Бородач: Аргументы следствия по делу теракта несостоятельны

Полковник спецслужб Владимир Бородач "без эмоций, не углубляясь в детали, во имя истины и справедливости" продолжает  анализировать официальную версию событий 11 апреля, когда в минском метро произошел взрыв, признанный террористическим актом.

Бородач: Аргументы следствия по делу теракта несостоятельны
Как отмечает Бородач, "основные аргументы следствия причастности Коновалова в качестве не мотивированного заказчика, организатора и исполнителя терактов 2005г., 4 июля 2008г. и 11 апреля 2011г. не изменились":
 
1. Мотивов, заказчиков, организаторов преступления, исполнителей нет. Всё в одном лице - в Коновалове.
 
Первый аргумент, мягко говоря, не убедителен. У всех преступников, даже одиночек (Михасевича, Чикотило,  Лектора…) имеются собственные мотивы и цели совершения преступлений. У одиночек орудия преступлений доступны, примитивны и не требуют особой  изобретательности. Они не пытаются изнасиловать, убить свои жертвы на глазах президента или всей страны.
 
"Взрывы 2008-2011г.г. являются результатом проведения спецопераций, организованны и исполнены профессионалами высокого класса под прикрытием влиятельных работников спецслужб (особенно двойной взрыв 4 июля под «ногами» у А.Г.Лукашенко). После чего он пошел на место взрыва, зная, что третьего не будет. В таких случаях спецслужбы не занимаются этим без  соизволения заказчика", - пишет Бородач.
 
Эксперт напоминает, что после данных взрывов, все лица, отвечающие за безопасность страны, поощрены (пошли на повышения: генералы Жадобин – в то время председатель КГБ возглавил Совет Безопасности Беларуси, Зайцев – занял его место, Кулешов – вскоре министр МВД). В.Лукашенко стал фактически вторым человеком в Беларуси, заняв место ранее всесильного Виктора Шеймана. Допустив второй взрыв в метро, они необоснованно (вместо отставки) еще более укрепили свои позиции.
 
2. Цель - "дестабилизация общественной обстановки с целью устрашения населения".
 
"Второй довод следствия лишь подтверждает политическую направленность взрывов. После них решались политические задачи в целях укрепления существующего режима, отвлекалось внимание от решения острых социально-политических проблем (смена в высшем эшелонах власти и укрепление позиций «семьи», оправдание жестокости 19 декабря, запугивание протестного электората). Но причем здесь  совершенно аполитичный Коновалов?"
 
3. Видеозапись следования Коновалова к месту взрыва на станцию Октябрьская. Фото при выходе из метро.
 
"Видеозапись в данном случае скорее указывает на то, что данный человек шел на встречу, звонил по телефону, не спешил, ждал клиента. По силуэту невозможно установить личность. Очевидцы в метро описывают подозрительного человека кавказской внешности (явно не Коновалова), который поставил сумку под скамейку. Фоторобот мы видели, и он появился явно не по просьбе Коновалова с целью сбить след следователей. Это был результат работы следствия по горячим следам. Время сделанного фото Коновалова на выходе из метро не известно, кроме того, не видно выбегающих из метро  испуганных, возбужденных  людей. Взрыв был рядом".
4. После составления фотороботов  Коновалов и Ковалев были обнаружены, опознаны и захвачены бойцами "Алмаз".
 
"Потрясающий успех: 17 часов 56 минут 11.04.2011г. – взрыв, в 21.00 12.04.2011г. – арест, 5.00  13.04.2011г.- преступление раскрыто. Как это было. Следствием по горячим следам со слов очевидцев на месте преступления был составлен другой фоторобот (человек кавказской внешности). На Коновалова и Ковалева были составлены фотороботы одновременно, но гораздо позже. Напрашивается  вопрос  где, кем, с чьих слов и когда. Вместе Коновалова и Ковалева в это время не было в метро с сумкой. Весь мир видел на видео только одного человека с сумкой. Фотороботы подсудимых были составлены после их ареста  (через 28 часов после взрыва) или еще до взрыва при разработке спецоперации.
 
