Враждебная Беларусь

Ошибкой белорусского руководства было то, что в своей политической работе на внутреннем политическом рынке оно опиралось на негативные противопоставления Беларуси с Россией.

Враждебная Беларусь
В первой декаде июля достоянием общественности России и Беларуси стали итоги проведенного Фондом "Общественное мнение" опроса населения РФ по вопросу отношения россиян к другим государствам. Опрос выявил сенсацию: почти два десятилетия российско-белорусских отношений привели к тому, что 2% граждан России видят в Беларуси враждебное государства.
 
Безусловно, процент небольшой, на грани статистической ошибки, и им можно было бы даже пренебречь, если бы согласно опросу ВЦИОМ в 2008 г.  6% не считали бы Беларусь экономическим и политическим соперником России. Так что полученные 2% видимо являются индикатором уже вполне определившейся негативной тенденции, активно ломающей ещё советский стереотип восприятия россиянами своих ближайших западных соседей. Российский стереотип в отношении белорусов и Беларуси в большей степени сформированный наследием Великой Отечественной войны, послевоенным кинематографом, фольклорными ансамблями и достижениями в транспортном машиностроении, бытовой и электронной технике, легкой промышленности, носил постсоветский характер и вызывал отклик в душе россиян старшего поколения.
 
Естественно, существование суверенного белорусского государства уже априори ставит взаимоотношения между двумя народами, два столетия до этого проживающими в одной стране, в новые, уже международные рамки.
 
В условиях развития новых коммуникаций, Интернета и прочих средств связи, опыт российско-белорусских контактов, как в личном плане, так и в сфере экономики, бизнеса и политики, оказавшийся, к сожалению, не только позитивным, но и негативным, исключительно быстро стал доступен для огромной массы населения России. Результат опроса ВЦИОМ продемонстрировал, что в среде российского населения накопилась определенная  масса негативных мнений в отношении Беларуси, которая, учитывая, что белорусский вопрос для России приобретает все черты затяжного кризиса, имеет все шансы стать критической.
 
Советское наследство
 
К белорусам в России всегда относились хорошо. В первые годы российко-белорусской интеграции интересы белорусской стороны воспринимались в Москве, как приоритетные а потребности республики рассматривались, как естественные, неотделимые от российских. Российские СМИ старались преподносить только позитивную информацию о Беларуси и развитии интеграции между двумя странами.
 
Параллельно, во второй половине 90-х годов, в среде российского населения активно формировался образ новой, независимой Беларуси, которая на фоне тяжёлого экономического кризиса и структурных реформ, переживаемых в России, а также под воздействием угрозы распада федерации, полупаралича российской власти, воспринималась в качестве успешного эксперимента. Курс белорусского руководства считался более правильным, стабильным и справедливым по отношению к населению. Огромная внешняя поддержка со стороны России замалчивалась. К примеру, до 2005 года белорусское руководство и белорусские СМИ упорно твердили, что республика закупает в России нефть по мировым ценам (!), т.е. наличие белорусского нефтяного офшора отвергалось, как говорится, с порога.
 
С активным использованием белорусской и российской лево-патриотической пропаганды, а также личного потенциала белорусского президента, который в 1995 -1998 годах неустанно совершал поездки в российские регионы, в сознании россиян создавался своеобразный миф: там, где-то за «бугром» есть небольшая славянская страна (почти русская), где все говорят на русском языке, все заводы работают, все получают зарплаты и пенсии, есть хорошие дороги и правит справедливый царь. И где все хорошо.
 
Белорусская пропаганда активно использовала данный миф и для внутреннего политического рынка, но уже со знаком минус для российской действительности. В период президентской предвыборной кампании 2005-2006 года белорусское телевидение активно использовало рекламно-пропагандистский ролик о визите молодой семьи из России (муж – россиянин, жена – белоруска) к старикам-пенсионерам в Беларусь. Молодые удивляются тому, что в холодильнике «все есть», горит свет и течет из крана вода, а у «мамы пенсия достойная».
 
