Программист в колонии работает дворником, архивист делает ящики

Андрея Протасеню в пятницу в Бобруйской колонии посетили родные. Дмитрия Дрозда перевели из карантина в отряд. Евгения Секрета держат в карантине почти два месяца.

«Радыё Свабода» сообщает последние новости из жизни политзаключенных, участников акции протеста против фальсификации итогов президентских выборов 19 декабря 2010 года.

Александр, брат Андрея Протасени, 22 июля ездил вместе с матерью на первое свидание в Бобруйской колонии. Рассказал, что программист Андрей, который с красным дипломом закончил факультет прикладной математики Белгосуниверситета, работает сейчас, мягко говоря, не по специальности:

«Его немного понизили в должности - теперь он работает дворником. Пошутил, что, мол, в трудовой книжке были записи «инженер-программист», а сейчас работает уборщиком. Отряд более-менее нормальный, правда, пока ни с кем он близко не подружился из-за особенностей контингента. Зато, говорит, что превращается в «книжного червя», много читает, перечитывает всю местную библиотеку. Много читает, много работает, поэтому, говорит, и время быстро бежит, не успевает в календарике зачеркивать дни».

Сейчас Андрей читает О'Генри - самое подходящее чтиво в местах не очень отдаленных. Такие книги помогают сохранить чувство юмора. На жизнь Андрей не жалуется, говорит Александр Протасеня:

«Питание, говорит, более-менее, жить можно. Рыбу дают на ужин, каши каждый день, а каши он любит с детства. В камере у них 15 человек, перенаселения не чувствуется по сравнению с Володаркой. Он шутит, но сам говорит, что шутит только с нами, потому что в самой колонии не та обстановка. При нас довольно много шутил, но спрашивал, как это выглядит со стороны, адекватные ли еще у него шутки. Говорит, что улыбается только, когда пишет письма и читает книги».

Валентина Дрозд, мать ученого-архивиста Дмитрия Дрозда, сидящего также в Бобруйской колонии, рассказала, что сына перевели из карантина в отряд:

«Уже в пятом отряде, еще ни с кем не познакомился, только присматривается, осваивается. Пришлось расстаться с Сергеем Казаковым, с которым подружился, очень жалеет ... Работает, какие-то ящики сбивает. Ждет нас на свидание, чтобы мы быстрее приехали…»

А вот другой заключенный Бобруйской колонии Евгений Секрет почти на два месяца задержался в карантине, рассказала его сестра Ирина:

«В пятницу было рассмотрение кассационной жалобы в городском суде. Я заранее знала результат. А так - страдает в этом карантине, пишет, скорее бы уже эту жалобу рассмотрели и перевели в отряд. Жалуется только, что надоело в карантине. Там обычно две недели сидят, а он уже почти два месяца. В карантине гораздо хуже, чем в самой зоне, где и стадион есть, и церковь, и клуб, и библиотека. А в карантине вроде того, что и на Володарке, я так понимаю».

Мать Дмитрия Дрозда Валентина жалуется, что очень долго идут письма из колонии. Она не может дождаться встречи с сыном

«Дима письмо писал 14 июля, но только 22-го оно пришло. Так долго идут письма. Посылку ему большую послали, и деньги перевели, чтобы смог позвонить. Когда услышу его голос, буду очень счастлива. Я так скучаю по своему мальчику...».
10:04 24/07/2011




Loading...


загружаются комментарии