Тотальная распродажа

Уже 17 лет диктатор Лукашенко свободно торгует людьми в центре Европы, калеча их судьбы.

Тотальная распродажа
Может, пора покончить с этим раз и навсегда?

И вот снова неслыханное «милосердие» КГБ и МВД. Вчера моих родителей уведомили о прекращении одного из возбужденных против меня на родине уголовных дел.

Бумажку принесли на дом. Даже не потребовалось идти на почту с удостоверяющим личность документом, как это обычно происходило каждый раз, когда мне приходила очередная отписка из силовых структур. Видно, очень торопились и решили обойтись без формальностей.

«Благая весть» пришла от капитана Дыщенко из Следственного управления предварительного расследования Главного управления внутренних дел Мингорисполкома.

«Уведомляем вас, что по уголовному делу номер 1001110362, возбужденному 20 декабря 2010 года по статье 293 УК по факту совершения массовых беспорядков уголовное преследование в отношении Радиной Н.В. постановлением от 23 августа 2011 года прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Постановление о прекращении уголовного расследование может быть обжаловано прокурору Минска.

Старший следователь СУ ПР УВД Мингорисполкома капитан милиции Д.В. Дыщенко».

Благодарствую, капитан Дыщенко. Услышав по телефону от мамы этот текст, я на радостях готова была бежать к белорусской границе. Но вовремя вспомнила, что после полутора месяцев в тюрьме ваши коллеги из МВД и КГБ не вернули мне паспорт – родные пограничники могут и не признать. А потом позвонили юристы и охладили мой пыл.

Прекращение уголовного дела по статье 293 УК («массовые беспорядки»), сказали они, не означает отсутствие уголовного дела по статье 342 УК («участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок»). Как известно, против Дмитрия Бондаренко, Ирины Халип, Анастасии Положанко, Владимира Некляева, Андрея Дмитриева, Александра Федуты, Виталия Рымашевского, Сергея Возняка, Павла Северинца, Сергея Марцелева дело за «массовые беспорядки» тоже было прекращено, но потом возбуждено новое.

И Бондаренко сегодня рискует стать инвалидом в Могилевской колонии, Северинец грузит ящики на «химии», а все остальные получили условные или с отсрочкой сроки и находятся под строгим надзором и постоянным прессингом со стороны КГБ. О возбуждении же нового уголовного дела, сказала мне адвокат, уведомлять никто не будет. Приедешь – сама узнаешь.

Еще у меня очень много вопросов к нынешним властям. Вот лишь некоторые из них:

Прекращены ли три уголовных дела, возбужденных в 2010 году по факту публикаций на сайте charter97.org?

Кто из КГБ и МВД извинится передо мной за избиение на площади во время освещения акции 19 декабря, проведенные в тюрьме КГБ полтора месяца в камере без туалета, где я зимой спала на досках на холодном полу, ночные допросы, давление, шантаж и угрозы? Может, сам председатель КГБ Зайцев, который угрожал кандидату в президенты Андрею Санникову убийством его жены и сына? Или, может, тот самый полковник КГБ, который говорил, что я выйду из тюрьмы лет этак через пять и не смогу никогда иметь детей, потому как окончательно потеряю там здоровье?

Кто из КГБ и МВД извинится перед моей матерью, которая на больных ногах таскала мне в СИЗО тяжелые сумки с передачами, выплакала все слезы, посадила окончательно сердце, пока я сидела в тюрьме и в «ссылке» в ожидании суда и под строгим надзором?

Кто извинится перед моими родителями за учиненный в их доме обыск после моего отъезда и перед моим племянником, у которого отобрали компьютер и не вернули до сих пор? Перед всеми моими родственниками, которых таскали на допросы, пытаясь узнать, кто из них мог вывезти меня из страны?

Кто извинится перед волонтерами сайта charter97.org, которых арестовали в ночь на 20 декабря на 15 суток только за то, что они работали вместе со мной в редакции?