Попутно в Беларуси создавался крайне негативный образ России. Данной работе белорусский агитпроп посвятил почти два десятилетия. Стоит отметить, что многолетняя антироссийская пропаганда не вызывала какого-то неприятия у населения и у политического класса республики, что, конечно, отмечалось в России.
 
Ошибкой белорусского руководства было то, что опираясь в своей политической работе на внутреннем политическом рынке на негативные противопоставления и сравнения с Россией, оно было вынуждено на внешней арене поддерживать противоположный  информационно-пропагандистский тренд - имидж «единственного союзника» той же России. Союзный статус позволял обеспечивать за счет российских ресурсов, энергоносителей и рынка прирост белорусской экономики и более-менее приемлемый уровень жизни населения, то есть для «дома» одно, для «соседа» другое. Безусловно, столь откровенное лицемерие не могло не влиять на настроение Кремля.
 
Тем более, что изолировать два политических рынка друг от друга оказалось невозможно. Периодические кризисы в отношениях Москвы и Минска, сопровождаемые истериками и оскорблениями А. Лукашенко в адрес России и российского руководства оказались своеобразными «каналами», которые периодически соединяли два политико-информационных поля. Россияне имели возможность «заглянуть» за «занавес» мнимого белорусского «союзничества». Реальность разочаровывала…
 
В России крепло убеждение, что Беларусь использует Россию для своих целей, часто не имеющих ничего общего с перспективами российско – белорусской интеграции или строительства Союзного Государства. За демагогическими заявлениями А. Лукашенко скрывался интерес вполне националистичного политического класса, озабоченного исключительно не только выживанием своей республики, что хотя бы понятно и объяснимо, но и сохранением власти в руках белорусской номенклатуры и ее лидера – А. Лукашенко. Беларусь для России становилась все более чужой…
 
Сейчас в сознании россиян постепенно завершается процесс своеобразной ломки почти генетических представлений о белорусах, как о таких же русских, которые уж ни как нельзя представить иностранцами. Поколение, воспитанное в таких стереотипах, постепенно уходит. В первую очередь для понимания того, что белорусы – не русские, немало сил приложил сам А. Лукашенко, который своим поведением создал о себе в российском обществе весьма своеобразное мнение.  На фоне российских президентов, включая Б. Ельцина, а также президентов Украины, включая даже В. Ющенко, он оказался каким –то политическим изгоем, лидером, не принадлежащим к русскому миру… Его сторонятся, стараются не приглашать, брезгуют… Облик Лукашенко стал обликом республики, что является катастрофой. Стоит напомнить, что А. Лукашенко давно прописался на российском телеэкране в юмористических передачах, где ему отведена роль неадекватного клоуна.
 
Немаловажным стимулом для некоторого обособления россиян от белорусов, оказалось наличие целой армии (до кризиса 2011 г. 600 тыс. человек) белорусских гастарбайтеров. Трудовые мигранты из РБ, несмотря на то, что обладают по сравнению с другими гастарбайтерами из стран СНГ привилегированным статусом, в глазах россиян все равно являются иностранными рабочими, т.е. людьми второго сорта. Стоит напомнить, что Россия, являясь одной из самых привлекательных стран мира для трудовой миграции, остается страной весьма националистичной. Гастарбайтеров откровенно не любят… Белорусы, особенно работающие в сфере российской науки, менеджмента, образования в наименьшей степени страдают от такого отношения, что не скажешь о строителях, водителях и т.д.
 
Сам факт наличия трудовой миграции из РБ объективно  сказывается на отношении россиян к Беларуси. В данном случае речь уже не идет о равноправных отношениях. Россияне ведь на работу в Беларусь не едут…
 
Еще совсем недавно, в 90-е годы россияне вообще не отделяли себя от белорусов, считая себя и их одним народом. Данное утверждение всегда вызывало жесткое сопротивление в Беларуси, где было принято подчеркивать «разницу». Однако и эта «разница» была, в общем-то для «внутреннего пользования».
 
