите диалог с режимом так и так". Это даже плохо, потому что способствует поверхностному взгляду на страну и способствует тому, что нет стратегического видения политики западных государств в отношении Беларуси".
 
- Сегодня возможен выбор единого лидера или возникновение этого лидера?
 
- Без выборов — нет. Единый кандидат, который впоследствии становится единым лидером — это фигура, которая появляется в определенных обстоятельствах. В Беларуси такими обстоятельствами, при наличии легальных политических партий, могут быть только выборы. Без выборов шансов на это очень мало. Сейчас у оппозиции есть желание достичь единства, но это скорее не единство в работе, а единство в разделении ответственности. Глобально у белорусской оппозиции было всего лишь два больших масштабных стратегических проекта. Первый, который возник из Верховного Совета 12-13 созывов — это проект легитимизации существующего в Беларуси диктаторского режима путем непризнания на Западе. Второй проект — это "проект Площадь". Что сейчас может прийти на смену этим двум сверхстратегиям, пока не видно. Пока не видно, зачем избирать единого лидера, зачем создавать единого лидера. Когда это будет видно, единый лидер появится".
19:40 22/07/2011




Loading...


загружаются комментарии