Конец одной персидской сказки

Появившаяся информация о прекращении выполнения проекта по добыче нефти Беларусью в Иране стала такой же неожиданностью, как снег летом. "Белоруснефть" прекратило освоение иранского нефтяного месторождения Джофеир. Об этом первым сообщило персидское информагентство Mehr со ссылкой на источник в Национальной иранской нефтяной компании (НИНК).

Конец одной персидской сказки
Может ли происшедшее отразиться на других сферах белорусско-иранских отношений? На вопросы Euramost отвечает политический обозреватель Роман Яковлевский.
 
- Насколько неожиданной стала новость о расторжении контракта на первую фазу разработки белорусской компанией месторождения Джофеир?
 
- На протяжении чуть ли не года делались заявления разных чиновников в Минске и Тегеране, что вскоре состоится визит главы белорусского государства, приуроченный как- раз к торжественному открытию полномасштабной добычи нефти на этом самом месторождении Джофеир. Не все посторонние, особенно в Беларуси, лица почувствовали, что может скрываться за неоднократными переносами визита белорусского руководителя. Ведь заявления, обещания о визите в Иран делались на фоне непростых событий, которые происходили в обеих странах, что вынуждало их руководителей больше заниматься внутренними делами. Если не ошибаюсь, последнее известие о том, что этот визит состоится уже осенью, прозвучало из уст персидского посла в Минске и после телефонного разговора двух президентов. Визит должен был открыть, как обещали, сказочные нефтяные перспективы для Беларуси.
 
Но теперь, как оказалось, смысл визита потерял былое значение. И, насколько известно, не по причинам того, что работы по геологоразведки «Белоруснефть» сильно затруднили минные поля, оставшиеся после ирано-иракской войны.
 
По словам директора иранской государственной компании, «Белоруснефть» просто не выполняла условий контракта.
 
Можно напомнить, что контракт на 500 миллионов долларов на разработку месторождении Джофеир в юго-западной провинции Хузестан, на границе с Ираком, был подписан между NIOC и "Белоруснефтью" в сентябре 2007 года.
А последний рабочий визит первого вице-премьера Владимира Семашко в Тегеран и его встречи в руководстве Ирана оказались, судя по всему, действительно последними, а не подготовкой визита своего руководителя, как уверяла всех отечественная пропаганда.
 
- Но еще совсем недавно развитие отношений между Минском и Тегераном выглядело столь бурно, что наблюдатели не успевали отмечать, кто туда уехал, кто сюда приехал с визитами разного ранга. Как вы полагаете, интенсивность обмена визитами сохранится?
 
- Действительно, за визитами, к примеру, белорусских министров иностранных дел, обороны, других высокопоставленных чиновников ряд СМИ, другие заинтересованные стороны наблюдали с большим вниманием. Конечно, особенно вызывали определенную реакцию в мире те заявления, которые во время своих встреч делали президенты Беларуси и Ирана. Как известно, они затрагивали проблемы всего мироздания и миропорядка. Все это происходило на фоне эскалации противостояния Тегерана с Западом из-за ядерной программы персов.
Минск старательно демонстрировал свою всемерную поддержку иранской стороны. Порою, даже казалось, что в разнобой с позицией союзной Москвы. А для погруженного во внешнеполитическую изоляцию Минску была и остается очень важной та поддержка, которую ему оказывает Тегеран в таких международных организациях, как ООН, Движение неприсоединения и т.д. Кстати, в сентябре в Белграде должен пройти юбилейный форум глав внешнеполитических ведомств стран-участниц этого Движения. Следует отметить, что формальными и неформальными лидерами Движения неприсоединения стали наиболее радикальные страны – Куба, Иран, Венесуэла, Боливия. Как отмечают эксперты, это в перспективе может привести к большей политизации Движения и даже его радикализации. Нетрудно в этот перечень радикалов-антизападников добавить и нынешнюю Беларусь, у которой прекрасные отношения с группой этих стран. Беларусь единственная страна в Европе является членом этого Движения и не членом Совета Европы.
 
Но, не думаю, что после нынешнего «нефтяного развода» глава МИД Беларуси теперь будет себя чувствовать столь комфортно в общении с персидским коллегой, как это у него было до сих пор.   Стоить вспомнить, как господин Мартынов вместо ожидавшегося ответного визита в Израиль, в очередной раз оказался с визитом в Тегеране. И персы, и израильтяне оценили этот демонстративный «финт» каждый по-своему. Правда, у них политические системы не предполагают абсолютной президентской власти, как в Беларуси. Поэтому, срыв визита белорусского президента в Иран, безусловно, должен привести и к «охлаждению» двусторонних отношений в других сферах. Так что одной персидской сказке наступил конец —
 
- Белорусско-иранское сотрудничество в ядерной области тоже можно назвать концом  такой сказки?
 
- Помнится, иранская сторона выражала свое желание оказать всемерную помощь в строительстве первой белорусской АЭС. На это довольно сдержанно реагировали в Минске, оглядываясь, в первую очередь, на Москву- атомного монополиста этого проекта. При этом не стоит забывать и о тех мытарствах россиян, взявших на себя ответственность за воздвижение и запуск иранской АЭС в Бушере. Интересно, что замирение персов с россиянами по этой проблеме, которое недавно констатировал глава российского МИД Сергей Лавров, неким случайным образом, совпало с крушением белорусской нефтяной мечты в Иране.  Не исключено, что в таком совпадении найдутся желающие найти «руку Москвы», а не «ноги сбежавшего Минска». Россия ведь всегда противится любым попыткам потребителя диверсифицировать поставки энергоресурсов.
09:38 19/08/2011




Loading...


загружаются комментарии