А. Лукашенко, выступая на внутренней политической арене исключительно с позиций государственного национализма, в общении с представителями российского истэблишмента всегда упорно говорит о «едином народе», что, естественно, имеет в большей степени политико-экономический, чем этнический или культурологический аспекты. В частности, встречаясь 18 июля текущего года с губернатором Амурской области О. Кожемяко, белорусский президент заявил, что «Многие говорят, что Лукашенко весьма эмоционален, когда говорит об отношениях. Но мы — русские люди, эмоции всегда хлещут через край. Мы без эмоций никогда не строили отношения — я имею в виду между славянскими государствами. В общем–то это заявление недобросовестных средств массовой информации. Но когда речь идет о бизнесе, эти СМИ ровно обратное говорят: от отношений теплых, дружественных зависит в бизнесе практически все. Так почему экономические, политические взаимоотношения государств не должны зависеть от чувства, что мы один народ?».  В данном случае белорусский президент берется утверждать, что его манера говорить о России, ее народе и властях в оскорбительном формате является традиционной для «русских» и должна восприниматься в России как должное. Более того, возникает ощущение, что А. Лукашенко настаивает на своем праве оскорблять соседнюю страну по праву принадлежности к «русским», для которых, видимо, по мнению белорусского президента, хамство и грубость является неотъемлемыми чертами их национального характера (русским не привыкать). Странно, что при этом руководство самой России не хамит публично в адрес А. Лукашенко. По этой причине, исходя из логики А. Лукашенко, в Кремле и в российском Белом Доме сидят какие-то инородцы, склонные подбирать дипломатические выражения.
 
Любопытно то, что в самой Беларуси уже давно существуют две статьи Уголовного Кодекса РБ (ст. 367 о клевете в адрес президента РБ, ст. 368 об оскорблениях в адрес президента РБ) запрещающие говорить о президенте республики в формате практически любой критики. То есть обращаться в «русской манере» к президенту Беларуси опасно. Можно получить тюремный срок. Вот такая односторонняя «русскость»…
 
Видимо, ощущая некое несоответствие в использовании на внутреннем политическом поле  исключительно белорусского контекста, а в общении с Россией понятие «мы - единый народ», белорусский президент в свое время все-таки ввел в политический оборот разграничительную формулу «белорусы – те же русские, но со знаком качества». Данное утверждение  А. Лукашенко нанесло огромный и невосполнимый удар по имиджу республики и белорусского народа в глазах россиян. По разрушительной силе  понятие «русские со знаком качества»  можно смело ставить на второе место после  уклонения А, Лукашенко от поддержки России в конфликте с Грузией и до политического эффекта от российско-белорусских газовых войн. Так постепенно, капля за каплей между народами росло недоверие и непонимание. Как видим, белорусские власти принимали в этом процессе самое активное участие.
 
Обида
 
В Беларуси результаты опроса Фонда "Общественное мнение" были восприняты болезненно. Большая часть населения оказалось в недоумении. Разочарование ощущалось как у власти, так и в оппозиции. На первый план выступила своеобразная обида: «мы не желаем России ничего плохого, почему в нас увидели врагов?». Собственная роль в получении такого скандального результата опроса россиян полностью отвергалась.
 
Весьма своеобразно  такой же опрос еще  в  2008 г.  оценили   белорусские официальные информационные источники. В частности, Интерфакс использовал формулу «стакан скорее наполовину полон, чем наполовину пуст» и преподнес новость о результатах опроса под заголовком « Лишь 2% россиян видят в Беларуси враждебное государство» (http://www.interfax.by/news/belarus/46864). В общем, успех… При этом не ставился вопрос о том, почему вообще в России к Беларуси возник столь высокий уровень недоверия и предубеждения, что о республике стали говорить, как о враждебном России государстве. В этом заключается еще один своеобразный феномен: белорусы настолько свыклись с антироссийским фоном подачи практически любой политической информации, что он стал для них вполне естественным. Они привыкли, что о соседнем государстве и народе надо говорить только в негативном формате. Белорусы этот формат не ощущают и очень удивляются, когда на него указывают россияне. Ярким примером является приводимое выше заявление А. Лукашенко, который даже не понял, что он буквально мимоходом в очередной раз оскорбил целый народ.
 