Когда вернут изъятые во время обысков у меня в квартире и в редакции сайта charter97.org в течение 2010 года 19 компьютеров?

И, наконец, сколько уголовных дел возбуждено, пока я работаю за границей? Сколько «светит» только за один заголовок «Пациент не пришел в сознание»? За то, что ваше зверство в отношении инакомыслящих мы называем зверством, пытки – пытками, Лукашенко – диктатором?

На сколько посадят за то, что я призываю Европу ввести против режима Лукашенко экономические санкции? Когда я вышла из тюрьмы, после первой же статьи с таким призывом за мной приехала милиция и отвезла в кобринский КГБ, где оперативник из Минска предупредил, что еще один призыв к санкциям – и айда обратно в тюрьму. Тогда я и получила свой «волчий билет» - запрет писать статьи, содержащие «оценочные суждения».

А сколько грозит за подтверждение того факта, что в тюрьме КГБ пытали людей? Конечно, сейчас военная прокуратура проводит «расследование». Но тем, кто давал показания о пытках, подсовывали бумагу с предупреждением об уголовной ответственности за «заведомо ложный донос». Как абвер расследует пытки в гестапо – хорошо известно. И что, после окончания «следствия» все мы станем «заведомо ложными доносчиками»?

И, наконец, когда в КГБ и МВД проведут независимое расследование смерти моего коллеги, основателя сайта charter97.org Олега Бебенина и найдут того, кто его убил, сфальсифицировав улики под версию «самоубийство»?

Вопросов много - ответа, боюсь, не будет от этих людей и от этих властей.

Режим Лукашенко подыхает без денег и готов продавать нас снова и снова Западу.

Анатолий Лебедько вот очень обрадовался прекращению против него тоже одного из уголовных дел и даже назвал себя победителем. А я вот себя в этой ситуации чувствую не победителем, а живым товаром, который решили продать в обмен на западную благосклонность, выраженную в денежных знаках столь необходимых сегодня кредитов.

Надеюсь, Запад на это не купится, потому что в тюрьмах остаются десятки политзаключенных, в «деяниях» которых тоже не было никакого состава преступления! Только Андрей Санников, Дмитрий Бондаренко, Александр Отрощенков, Федор Мирзоянов, Никита Лиховид, Николай Статкевич, Илья Василевич, Дмитрий Усс, Андрей Протасеня, Дмитрий Дашкевич и многие другие продолжают оставаться в тюрьмах. Сегодня их них выбивают прошения о помиловании – чтобы тоже продать Западу, предварительно поставив на колени. А потом снова и снова арестовывать, потому что они так или иначе мешают диктатору усидеть на его троне.

Вот так евросоюзовские чиновники ходят с Лукашенко по кругу все 17 лет, забывая, что он самозванец, удерживающий власть вооруженным путем.

Кто даст гарантии, что, вернувшись на родину, я не буду снова арестована за работу редактором сайта charter97.org? Или не будут арестованы, вернувшись, мои коллеги и друзья Федор Павлюченко, Николай Халезин, Наталья Коляда, Павел Маринич, Евгений Афнагель, домой к которым приходили в ночь на 20 декабря с обысками? Которых искали все эти месяцы спецслужбы, терроризируя их семьи? Против них возбуждены уголовные дела или закрыты?

Или нас пытаются заманить в Беларусь, как в советские времена заманивали эмигрантов, уверяя, что в «империи зла» полная свобода, и рисуя для Запада картину «Блудные критиканы осознали ошибку и возвращаются»?

В свое время большевики заманили в Советский Союз Максима Горького, уехавшего от них спокойно работать на Капри. После этого Горький очень быстро умер при невыясненных обстоятельствах. До самой смерти писатель находился под таким надзором НКВД, что даже большой друг СССР Луи Арагон не смог добиться с ним встречи.

Но мне больше нравится история с Иваном Буниным. Ему обещали, что в СССР будут встречать колокольным звоном. На что Бунин ответил: «У вас запрещен колокольный звон»…
09:39 26/08/2011




Loading...


загружаются комментарии