Игар Макар: Видимо, меня подозревают в подготовке боевиков

Бывший "алмазовец" и охранник Козулина рассказал "Еврорадио", что ему в 2006 году предлагал министр Наумов и почему его сейчас пытаются достать через сестру.

- Что стало причиной вашего отъезда из страны?
 
- Еще перед выборами (президентскими 2006 года — Еврорадио) на меня началось сильное давление: спецслужбы интересовала информация и компроматы. Им нужно было от Козулина избавиться как от какого-то конкурента или лидера. Меня склоняли к сотрудничеству. У меня была встреча с самим министром МВД Наумовым. Во время встречи он мне конкретно сказал: "Возьмем его (Александра Козулина — Еврорадио), займемся им. А ты будешь как изгой ходить". И после этого я должен был отдать им весь компромат.
 
- Выборы прошли и мы знаем, чем они закончились для господина Александра. А каким был ваш дальнейший путь?
 
- Перед моим отъездом мы встречались с послами Евросоюза. Были послы Англии, Франции, Польши, Литвы и Чехии. И сам Александр Владиславович попросил моей защиты — и я уехал в Литву. Меня вывезли в Москву на дипломатической машине, а оттуда — в Литву, где я получил международную защиту.
 
- Чем вы жили эти годы, чем занимались?
 
- Я уехал в Германию. Там много моих знакомых сейчас, у них там бизнес. Они взяли меня на работу, поддерживали. Теперь у меня есть своя компания, свой бизнес. С политикой меня сейчас ничего не связывает.
 
- После отъезда вы со своими родственниками какие-нибудь контакты поддерживали?
 
- Конечно.
 
- Когда начались неприятности у ваших родных, которые остались в Беларуси?
 
- С сестрой получилось так: несколько недель назад она мне позвонила и сказала, что ей стали приходить повестки. И после второй или третьей повестки к ней приехали люди в форме и забрали в РОВД, и там начали допрашивать. Но на самом деле над ней просто насмехались. У нее больное колено, болит сильно, а ей три часа не разрешали сесть. Какой-то милиционер сказал: "На площади стоять и хлопать в ладоши колено не болит!". Потом начали требовать, чтобы рассказала, где брат, чем занимается. А напоследок сказали, что если что, то у нее не будет ИП, что жить трудно будет и что вечером ей лучше не ходить. Сестра рассказала, что очень было плохо, что забрали телефон, прочитали все мои смс — они уже знают мой телефон. И я не стал думать, зная все, что творят у вас. Да и думать не было времени — я не могу, когда мне сестра звонит в слезах, я сразу начинаю действовать. Я сказал: "Ольга, надо уезжать. Ничего хорошего не будет, а, не дай Бог, еще что-нибудь случится". Ответ был положительный. Моей сестре сейчас 30 лет и у нее маленький сын, которому 7 лет. Я позвонил в турфирму и спросил, в какую страну Евросоюза можно вылететь максимально быстро. Был тур в Лондон на 28 августа. Я его сразу же выкупил и они вылетели.
 
- Какой, на ваш взгляд, смысл в таких действиях милиции? В чем они вас подозревают: что вы, как специалист, бывший "алмазовец", готовили каких-то боевиков и засылали сюда в Беларусь?
 
- Я был профессионалом во всем: я и стрелял, и бегал, и прыгал, и в соревнованиях участвовал. И в команде Козулина со мной пытались разговаривать — там прекрасно знали, что если я стану кого-то готовить, то все будет нормально. Но Козулин решил, что никого не надо готовить — он надеялся только на себя. А сейчас, когда в стране начались акции протеста, положение в стране вы сами знаете какое, мне кажется, что именно из-за этого все и началось. Именно после этих взрывов, этих акций начались непонятности с моей семьей. Если же говорить совершенно откровенно, то еще до моей встречи с Наумовым я встречался с тогдашним командиром отряда ("Алмаз" — Еврорадио) Николаем Карпенковым. И он мне сказал: "Игорь, не надо никого готовить! Мы знаем, что приехали какие-то люди, ты из них готовишь боевиков. Зачем тебе это надо? Не занимайся этим!". А потом посоветовал мне подумать о моей матери, пожалеть ее. Такая угроза была. И я думаю, что сейчас такая же ситуация — меня в этом подозревают. Особенно с учетом того, что раньше мне это было сложнее делать, а теперь, дескать, мне это проще делать, потому что я не нахожусь в Беларуси.
 
- Ваша сестра прилетела в Англию — и что она прежде всего сделала?
 
- Я посоветовал ей сразу подойти к полицейскому и попросить, чтобы отвели в "Хоум-офис" и просто попросить политического убежища. Как она потом рассказывала, ее отвели в какую-то комнату, где даже окон не было, и проверили все вещи полностью. Потом убедились, что это ее ребенок, так как если бы это был не ее сын, то это сразу тюрьма в Англии. Только потом отвели ее в "Хоум-офис", где отношение сразу изменилось: ребенку дали игрушки, ее успокоили. Сейчас ей уже дали квартиру и все у них нормально. На 13 сентября ей назначили рассмотрение ее дела. Там сестра будет предоставлять документы, которые от меня получила: письма поддержки Шушкевича, Михалевича, различных организаций международных. И потом, в срок от недели до трех, она получит ответ.
 
- А если вдруг ей не дадут статуса политического беженца — сразу депортация?
 
- Если ей не будет предоставлен этот статус, то у нас есть время обращаться в суд. Тогда уже суд рассматривает все документы и есть возможность получить если не международную, то английский защиту. И тогда ей разрешают жить на территории страны, дают вид на жительство, а потом можно подавать документы на гражданство.
17:39 12/09/2011




Loading...


загружаются комментарии