Образ России, как страны кошмара и ужаса, криминала, олигархов, произвола, безвластия и вечного голода, очень естественно включился в весьма искаженное представление белорусов о своей стране, ее проблемах и достижениях, а также об окружающем мире. Данные представления поддерживались весьма изощренной политической пропагандой, активно использующей представителей российской лево-патриотической части политического спектра РФ, вносивших свой посильный вклад в создание мифа о белорусском «рае».
 
Уже с 1995 -1996 года белорусские власти, используя искаженные сравнения с социально-экономической ситуацией в России, создавали у белорусского населения устойчивое мнение, что политика А. Лукашенко является единственно верной. Военный конфликт в Чечне использовался в качестве фона, на котором мирная и стабильная жизнь в РБ должна была смотреться наиболее выпукло. Сохранение белорусских промышленных активов демонстрировалось в качестве успеха белорусской экономической модели. При этом умалчивалось, что республика уклонилась от глубокого экономического кризиса и деиндустриализации, поразивших страны СНГ в те годы, благодаря огромным российским энергетическим субсидиям, различного рода дотациям и свободному доступу к российскому рынку.
 
Сохранение стабильного социально-экономического положения в республике подавалось в качестве достижения белорусской власти. Попутно, стабильность определялась  и особыми качествами белорусского народа. Это же относилось и к сфере внешней политики.
 
Стоит отметить, что многие годы белорусская официальная пропаганда прививала населению, а в целом и собственному политическому классу, весьма своеобразное представление о собственной стране. В среде белорусского народа стало аксиомой утверждение, что «Беларусь никому не угрожает». Миролюбивый характер республики считается совершенно естественным, выстраданный предыдущей историей белорусского народа. Но при этом вопросы безопасности воспринимаются весьма своеобразно, в стиле заявлений А. Лукашенко на Третьем Всебелорусском народном собрании (2005 г.): «Мы никому не будем создавать никаких проблем — ни нашим соседям, ни россиянам, ни украинцам, ни полякам, ни прибалтам. Мы не будем создавать проблем нашей Европе. Мы в центре Европы, и этим все сказано. Это наш дом. Зачем нам эти проблемы? Мы не собираемся воевать с американцами. Мы готовы с ними сотрудничать и дружить. Но вы должны нас уважать! Мы — люди, люди с большой буквы. И мы это заслужили, я уже об этом говорил. Это единственное условие, единственное наше условие. Понукания мы терпеть не будем. Мы — гордый народ».
 
Как любая молодая титульная нация, белорусы крайне озабочены тем, что и как о них думают их соседи и другие народы. По этой причине и при содействии официальных средств массовой информации в среде населения широко распространена завышенная самооценка. Среди народных мнений о самих себе, скроенных из мозаики бытового и этнического национализма, основные воззрения сформированы на сравнении и противопоставлении с соседними народами: «мы - более трудолюбивые», «непропитые», «у нас чисто», «более интеллектуальные», «нас все любят».  Естественно, что данные, вполне укоренившиеся взгляды, при наличии обширных контактов между двумя россиянами и белорусами, стали со временем приводить к конфликтам, включая на бытовом уровне, о чем и говорил на прошлой неделе премьер-министр России В. Путин.
 
Россияне, имея возможность реально сопоставить уровень и качество жизни в двух странах, заговорили о несоответствии белорусской «картинки» белорусским реальностям: страна далеко не богата, живет за счет российского сырья и энергетики, население погрязло в иждивенчестве, бизнес крайне неповоротлив и вороват, власти пытаются поучать весь мир и, само собой, страну, от которой жизненно зависят – Россию. Такого рода мнения с 2006 – 2007 года (российско-белорусская энергетическая война) в России постепенно стали общепринятыми, что не мешало развиваться другой тенденции, апологичной по отношению к лукашенковской Беларуси («там все отлично, улицы чистые, цены невысокие, преступность не большая, олигархов нет и т.д.»), но менее влиятельной. Столкновения между двумя этими тенденциями с определённого времени стали сердцевиной многочисленных ток-шоу российского телевидения, посвященных российско-белорусским отношениям.
 
