Суд по делу о терроризме. Первые вопросы

Продолжается суд по делу о теракте в метро 11 апреля. Обвиняемые частично признали свою вину, но вопросы к суду остаются.

Во-первых, почему-то  в зале запрещена видео и фото съемка процесса. Если Лукашенко нечего скрывать, если действительно на скамье подсудимых те, кто взорвал бомбу, то почему скрывают их показания и скрывают сам судебный процесс?

Так было в деле Игнатовича, которого обвиняли в похищении и убийстве Дмитрия Завадского. Суд прошел в закрытом режиме. Игнатовичу дали пожизненный срок, но никаких доказательств его вины никто не услышал.

Сейчас история повторяется. Нам показали Коновалова и Ковалева, но сам ход процесс закрыли от журналистов.

Есть и другие странности.

Потерпевшие  Крутой и Саякян заявили на судебном заседании о необходимости  предоставить им дополнительного времени для изучения материалов уголовного дела. Однако суд  им отказал, т.к  им  уже давали три дня, за которые они должны были прочитать 550 томов. Тем самым суд нарушил закон и ущемил права потерпевших.

Владислав Ковалев просил предоставить ему время для общения с адвокатом. Ему обещали дать время попозже, но так этого и не сделали.

Государственный обвинитель, несмотря на ходатайство защиты, не стал оглашать обвинение в полном объёме. Более того, после перерыва заместитель генерального прокурора Стук заявил, что, возможно,  он при чтении обвинения допустил ошибки. На вопрос одного из потерпевших - "Могут ли быть ошибки в данных и цифрах? " -  пояснил,  что,  возможно,  он допустил ошибки в датах. Поскольку Стук не пояснил,  где именно он допустил ошибки при оглашении обвинения, то неизвестно,  в какой части обвинение является верным, а в какой – нет.

Председательствующий Федорцов забыл предоставить защите право заявить ходатайство. Государственный обвинения уже начал зачитывать обвинение, когда защитник напомнил, что суд не предоставил право заявить ходатайство. Лишь после этого защите разрешили сделать заявление.

Ходатайства защиты  были следующие:

1. О допуске защиты в судебное разбирательство и приобщение ордеров на участие в судебном заседании к материалам дела.

2. Заявление об осуществлении защитой записи на диктофон и занесения данных диктофона в протокол судебного заседания.

В целом пока суд над предполагаемыми террористами не вызывает большого доверия. Государственные СМИ педалируют тот факт, что обвиняемые частично признали свою вину, но как были добыты их признания, неизвестно. Белорусский суд руководствуется тезисом печально знаменитого советского прокурора Вышинского, что «признание – царица доказательств». По этому принципу в лагеря ГУЛАГа отправили миллионы невинных людей.
08:58 16/09/2011




Loading...


загружаются комментарии