На основании, каких данных их реально обнаружили и задержали? Данными фотороботов не воспользовались, и органы не обращались за помощью к населению. Потому что уже до ареста «жертвы» находились под контролем. Но в заблуждение  вводилось не только общественность, но и Интерпол. Не прошло и суток, как официальные органы выслали фоторобот  Коновалова  в Интерпол (в то время, когда «Алмаз» ехал на задержание) … В Интерпол фоторобот был выслан, я полагаю, для международного розыска, но дома его не искали.  Наши люди увидели эти фотороботы. Кто устраивал эти жмурки?"
 
5. Признания Коновалова  через 7 часов после ареста в совершении преступлений с целью "войти в историю Беларуси в качестве террориста".
 
"Уже после дачи "признательных" показаний выдвигались несуразные версии преступлений, демонизировались фигуранты по делу. После "чистосердечных признаний" подсудимый Коновалов попадал в больницу, не мог передвигаться самостоятельно, избивался сокамерниками. Чего он еще не сказал для "истории"? Скорее менялись первоначальные показания Коновалова, данные им на видеозапись следствия".
 
6. Ключевым  и основным доказательством следствия причастности подсудимого к взрывам 4 июля и 11 апреля является отпечатки пальцев Коновалова на неразорвавшемся пакете взрывного устройства 4 июля 2008 года.
 
"Бесспорный факт поражает и убеждает даже шефа Интерпола господина Рональда Ноубла. Но кто так искусно сделал отпечаток пальца и надежно заклеил его для сохранности скотчем? Но этот пакет не взорвался. Опять-таки, это не доказывает то, что второй взрыв спустя 2 часа произошел по вине Коновалова. Представьте себе среди огромного количества представителей служб безопасности страны в месте, где в то время лично отдыхает один их самых охраняемых в мире президентов и каждый второй "отдыхающий" в погонах, свободно гуляющего Коновалова с двухлитровым и однолитровым пакетами сока, напичканных ВВ и металлом, обмотанными скотчем? Кто был пьян, Коновалов или служба безопасности?"
 
7. Еще одним доказательством причастности данного лица к взрыву в метро является применение здесь такого же ВВ "не имеющего аналогов", как и во время взрыва 4 июля.
 
"Генерал Зайцев утверждает: "Теракт в минском метро был совершен с использованием ранее неизвестного взрывчатого вещества" (ложь). По его словам такое же вещество было применено и при взрыве в Минске в 2008 году и аналогов ВВ не удалось обнаружить "в данных ни одного из государств" (откровенная ложь, опровергаемая даже официальными  экспертами  в 2008 и 2011г.г.). Далее он продолжает:"Одного грамма использованного вещества хватит для того, чтобы оторвать кисть руки" (правда). А сейчас вспомните сумку, который еле тащил представленный нам на видео террорист (ее вес  20-30кг). Если бы там было указанное Зайцевым ВВ, то никого живым из метро не вышел, колонну снесло бы как карандаш. Тротиловый эквивалент заряда составил бы не менее 40 кг.
 
Экспертами обнаружено в метро наличие элементов тротила, уротропина, селитры, порошка алюминия. Здесь использовалось ВВ пониженной мощности, взрыв которого  без дополнительного заряда не возможен. У кого купил Коновалов тротил для взрыва в метро, где он купил электродетонаторы, приемные и передающие устройства, о которых не сказано в знаменитом творении  А.Шведа.  Следствие упускает основные вопросы.
 
По данным МВД в 2008г. использовалось  взрывчатое весчество на совершенно другой основе именуемое в народе "киса" или "триперикись" ацетона, которое взрывается от искры, удара. Кстати, ничего общего между этими взрывами не обнаружили зарубежные эксперты и Интерпол. Связи между взрывами нет, об этом говорит беспристрастная к конкретному следствию криминалистическая наука.
 
Выдвинутые доводы обвинения не только не состоятельны и абсурдны, но они требуют возбуждения новых уголовных дел, связанных с ведением самого следствия.
 
У подсудимых не было ни необходимой квалификации, ни материальных возможностей, ни надлежащего документального прикрытия и влияния на службы безопасности для самостоятельного совершения подобных взрывов.
 
