Цепные псы режима. Валентин Сукало, председатель Верховного суда

"Белорусский партизан" продолжает публикацию галереи портретов высших должностных лиц Беларуси, имеющих непосредственное отношение к установлению жестокого режима власти  Александра Лукашенко. Сегодня речь пойдет о незаменимом председателе Верховного суда Республики Беларусь Валентине Сукало.

Цепные псы режима. Валентин Сукало, председатель Верховного суда
Если использовать лексику Лукашенко, то Валентина Сукало можно было бы назвать "уникальным человеком". В некотором смысле он действительно уникален для белорусской  власти:  69-летний человек  верой и правдой служит Лукашенко уже второй десяток лет. Он – единственный долгожитель на такой высокой должности. В чем секрет незаменимости главного белорусского судьи, по каким причинам давно превысивший максимальный предел государственной службы чиновник продолжает работать и почему ему так доверяет белорусский президент попытался разобраться "Белорусский партизан".
 
Этот лукашенковский "аксакал" ведет довольно скромный образ жизни, ни он, ни члены его семьи в каких-либо крупных скандалах не фигурируют. Он любит спокойствие и уют возле камина в Дроздах, личные телохранители приезжают только рано утром. Валентин Олегович осознает и понимает свой фактический статус и ко многому относится философски, зная, что теоретически его разбудить имеет право только один человек. Он редко участвует в официальных, тем более, развлекательных мероприятиях.
 
У Сукало классическая  биография  успешного судьи советских времен. Родился 16 августа 1942 года в Минске, служил в армии, несколько лет работал токарем, после окончания Белорусского государственного университета в 1968 года стал судьей Мядельского районного суда, через четыре года перешел работать в Минский областной суд, еще через пять лет этот суд возглавил. В 1984 году член КПСС Валентин Сукало стал заместителем министра юстиции БССР, а через три года возглавил главное управление общих судов Министерства юстиции Советского союза. В конце 80-х он был и министром юстиции БССР,  и руководителем государственно-правового отдела ЦК Компартии БССР.
 
Пик карьерного роста Валентина Сукало пришелся на 1989 год, когда судья из Беларуси стал первым заместителем председателя Верховного Суда СССР. Однако Советский Союз рухнул,  и Валентин Олегович вынужден был вернуться на родину. И в 1992 году с явным понижением он стал заместителем министра юстиции Республики Беларусь.
 
Следует отметить, что судьей в прямом смысле слова Валентин Сукало работал всего несколько лет в Мяделе и Минском областном суде. Свою карьеру он сделал в роли умелого аппаратчика, и определяющим фактором его служебного роста в то время была верность  коммунистической партии. Однако в 90-х годах бывший коммунист Сукало вовремя сориентировался и сумел установить доверительные отношения с новым руководителем Беларуси. В октябре 1994 года молодой президент Лукашенко назначил Валентина Олеговича министром юстиции Беларуси.
 
После драматических событий конца 1996 года, итогом которых стало установление в Беларуси авторитарного режима  Лукашенко, в январе 1997 года именно Валентину Сукало президент  доверил ключевую должность председателя Верховного суда.
 
Уже почти 15 лет Валентин Олегович олицетворяет собой белорусское правосудие. Мы не берёмся оценивать профессиональные качества Валентина Олеговича как судьи, однако его достижения в качестве руководителя Верховного суда налицо. Скорее всего, именно в этом секрет его исключительного карьерного долголетия.
 
Только перечисление  незаконных и политически мотивированных приговоров, которые выносят белорусские судьи под бдительным контролем председателя Верховного суда, займет несколько страниц. Белорусский режим в лице подчиненных Сукало судей жестоко расправляется с политиками, журналистами, правозащитниками и неугодными белорусской власти людьми.
 
Белорусское правосудие при Лукашенко - важный элемент существующего государственного режима. Уже много лет в Беларуси нет разделения властей, даже Конституция в нынешнем варианте не предусматривает классической в правовом смысле системы "сдержек и противовесов", существующей во всех цивилизованных государствах.
 
Законодательная, исполнительная и судебная власть давно существуют в одном лице - президента Лукашенко. В этом контексте значение и роль того же Сукало следует оценивать в каком-то смысле условно, в первую очередь, как преданного соратника Лукашенко, выполняющего все президентские приказы и пожелания.
 
Многие годы Валентин Олегович довольно редко появляется на публике, еще реже он дает интервью. Летом 2011 года он,  наконец,  высказался, и на некоторые его высказывания  обратим внимание. После первого же простого вопроса о том, как можно оценить работу белорусских судей, председатель Верховного суда начал говорить довольно странные вещи: «Я не сторонник самооценок деятельности той системы, которую возглавляю».
 