В свою очередь получившие в Беларуси широкое распространение версии особого этнического происхождения белорусов, ничего общего не имеющих со славянскими предками, призванные отделить белорусский народ от соседей с востока, юга и даже запада и приобщить их к балтам, что, по идее, должно укрепить евроориентацию населения и политического класса республики, вызвали еще большее настороженность в России. На этом фоне борьба оппозиции с режимом А. Лукашенко выглядит, как возвращение в «европейскую семью народов», в котором русскому народу места нет. В среде российского политического класса возник вопрос о том, что белорусы сами пока не определились со своим местом в Европе и своим отношением к соседу с Востока. Политика А. Лукашенко по отношению к России укрепляла эту настороженность.
 
Информационная война
 
Между тем уже в новом ХХIвеке третировать Россию в самом широком диапазоне - от Кремля до народа, стало естественной традицией белорусского политического класса и белорусского населения. Процессы определения этнической идентичности строились на отрицании совместного прошлого, противопоставлении соседнему народу и самой России. Возникли даже определенные принципы подачи информационного материала.
 
Обратимся для примера к одному из недавних номеров (21 июля 2011 г.) основного официоза республики «Советская Белоруссия». В статье из этого номера   «Конкуренция, как главное условие продвижение» рассказывается об успехе местного предпринимателя одного из районов Витебской области. Но при этом делается обязательная и давно привычная для белорусского читателя и телезрителя вкладка: «И теперь Поставский мебельный центр, без преувеличения, является градообразующим предприятием... Как видно, эта история вовсе не о том, как кто–то отхватил лакомый кусок госсобственности и на этом разбогател. После эпохи «прихватизации» в российской провинции такое сплошь и рядом».
 
В том же номере в статье «Чудеса отменяются», посвященном угрозе ограниченного дефолта в США (о ситуации в белорусской экономике официоз почти не пишет) на фоне американских экономических проблем вновь появляется обязательная вкладка: «Но из кризиса невозможно выйти, ничего не создавая. Прогнозы о грядущей инфляции в России, где доходы от экспорта нефти не перекрывают темпов роста импорта (откуда такие данные? – А.С.), который подпитывается оживлением кредитования и поведением потребителей, — очередное тому подтверждение». Этим и завершается статья. Естественно, проще и, что немало важно, безопаснее, критиковать российскую и американскую экономики, чем анализировать собственный экономический коллапс.
 
Такого рода антироссийские вкладки давно стали обязательным элементом белорусской журналистики. Между тем, белорусские СМИ в России читают и активно обсуждают в Интернет-форумах.
 
Автор этих строк не раз отмечал злорадный характер комментариев в отношении тех или иных трагедий, периодически происходящих в России. Российская Федерация – большая страна, имеющая солидный морской, речной и воздушный флоты,  огромные массивы леса, крупные гидросооружения, опасные объекты и т.д. Естественно, почти ежедневно на российских просторах что-то падает, тонет, горит и погибают люди. В принципе, как в любой крупной стране.
 
Как правило, белорусские власти весьма непристойно пытаются получить политические дивиденды на российских бедах. Стоит напомнить пропагандистскую истерику в белорусских официальных СМИ летом 2010 года по поводу засухи в России и лавине пожаров в российских лесах. Весьма небольшой отряд белорусских пожарников с одним вертолетом был объявлен белорусскими СМИ спасателем российского населения, «брошенного своими властями» и внесшим решающий (!) вклад в борьбу с лесными пожарами. Данные оценки официального Минска вызвали возмущение в Москве.
 
Засуха, поразившая большую часть самых плодородных российских регионов отозвалась в Беларуси лавиной комментариев о том, что белорусской стороне придется «помочь» россиянам продовольствием. При этом как-то умалчивалось, что «помощь», объемы которой оказались весьма символические, в реальности вполне щедро и оперативно оплачивалась российской стороной.
 