Главный подозреваемый в организации теракта в минском метро – Дмитрий Коновалов – все-таки сдавал в милиции отпечатки пальцев еще в 2009 году. Это же подтверждают офицеры той части, в которой он служил  (Межицы под Лепелем). В архиве в личном  деле Коновалова обнаружена была справка о том, что молодой человек проходил дактилоскопию. Сотрудники КГБ даже нашли того милиционера, который "откатал" у призывника отпечатки.  Милиционер на допросах в КГБ рассказал, что к нему пришел какой-то большой  чин и "попросил" удалить из базы данных отпечатки Коновалова.
 
После взрыва 2008 г. правоохранительные органы в прямом смысле перевернули всю страну с этими отпечатками пальцев, в срочном порядке парламент принял даже специальный закон о принудительной дактилоскопии. Миллионы мужчин прошли эту процедуру, но единственный человек, ради установления которого была устроена эта вакханалия, не был найден. Витебский токарь  просто так "обманул" всю огромную белорусскую карательную систему?"
 
Как считает Бородач,  белорусов «сбивает с толку тот факт, что КГБ и МВД с одной стороны ищут преступников, с другой стороны их скрывают», прикрываясь "козлами отпущения".
 
"В нашем случае это Ковалев, ибо Коновалов косвенно сотрудничал с данными людьми и торгуется сейчас с ними. И чем ниже уровень развития данных жертв, тем легче их обработать, склонить к сделке  и нарисовать им оптимальный выход при сотрудничестве. Эти «овцы» приходят в себя после вынесения им высшей меры наказания. Но поздно. Если бы на подобное «сотрудничество» пошли все пять арестованных по данному делу, сидело бы куда больше людей.
 
Специалисты шли по следам преступления не только по наводке Лукашенко и Зайцева с их намеками на неординарность токаря с электриком и их способность изготавливать "не имеющее аналогов ВВ", но и по науке. Им указывали идти на Витебский завод, где работали "парни для заклания", там делают шарики, есть арматура…  Но шариков не было на месте преступлений и они вышли на Барановичский  завод, где обрабатывается металл делаются другие детали".
 
Эксперт "Белорусского партизана" обращает внимание на очень важную для суда деталь, к которой не имеют ни какого отношения подсудимые:
 
"На хлопчатобумажном объединении в этом же городе с  понедельника работала специальная комиссия по расследованию теракта в минском метро. Ревизия затронула и химические производства — например, отделочную фабрику, на которой отбеливают и красят ткань. Это вызвано тем, что эксперты на месте взрыва в метро установили наличие во взрывчатом веществе элементов алюминиевого порошка, селитры, уротропина, тротила…  Данный тип алюминиевого порошка используется при изготовлении красителей. В метро использовалось взрывчатое вещество пониженной мощности, где одним из компонентов был алюминиевый порошок. Это еще раз подчеркивает существенную разницу между взрывами.
 
Так что география компонентов ВВ гораздо шире территории города Витебска где горбатились за станками на заводе эти парни. Мы не говорим сейчас о географии всех компонентов  взрывчатых веществ, взрывателей, детонаторов и часовых механизмов, приемных и передающих радиоустройств, о чем не упоминается даже следствием. Ибо всем станет очевиден суперпрофессионализм подсудимых, который они даже при желании не смогут объяснить в застенках и подтвердить".
 
Однако по "современному уголовно-процессуальному законодательству возвратить это уголовное дело на дополнительное расследование суд уже не может, как бы безобразно оно проведено не было и дело придется рассматривать в таком сомнительном виде, в котором оно поступило в суд",  пишет Бородач.
 
"По закону и собственно логике, если дело расследовано так бездарно и противоречиво и объективные доказательства вины не получены, суд обязан выносить оправдательный приговор. Но в Беларуси количество таких приговоров не укладывается даже в размер статистической погрешности, а приговоры наши судьи, как правило, списывают с флэшек следователей.
 
Есть большие сомнения в том, что  последняя инстанция предоставит нам истину по данным материалам следствия.
 
Если на процессе постоянно будет присутствовать независимый журналист, то мы установим истину. Хотя у властей есть огромный опыт из открытых делать совершенно не доступные процессы", - заключает Бородач.
13:19 13/09/2011




Loading...


загружаются комментарии