Чаусов: У России есть желание накинуть на Беларусь кредитную удавку

Как заявил заместитель председателя премьер-министра Беларуси Сергей Румас, Сбербанк России выделит ОАО «Беларуськалий» 1 млрд. долларов кредита без требования залога акций. Что стоит за этой «благотворительностью»? Об этом корреспондент Euramost.org беседует с политологом Юрием Чаусовым.

«В целях стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке достигнуто соглашение со Сбербанком России о привлечении открытым акционерным обществом «Беларуськалий» кредитных ресурсов в объеме 1 млрд. долларов», - сказал Сергей Румас. Он также подчеркнул, что при этом в соответствии с договоренностями предоставление в залог акций «Беларуськалия» в качестве обеспечения возврата кредита не предусматривается.
 
Напомним, что несколько ранее глава Сбербанка Герман Греф на встрече с российским премьер-министром Владимиром Путиным сообщил, что Сбербанк России и Deutsche Bank предоставят «Беларуськалию» кредит под обеспечение в виде экспортных контрактов и залог 35% акций белорусского предприятия. «Мы приняли решение по предоставлению одному из крупнейших предприятий белорусской промышленности «Беларуськалий» совместно с Deutsche Bank кредита на 2 миллиарда долларов, - заявлял Греф. - Для Беларуси это, конечно, непростой период времени, но для нас это достаточно надежный, хороший кредит. Все это делается по всем международным стандартам вместе с нашими западными партнерами. Конечно, в этот сложный период времени это очень сильно поможет экономике Беларуси в преодолении кризиса».
 
- Думаю, за решением российского Сбербанка выделить миллиардный кредит стоит решение белорусской стороны не делать завуалированную продажу «Беларуськалия» в виде залога, - говорит Юрий Чаусов. – Не знаю подробностей, но обсуждался вариант, что в качестве залога выступит будущий доход «Беларуськалия» от продажи своей продукции. То есть, не сами рудники, а доход от них. Скорее всего, такое изменение условий будет также связано с увеличением кредитных ставок в данной кредитной линии, потому что меньший материальный залог. Это связано с более непредсказуемыми рыночными рисками, хотя конъюктура на калийном рынке в принципе способствующая. И в связи с изменением условий очевидно, что Deutsche Bank на такие условия не пошел, а кредитором выступила только российская сторона. Это очередной не выгодный для Беларуси, но выгодный для сегодняшней белорусской модели управления кредит. Не случайно, что сообщение об этом кредите приходит накануне проведения дополнительной сессии на валютном биржевом рынке. У нас появится еще один валютный курс, а значит их уже станет три – официальный, рыночный и государственный полурыночный. Чтобы удерживать последний в более-менее разумных пределах и нужны подобного рода срочные кредиты, чтобы иметь какой-то валютный резерв для выброса его на рынок для поддержания курса.
 
- То есть, «Беларуськалий» выделенных ему кредитных денег так и не увидит?
 
- А руководство предприятия еще летом говорило, что им этот кредит не нужен, когда речь шла о консолидированном кредите немецкого банка и российского. Сейчас, думаю, ситуация не изменилась. «Беларуськалий» в данном случае выступает как донор белорусской экономики в отложенном времени. То есть, даже будущие доходы предприятия изымаются в виде залога под кредит для того, чтобы обеспечить существование белорусской экономики здесь и сейчас. Точнее – даже не экономики, а административно-командной модели руководства экономикой. Это попытки отложить банкротство данной модели еще месяца на два. Примерно на такой период времени может хватить российского кредита, чтобы покрывать нужды белорусского руководства и Национального банка в построении «потемкинских деревень». Много говорят о таких «деревнях» в политическом русле, но в экономике поддержка курса является такой же «потемкинской деревней». Хотя все уже понимают, что рано или поздно, но надо будет посмотреть реалиям в глаза. Ведь Беларуси уже даже не дают столько кредитов, чтобы покрывать выплаты по прежним кредитам. Я не знаю, как в ближайшие два года с сегодняшним белорусским кредитным рейтингом можно будет профинансировать обслуживание прежних кредитов. В стране даже государственные чиновники заявляют об этом, произнося публично страшное слово «дефолт». Фактически страна живет в предчувствии дефолта.
 
- Одним словом, разговор не идет о том, что Россия безвозмездно решила помочь белорусской экономике?
 
- Если вы отдолжаете деньги другу без процентов – это, безусловно, благотворительность. Но, если мы отдолжаем деньги предприятию, которому эти деньги не нужны, и знаем, что они – для других нужд, то, безусловно, ни о какой благотворительности речь не идет. Сбербанк России – это не только коммерческая организация, но связана еще и с правящими российскими кругами. Совершенно очевидно, что у России сейчас есть желание накинуть на Беларусь кроме энергетической удавки еще и кредитную. Такая схема продолжается не первый сезон. Большинство кредитов, которые мы обслуживаем, связаны именно с Россией. Так что в данном случае в выделении этого кредита большую роль сыграл и политический фактор. Ведь немецкий банк отказался от этого проекта.
 
- В январе этого года на совещании с правительством Александр Лукашенко сказал буквально следующее: «Никаких печатаний денег, заимствований. Хватит. Страна выходит из кризиса»…
 
- И правильно говорил. Потому что, повторюсь, в сегодняшних условиях кредиты для Беларуси – слишком дорогое удовольствие. Кредиты хорошо брать, если ты состоятельный. Скажем, человек взял потребительский кредит и подсчитал, что он сможет и проценты выплачивать, и на жизнь ему денег будет хватать. Беларусь сейчас не в такой ситуации. У нас ситуация, когда кредиты берутся на то, чтобы спасти модель, которая фактически оказалась банкротом и показала свою неэффективность. Они берутся на поддержание недееспособной модели. То есть, на политическом уровне признается, что кредиты брать не надо, но их берут. Государство существует за счет новых и новых кредитов или продажи «фамильного серебра», что тоже противоречит национальным экономическим интересам. Это попытки отодвинуть на время неизбежное в надежде, что произойдет чудо, которого даже и не предвидится. Нам рассказывал «сказки» господин Прокопович, о том, что никакой разовой девальвации не будет, тот же господин Румас заявлял, что валюта в обменниках появится еще весной… Достаточно посмотреть хронологию обещаний государственных чиновников о стабилизации на валютном рынке, чтобы все понять. Население уже серьезно не относится к этим обещаниям и не особо верит национальной валюте. А недоверие к национальной валюте – это прежде всего недоверие к тому курсу, которое проводят сегодняшние правители. Не только к экономическому, но и политическому.
15:53 13/09/2011




Loading...


загружаются комментарии