Вообще, самооценка – это оценка себя, своего поведения, личностных качеств, способностей… А работу «системы», которую возглавляешь, просто обязан оценивать. А как иначе? Как ей управлять? Но далее еще интереснее, ностальгическая фраза: «Чисто статистические показатели качества правосудия в прошедшем полугодии внешне стабильны и позитивны... Вы знаете, что 3 июня Президент страны провел расширенное совещание руководителей общих судов всех уровней по проблемам повышения эффективности деятельности судов общей юрисдикции».
 
Такие фразы корнями уходят в наше советское прошлое:  есть деятельность судов, которая является как бы эффективной, но уровень этой эффективности несколько смущает. Почему следует этот вывод? Да очень просто, поскольку речь идет о необходимости повысить эту самую эффективность. Но возникли какие-то непредвиденные проблемы. Эти проблемы сам Сукало не смог,  видимо,  решить в рабочем порядке и потребовалось вмешательство президента.
 
Также Валентин Олегович посетовал: «К сожалению, в последнее время престижность профессии судьи падает. В первую очередь потому, что степень ответственности и эмоциональная перегруженность очень высока, а степень материального обеспечения у судей не выше, чем, к примеру, у прокурора или адвоката».
 
Высокая нагрузка и низкое материальное обеспечение – основные причины падения престижности профессии судьи или причины следует искать в чем-то другом? При этом судьи редко уходят в отставку в Беларуси, еще реже их увольняют.
 
Говорят, Сукало уже не раз просил президента отправить-отпустить его на пенсию в связи с серьёзными проблемами со здоровьем, однако Лукашенко не менее убедительно просил его остаться. По другим данным,  Сукало, несмотря на возраст, продолжает оставаться довольно бодрым и при встречах с Лукашенко повторяет культовую фразу известного коммуниста о том, что "чертовски хочется работать".
 
Сукало пользуется максимальным доверием Лукашенко. Президент приказал ему никого не слушать по ключевым и резонансным делать, и руководствоваться исключительно его личным указаниям. Имея такой карт-бланш,  Сукало действительно уже очень многие годы ни к чьему мнению не прислушивается. Прямо влиять на этого старика не мог даже всесильный Шейман, который был вынужден передавать свои важные "рекомендации" через президента. Сукало на все подобные попытки добавить ему начальников давно смотрит абсолютно равнодушно, особенно со стороны годящихся ему во внуки Виктора Лукашенко или Натальи Петкевич.
 
Многие высокопоставленные чиновники сторонятся угрюмого старика,  и у него гораздо больше внутренних врагов, чем друзей. Он не входит ни в одну номенклатурную группировку в Беларуси и ни одной из них не подыгрывает. Кроме Лукашенко, остальная белорусская элита имеет с Валентином Олеговичем не более чем служебные, часто непростые взаимоотношения.
 
Известно, например, что, мягко говоря, натянутые отношения с Сукало были у бывшего генерального  прокурора Григория Василевича. Когда и почему между бывшим председателем Конституционного суда, бывшим уже генпрокурором  и несменяемым руководителем Верховного суда пробежала кошка, сказать  сложно, но это остается фактом. Профессор и доктор юридических наук Василевич почему-то на дух не переносит судью советской закалки. Сукало отвечает ему взаимностью.
 
Хотя супруга Василевича работает в Верховном суде обычным судьей и, не имея возможности уволить жену генерального прокурора, Сукало не упускает момент вставить "шпильку" жене своего недоброжелателя. Например, обсуждая на совещаниях конкретные дела и спрашивая мнение подчиненных судей, ко всем подчиненным Сукало обращается по имени отчеству, но только к жене генерального прокурора он демонстративно обращается так: "А что вы можете сказать по этому поводу, товарищ Василевич?". Истории о постоянных стычках судьи Василевич с Валентином Олеговичем в Верховном суде рассказывают вместо новых анекдотов. При этом назначение новым Генеральным прокурором бывшего заместителя председателя Верховного суда Александра Конюка многие расценивают как победу Валентина Сукало в этом внутриведомственном противостоянии с Василевичем.
 
Преданный Лукашенко Валентин Сукало войдет в новейшую историю Беларуси в качестве олицетворения белорусского правосудия при режиме Лукашенко, когда белорусские судьи осуждают немого человека за нецензурную брань, а однорукого - за хлопанье в ладоши.
 
Именно при Валентине Сукало белорусские судьи незаконно десятками отправляют в тюрьму людей, которые международным сообществом признаются политическими заключенными.
 
Валентин Олегович имеет высший класс государственного служащего, по военным стандартам это  звание генерал-полковника. Этот цепной пес режима, судейский "генерал" в цивильной одежде является одним из самых главных виновников беззакония и произвола, наблюдаемого в стране во время правления Александра Лукашенко. Свои последние годы он рассчитывает провести тихо, греясь у камина. Но на смертном одре к нему обязательно придут души невинно осужденных, и уходить он будет очень тяжело. Это диалектика, а не наша угроза. И последние ужасные мгновения перечеркнут все годы тихого служения Валентина Сукало. Незавидная доля.
 
11:01 22/09/2011




Loading...


загружаются комментарии