Трагедия на Куйбышевском водохранилище (июль 2011 года) вызвала в РБ целую череду весьма злорадных комментариев, среди которых необходимо выделить материал некого Валерия Байнева (http://baynev.livejournal.com/20028.html). Автор на примере  трагедии с волжским пароходом «Булгария» отметил поистине людоедскую сущность - частного капитала в России - «эффективных собственников», благодаря которому тонут пассажирские суда, падают самолеты, народ травится «паленой» водкой. На этом фоне В. Байнев не может не воздать «должное» Беларуси, заявляя, что «Вот разве что только в Беларуси, так еще и не хлебнувшей сполна этого самого «рыночного демсчастья», некоторые продолжают наивно грезить о том, как на смену «опостылевшему» государству придет долгожданный «эффективный собственник» и… начнет свою кровавую жатву. Уж не пора ли, уважаемые белорусы, если не прозреть, то хотя бы оглядеться да призадуматься!». Конечно, нельзя не согласиться с В. Байневым, что белорусскому народу давно пора призадуматься, особенно после октябрьского 2010 г. кошмара на «Пинскдреве», где 14 человек, работая в жутких условиях, просто заживо сгорели. Но эту «кровавую жатву» в Беларуси В. Байнев в упор не видит.
 
До настоящего времени собственником «Беларуськалия» остается государство, а не некий «эффективный собственник» из числа российских олигархов, что не помешало в конце июня текущего года бездумной и лихорадочной добычей соли (валюта!) довести второй рудник данного важнейшего для республики предприятия до реальной катастрофы. Примером подобного рода можно привести массу, но они, как ни странно, не вписываются в аргументный  ряд В. Байнева… К сожалению, приведенные примеры антироссийской информационной войны в Беларуси являются типичными и традиционными.
 
Эскалация…
 
Безусловно, основной вклад в формирование из Беларуси образа враждебного России государства внесло белорусское руководство и средства массовой информации. Все остальные «вехи» российско-белорусских отношений оказались лишь ступеньками к своеобразному отрезвлению россиян от «белорусского мифа».
 
Российско-грузинская войны, проблема признание независимости новых закавказских государств, открытие безвизовой «тропы Лукашенко» по маршруту «Тбилиси – Минск – Москва (Санкт-Петербург)», дружба с Саакашвили в контексте российско-белорусских отношений буквально разрушили образ Беларуси - «союзника» России. Возникло понимание, что лукашенковская Беларусь, исходя из своих интересов, в любой момент не просто предаст, как говорится, «за пятак», но еще будет доказывать, что предательство является единственным правильным решением и даже полезным для того, кого предали.
 
Более того, возникло подозрение, что в случае конфликта на Западном направлении положиться на Минск нельзя. Не является ни для кого тайной, что белорусскую армию косвенно, но упорно настраивают на войну с Россией. Идеологические структуры министерства обороны РБ не только повторяют все повороты антироссийских пропагандистских кампаний в официальных белорусских СМИ, но и творчески дополняют их крайне тенденциозной и негативной информацией о современной России. В рядах личного состава белорусской армии упорно создается образ России, как реальной угрозе суверенитету и независимости Республики Беларусь.
 
Попутно возрождается образ республики – партизанки, готовящейся по примеру той же Эстонии, к подрывной борьбе с будущим «оккупантом». Для примера стоит обратить внимание на мнение одного из известных провластных белорусских аналитиков «Армия небольшого государства (РБ – А.С.). Было полное ощущение - свои люди, своя армия. Едва ли ни на уровне узнавания в лицах (03.07.11 – парад). Кое-что, конечно, "утаили": территориальные и т.п. войска, партизаны в смысле в случае оккупации. У нас, грубо говоря, в каждом населенном пункте есть подготовленная подпольно-диверсионная система на случай оккупации. Если, скажем, каким-то образом страна войдет в состав России и хотя бы 10% этих подготовленных структур сработают, то российский бандитизм 90-х годов покажется детским лепетом» (http://guralyuk.livejournal.com/?skip=20). Наличие подготовленного антироссийского вооруженного подполья – это, безусловно, интересный вариант «союзничества» с «братской» Россией, о чем так много говорит белорусский президент. Ведь дело даже не в противостоянии мифической «угрозе» со стороны России, а в том, что для того, чтобы такого рода партизанские соединения организовать, надо подготовить в жестком антироссийском духе десятки тысяч людей. Ведь их необходимо еще и вооружить. Но эти «партизаны» не одиноки, у них есть семьи, близкие, друзья и т.д. И всем надо объяснить, что Минск ждет войны с Россией? С другой стороны, если «русский оккупант» все-таки не появится на белорусских просторах, на ком отыграются эти «партизаны-диверсанты»? На проживающих в Беларуси русских?
 
