Анастасия Положанка и Ирина Халип: Лукашенко сажает, но не за стол переговоров

Пообещать и не сделать трудно только в первый раз. Потом - привыкаешь.

Вот и Александр Лукашенко привык. Мы все долго слушали его речи и интервью: вот сейчас я освобожу политзаключенных, нечего им там государственную баланду жрать, и вообще в тюрьмах достойные люди сидят, и этим отморозком здесь не место! За последние два месяца эти лживые слова звучали как минимум трижды. И сразу же белорусское демократическое сообщество начинало обсуждать, в какой из ближайших дней политзаключенные будут освобождены. Но дни шли, потом все забывалось, а потом сказка про белого бычка начинала звучать с самого начала. Люди действительно ждали знака, с которого начался бы отсчет последних минут до скорого возвращения наших близких.
 
Но что-то проходит время, забываются речи, интервью идут в архив - а близких наших дома как не было, так и нет. Конечно, в некотором смысле Лукашенко ведет себя последовательно: он действительно сажает. Но не за стол переговоров, а в тюрьмы. И вот уже к узникам Площади добавился Алесь Беляцкий. Его, кстати, арестовали, когда Лукашенко уже дважды пообещал освободить политзаключенных. Или, может, там, на Володарке, теперь диалоги с властью проходят? Проходят, конечно, но только в форме допросов.
 
Теперь Лукашенко созывает всех за круглый стол. Не верьте! У него уже была такая возможность. Он мог сделать это 252 раза - именно столько дней прошло после массовых арестов 19 декабря и последующих репрессий. И если он действительно хочет собрать людей для переговоров за круглым столом, то даже говорить об этом он имеет право только после безусловного освобождения и оправдания всех политзаключенных. Правда, скорее всего, это безобразная ложь или премьера очередного фарса на сцене МВФ.
 
Мы обращаемся к белорусскому демократическому сообществу: не поддавайтесь на провокации, не будьте наивными, не дайте себя снова обмануть. Если власть искренне хочет совместно вытаскивать страну из политической и экономической трясины, она должна сделать единственный шаг: немедленно освободить всех политзаключенных. И тогда ей будет гораздо проще выходить из кризиса. Остаются политзаключенные - нет никакого диалога, и даже теоретических дискуссий на тему "можно или нельзя" быть не может.
 
Нельзя, господа, нельзя! Не может быть диалога за счет живых людей, которые сейчас страдают в тюрьмах. Мы знаем это точно. В то время, когда мы сидели в СИЗО КГБ, мы знали, что если в это время кто-нибудь сядет разговаривать "за жизнь, за экономику" с режимом, это будет предательством. Сейчас в тюрьмах остались наши близкие. И пока они и еще десятки политзаключенных остаются там - даже мысли о возможности такого диалога будут предательством.
19:23 29/08/2011




Loading...


загружаются комментарии