Надежда Ермакова: Меня встретили как выскочку из провинции

Надежда Ермакова скромный и глубоко несчастный в личном плане человек. По крайней мере, это следует из ее интервью журналистам. Общается она с журналистами очень редко. «Белорусский партизан» нашел ее интервью за 2005 год, которое она дала «Комсомольской правде» о себе, о своей семье, о том, как перешла на работу в «Беларусбанк». Интервью довольно откровенное. Мы решили, что оно сохраняет актуальность до сих пор.  

Надежда Ермакова: Меня встретили как выскочку из провинции
- Надежда Андреевна, Вы работаете в Шклове, вам звонят и предлагают возглавить один из крупнейших банков страны. И вы даете согласие. Честно говоря, это трудно понять, ведь человек должен взвешивать свои возможности. Почему вы согласились, и как это было?
 
- Мне позвонил Александр Григорьевич (мы с ним хорошо были знакомы по работе) и предложил возглавить «Агропромбанк». Я растерялась, сказала, что не смогу. Но мне было сказано - надо! А у меня по жизни проходит «надо». Мой отец всю жизнь боролся с несправедливостью, и я такая - борюсь с несправедливостью в силу своих возможностей. Кругом все разваливалось, хозяйственный механизм был сломан… Нужно было наводить порядок.
 
- И вы решили приехать в Минск и навести порядок?
 
- Нет, не ловите на слове. Я про «надо»: кто-то должен был начинать, почему не я?
 
- Вам не было страшно? Вы оставляли налаженный быт, привычное окружение, это ведь тяжело и непросто?
 
- Было страшно, даже очень. Во-первых, я боялась подвести президента, это было бы очень стыдно.
 
- Доверие президента для вас самое важное?
 
- Для меня важно не подвести государство. А Александр Григорьевич тогда уже возглавлял государство. Полтора месяца я работала заместителем председателя правления «Беларусбанка», то есть у Винниковой. Это была моя стажировка. На выходные я приехала в Шклов, к семье. Сидим с друзьями за столом, вдруг звонит соседка.
 
- Только что передали по телевизору, что тебя назначили председателем правления «Беларусбанка.
 
У меня был об этом разговор с президентом, и все равно стало страшно. Я села на пол и заплакала: Господи, с чего начинать? Мне было страшно, как редко бывало в жизни.
 
ПОДСТАВИТЬ МОГУТ ВЕЗДЕ, ПРОСТО МАСШТАБЫ ПОДСТАВЫ РАЗНЫЕ
 
- И как вас встретили в столице?
 
- Как выскочку из провинции. Я это кожей чувствовала. К тому же для женщины важно, как она выглядит. А в те годы нигде ничего нельзя было купить, так что я приехала в Минск в плюшевой шубке и трикотажной кофте районного дизайна. Первый серьезный элегантный костюм я купила к представлению меня в банке в качестве председателя. (Сегодня на Надежде Андреевне прекрасно сшитый брючный костюм, хорошая обувь и ни грамма лишнего веса. - Ред.).
 
- И с чем вы столкнулись?
 
- Меня сразу чуть не подставили в двух вещах.
 
- Подробнее, пожалуйста.
 
- У меня же жилья не было, в Минске я сначала жила у тети мужа. И вдруг мне предлагают купить квартиру за тысячу рублей (!). Я же понимаю, что такой цены нет в природе. Начинаю разбираться, и выясняется, что это квартира нашего сотрудника, которую он выкупил у банка. Люди, которые мне предлагали, знали об этом. Мне бы тут же поставили бы в вину злоупотребление служебным положением.
 
- А вторая подстава?
 
- Мне довольно долго не давали на подпись баланс банка. И не давали возможности встретиться один на один с главным бухгалтером банка, ее всегда сопровождал мой заместитель, который не давал ей слова сказать. Дошло до того, что я тихонько попросила ее прийти в субботу, но никому об этом не говорить. Оказалось, она подписывала баланс, не видя его. Вы можете себе такое представить? Когда, наконец, я ознакомилась с балансом, волосы встали дыбом. Вот где уж точно можно было сесть, такие там были нарушения. Я доложила президенту и попросила о проверке.
 
- Сегодня вы доверяете своим заместителям?
 
- Доверяю. Я сама подбирала команду. Среди них две мои подруги с молодости. Я знаю, что они своими пальчиками переберут все «по косточкам». У Путина тоже питерская команда, это норма. На таком посту, как на юру, слишком сильные ветры дуют.
 
- Вы злопамятный человек?
 
- Нет.
 
- Оставили тех, кто вас подставлял?
 
- Не оставила. Но отпустила с миром.
 
