Лебедько: Не сегодня, так завтра, но освобождать политзаключенных все равно придется

На днях Александр Лукашенко заявил, что не собирается идти на переговоры с оппозицией. Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько говорит в интервью Euramost.org, что "все это было предсказуемо".

- Конечно, то, что никакого диалога не будет, было абсолютно предсказуемо, - говорит Анатолий Лебедько. – Хотя, на мой взгляд, после предложения представителям всех политических лагерей сесть за "круглый стол" для выработки мер по улучшению ситуации в стране оппозиция поступила тактически правильно. Мы заявили, что реагировать на это предложение можно только тогда, когда будем владеть информацией о целях и задачах мероприятия, его формате и порядке дня. Что же касается взаимодействия властей и оппозиции, нами было сказано, какой формат нами приемлем. Это прямые переговоры при возможном участии ответственных международных структур с ясным и понятным порядком дня. И главным условием должны быть свободные выборы и освобождение всех политзаключенных. Вот эта сформулированная позиция, наверное, и спровоцировала белорусскую власть на нынешнее заявление.
 
- Но еще совсем недавно говорилось о проведение "круглого стола"…
 
- Мы уже привыкли к тому, что сегодня может заявляться одно, а уже завтра – совершенно другое. Но, повторюсь, видимо, кому-то не понравилась та позиция, которую заняли политические партии и те переговоры, которые прошли в Варшаве, когда был достигнут консенсус и внутри белорусской оппозиции, и среди многих стран Запада. Белорусская власть получила ясное послание, которое для нее неприемлемо.
 
- Как вы думаете, белорусская власть вообще заинтересована в диалоге с оппозицией?
 
- Она заинтересована улучшить финансовое благосостояние, которое, простите за каламбур, в очень плохом состоянии. И только в этом контексте, возможно, рассматривает какие-то возможные контакты с оппозицией. Но нет стратегии, чтобы строить новую Беларусь с совершенно другой экономикой, контролем за действием властей со стороны общества, оппозиции. Другое дело, что экономическая ситуация заставляет их делать какие-то заявления, от которых затем так же быстро и отказываются.
 
- Могут ли некоторые представители оппозиции пойти на переговоры с властями?
 
- Каждый в Беларуси может назвать себя оппозиционером. Оппозиция – это не чья-то интеллектуальная собственность, здесь нет контрольного пакета акций. Но, на мой взгляд, оппозиция – это все-таки те политические структуры, которые реально участвуют в политической жизни. Другой вопрос – насколько эффективно. Сегодня в Беларуси семь политических организаций заявили о своем отношении о перспективах диалога с властью. Хотя могут найтись и какие-нибудь личности, для которых приемлем такой диалог. Но это скорее не политическая оппозиция, а отдельные структуры, которые хотят "щипать травку" на лужайке возле Красного дома на коротком поводке.
 
- Исходя из заявления о том, что с оппозицией никакого диалога не будет, равно как и торга политзаключенными, можно ли предположить, что освобождение последних откладывается на неопределенный срок?
 
- Конечно, сегодня никто не может назвать точную дату освобождения. Но без решения этого вопроса белорусская власть не сможет вернуться в ситуацию, которая была до 19 декабря. Без этого не может быть хороших взаимоотношений с Европой, и, как итог, - нет возможности проводить традиционную политику заигрывания с Западом в пику России. Здесь одна проблема создает другую. Так что освобождать политзаключенных придется. Не сегодня, так завтра.
11:28 13/09/2011




Loading...


загружаются комментарии