«Дойная корова»
 
Провал российско-белорусской интеграции, откровенно иждивенческий подход Минска к отношениям с Москвой продемонстрировал россиянам, что Беларусь видит в России исключительно «дойную корову». Стоит отметить, что понятие «дойная корова» в России  давно стало политическим термином, на который и в население и в политическом классе федерации реагируют крайне болезненно. Открытие населению России данных о суммах, потраченных на поддержку Беларуси (от 58 до 60 млрд. долларов) буквально уничтожили рассуждения российских левых о «процветающей республике» и «чистых улицах», призванные замаскировать задачу сохранения за счет России очага псевдосоциализма на постсоветском пространстве.
 
Российско-белорусские газовые войны продемонстрировали Москве, что доверять белорусскому руководству в вопросах транзита российских энергоносителей нельзя. Ответом стало строительство обходных трубопроводов. От российского населения не скрывали, что огромные капиталовложения в балтийский газопровод во многом связаны с опасностью довериться Минску. Строительство нефтепровода БТС-2 закрепила этот политический вывод: кто бы не был у власти в Беларуси, он обязательно рано или поздно будет хвататься за транзит, как рычаг давления на Россию и возможность получения дополнительных ресурсов. Не поможет и уход А. Лукашенко от власти. Беларусь проще обойти…
 
Экономический кризис 2011 года продемонстрировал несостоятельность мифа о белорусском социальном государстве. Ситуация в Беларуси стала совершенно непрозрачной и после получения первого транша кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭс открыто враждебной по отношению к России. В РФ возникло ощущение, что белорусское руководство ведет себя неадекватно и от него можно ожидать, что угодно. Официальный Минск опасен.
 
Закономерный итог
 
Опрос россиян, проведенный ВЦИОМом совпал с периодом массированной антилукашенковской пропаганды в России (осень 2010 г.). Вышли на экран три серии документального фильма «Крестный батька», информация о белорусских политических и экономических событиях в почти ежедневном режиме стала появляться на российских экранах. Активное участие в антилукашенковской кампании приняло высшие руководство российского государства, включая президента России. Все это не могло не оказать влияние на мнение рядового россиянина.
 
Однако, необходимо признать, что белорусские политические и экономические реалии, опыт взаимоотношений Москвы и Минска предоставил российским СМИ обширный, а главное, достоверный материал для жесткой антилукашенковской  пропагандистской кампании. Ответить правящему в РБ режиму было нечем. Действительно, ведь А. Лукашенко не вернул семьям пропавших людей, не признал в качестве «единственного союзника России» Абхазию и Южную Осетию, не арестовал периодически появляющегося на территории Беларуси объявленного в розыск Б. Березовского и т.д. и т.п. Население России это учло и отреагировала на антилукашенковскую кампанию адекватно…
 
Итоги опроса отразили определенную стадию неприятия сформировавшегося рядом с Россией, на важном для Москвы западном направлении авторитарного государства, политика которого не вписывается не только в критерии союзничества, но и элементарного добрососедства.
 
В России сложилось мнение, что Беларусь – экономически и политически нестабильная страна, руководство которой недоговороспособно, продажно и склонно к предательству. В качестве союзника рассматривать РБ нельзя. Это мнение и проявилось в опросе, но не ограничилось только констатацией факта нестабильности и неадекватности. Речь идет о враждебности современной Беларуси в отношении Москвы т.е. происходит качественное изменение в понимании белорусской проблемы для России.
 
В России почувствовали, что со стороны официального Минска исходит серьезная угроза дестабилизации отношений между двумя странами и народами, геополитических  проблем для Москвы, внешнеполитических игр за спиной России. Непредсказуемость и неадекватность белорусского руководства неумолимо отбрасывает Минск от Москвы, делает республику опасным и враждебным фактором для Российской Федерации. Безусловно, такой вывод требует глубокого переосмысления политики Москвы, проводимой в отношении официального Минска последние полтора десятилетия.
14:59 26/07/2011




Loading...


загружаются комментарии