ОБА МОИХ МУЖА БЫЛИ ОЧЕНЬ КРАСИВЫМИ
 
- Где вы познакомились со своим первым мужем?
 
- На танцплощадке в Хотимске, где я работала после техникума. Мне было 20, и я влюбилась. Он был такой красивый. Я была уверена, что переделаю его - у мужа была наша извечная болезнь - пьянство. Очень быстро наша жизнь превратилась в ад. Дочери Наташе было четыре года, когда я поняла, что дальше так нельзя. Ад не лучшее место для ребенка, и себя нельзя позволять унижать. И уехала в Кировск. Мне приходили алименты по два рубля в месяц. Отчаяния не было, я знала, что выживу. Когда он умер, Наташа поставила ему памятник.
 
- А кто был второй муж?
 
- С Андреем нас познакомили. Он был к тому времени разведен, очень стеснительный и очень добрый. Человек был прекрасный. Мы жили счастливо, хотя тяжело материально - Андрей платил алименты первой семье. Родилась Юля.
 
- Как он отнесся к переезду в Минск?
 
- Нормально. Он считал, что я прирожденный лидер. Но в Минске он сломался. Андрей рано вышел на пенсию (служил в МВД) и в столице не нашел себя. Стал пить. Я ничего не смогла сделать, плакала, уговаривала, ничего не помогало. Так не могло дальше продолжаться, и я договорилась с прежней семьей, что его примут обратно. Мы мирно разделили имущество. Мне очень жаль, что он умер. Хотя разошлись мы несколько лет тому назад. Дочери Юле определили пенсию в связи со смертью отца. Мы решили отдать ее первой семье, там живут беднее. Когда позвонили его дочери, Юлиной сестре, и сказали об этом, она заплакала.
 
К МИНСКУ Я ТАК И НЕ ПРИВЫКЛА
 
- Чем будете заниматься, если снимут с должности?
 
- Уеду назад, буду шить (раньше я подрабатывала шитьем), без хлеба не останусь. К Минску я так и не привыкла, может, потому, что вижу его в основном сквозь окно машины.
 
- Сколько длится рабочий день.
 
- Выхожу из дома в 8 утра, возвращаюсь в 10 вечера, суббота всегда рабочая - можно спокойно поработать с документами.
 
- Но это жизнь, извините, рабочей лошади.
 
- А я другой не знаю. Мама работала на ферме дояркой, дома вела хозяйство, еще и шила, чтобы копейку заработать. Я с третьего класса ходила на ферму помогать. Отец в 16 лет ушел на фронт, всю жизнь работал без отпусков и выходных. Он на все руки мастер. Мои родители способные были к учебе, но не было возможности учиться. Они все сделали, чтобы мы с сестрой выучились.
 
- Кто вам дома помогает.
 
- Дочь Юлька по хозяйству крутится, ей уже 17.
 
- Но у нее же дискотеки, мальчики, юность, одним словом…
 
- Не делайте из меня монстра, у нее все есть.
 
- Почему домработницу не нанять?
 
- Для меня позор, чтобы кто-то за мной убирал. Я ж не калека, не больная.
 
- Советская вы женщина.
 
- В этом плане да.
 
НЕСКОЛЬКО ВОПРОСОВ О РАЗНОМ
 
- Вы хорошо зарабатываете?
 
- Да, но меньше, чем в других банках.
 
- Почему?
 
- Я не могу пока повысить зарплату ни себе, ни своим сотрудникам. Когда в стране зарплаты невысокие, сотрудники банка не могут жировать. В противном случае они обворовывают остальных. Главное, что у нас есть коллектив.
 
- Вы хотите построить капитализм с человеческим лицом?
 
- Я не хочу никакого капитализма. Капитализм - это эксплуатация.
 
- А когда ваши родители в колхозе за копейки работали - это была не эксплуатация?
 
- Это был другой мир, там я не руководила. А сегодня от меня многое зависит.
 
- Вам какие мужчины нравятся?
 
- Седые с голубыми глазами или ярко-карими.
 
- А среди наших важных персон есть красивые мужчины?
 
- Лучше помолчу, а то договорюсь. (Смеется.) Моя личная жизнь сегодня - дочери, зять и внук Никита.
 
- Что пьете?
 
- Могу и красное, и белое, и водку. Но редко и в меру.
 
- Самое сильное потрясение от фильма в последнее время?
 
- Недавно увидела фильм «Водитель для Веры», забыть не могу.
 
- Вы где одеваетесь?
 
- Покупаю белорусское, но радости мало.
 
- Почему не импортную одежду?
 
- Не по карману.
 
 
PS. Интервью брала ныне покойная журналист Анна Ляшкевич.
11:23 28/07/2011




Loading...


загружаются комментарии