Эксперт: Наметился "кризис жанра" сетевого протеста

После почти двухмесячного перерыва 21 сентября в Беларуси прошли очередные акции "молчаливого" протеста, организованные движением "Революция Через Социальную Сеть".

Эксперт: Наметился "кризис жанра" сетевого протеста
Открытие осеннего протестного сезона получилось малочисленным и незаметным как в Минске, так и в других городах.
 
В интервью UDF.BY политический обозреватель Александр Класковский рассказал о причинах "кризиса жанра" сетевых протестов и заявил, что этой осенью революции в Беларуси не будет.
 
— Александр Владимирович, в чем основная причина малочисленности вчерашней акции "молчаливого" протеста?
 
— Существует комплекс причин. Во-первых, утрачена новизна формата. Летом РЧСС многих привлекала креативом, контрастностью с традиционными календарными акциями оппозиции, сценарий которых заранее известен. Свежесть идей и технологии привлекли новый пласт людей, не обычных политических активистов, а, условно говоря, молодежь из сети. Сейчас ничего необычного в таком формате протеста уже нет и перед многими стал вопрос: "А нужно ли мне рисковать?". Во-вторых, «постарались» власти. Репрессиями и нападениями "неизвестных в штатском" они показали, что шутить не намерены. Люди боятся потерять работу, учебу, заплатить большие штрафы, да и в 15 сутках административного ареста веселого мало. В-третьих, у этих акций так и не появилось внятных целей. Они остались красивой, но все-таки фрондой, так и не стали последовательной борьбой с четкой целью. Стратегии и программы как не было, так и нет.
 
— Как раз перед акцией 21 сентября в группе РЧСС Вконтакте впервые появилась "программа тебований" молодых революционеров к власти…
 
— Все эти лозунги были в основном рассчитаны на пролетарские массы, на некий "простой народ". Эти люди сейчас заняты бытовыми проблемами: копают картошку, думают, как перекроить бюджет, чтобы запасы на зиму сделать. Среди них "гроздья народного гнева" еще не вызрели.
 
— Одними из выдвинутых движением РЧСС требований были: "индексация заработных плат, пенсий и пособий в соответствии со средними по состоянию на май 2010 года" и "введение бесплатного проезда для всех учащихся РБ"? Возможно, многих людей оттолкнула откровенная экономическая некомпетентность и даже абсурдность таких заявлений?
 
— В принципе, любая оппозиция всегда играет на трудностях властей и использует популизм. Данные требования созвучны тем, что выносятся на Народный сход. Они рассчитаны на аудиторию, которую не так просто найти в социальных сетях. У людей, выходивших летом, были не только экономические мотивы для протеста. Ведь большинство участников "молчаливых" протестов не из самых бедных слоев населения. Это был скорее ценностный, духовный протест. Люди вышли, чтобы сказать: "Достало!". Так что все эти лозунги и программы РЧСС не нашли своих адресатов, а молодежь над ними только посмеялась.
 
— Почему в таком случае не происходит объединение сетевых революционеров и традиционной оппозиции? Что мешает им выступить единым фронтом?
 
— Одной из причин популярности "молчаливых" акций протеста как раз является их независимость от традиционной оппозиции. Ведь за ней тянется шлейф поражений, да и моральный авторитет оппозиционеров сейчас не слишком высок. Первые заявления о необходимости сближения появились только в июле, когда наметился "кризис жанра" сетевого протеста. Но воз и ныне там. Очевидно, что существует взаимное недоверие и даже какая-то ревность между неофитами и бывалыми. Белорусская оппозиция не может договориться друг с другом, тем более им сложно найти общий язык с молодежью, которая живет в другой системе координат.
 
— Следовательно, точек соприкосновения между ними нет вообще?
 
— Конечно, есть. Все зависит от социально-экономической ситуации. Когда, наконец, народ выйдет на улицы, то оппозиция и сетевые революционеры начнут работать вместе. Так было, например, в Египте и в других арабских странах, где прошли twitter-революции. Даже при том, что у них уровень компьютерной грамотности населения намного меньше, чем у нас.
 
— На акциях 21 сентября обошлось без задержаний. Милиция и «неизвестные в штатском» просто наблюдали за действиями митингующих. В чем причина такой мягкости?
 
— Есть две главные причины такой "либеральности" милиции. Во-первых, сейчас начался новый тур игр с Европой. Они сейчас поставили Лукашенко "на счетчик". Новый посол ЕС Майра Мора за несколько часов до акции заявила, что Европа будет следить за событиями 21 сентября и это будет своеобразный тест для белорусских властей на готовность к перезагрузке отношений. Однако, и это во-вторых, такой тест белорусским властям пройти было очень просто, учитывая малое количество протестующих. Конечно, если бы акция была многочисленной, и люди приблизились к каким-то административным зданиям, то реакция властей была бы жесткой. В ситуации, когда у Лукашенко возникает альтернатива сохранить имидж для Запада или дать по голове так, чтобы никто не рыпался, он обычно выбирает второе.
 
— Многие аналитики прогнозировали, что осень-2011 станет "жаркой" и богатой на политические протесты, что именно сейчас власти перешли Рубикон народного терпения. Является ли неудача первой акции показателем того, что такие заявления ошибочны?
 
— Опыт последних 20 лет научил белорусов уходить в самовыживание: надеяться на свои дачные сотки, экономить на всем и тратить только на жизненно необходимое. Теперь, чтобы довести белоруса до точки кипения, властям надо очень сильно постараться.
 
— Инфляция в 63,4% и огромная девальвация не могут пробудить белорусов?
 
— Я недавно разговаривал с одним иностранцем, он мне сказал: "У нас бы во Франции такое правительство уже давно на уши поставили, при инфляции в 60%!". Но менталитет белорусов, систематическое уничтожение мыслящих людей на протяжении всей нашей истории и целенаправленная маргинализация оппозиции привели к политической и гражданской инертности белорусского общества. Поэтому не стоит удивляться, что тем или иным политическим силам так тяжело "расшевелить" наш народ. С другой стороны, такое выжигание политического поля опасно для властей. В Ливии оппозицию в буквальном смысле физически уничтожили, но Каддафи это не спасло. Рано или поздно наступает момент, когда "срывает крышку котла" и начинаются неуправляемые процессы.
 
— Хочется надеяться, что Беларусь – не Ливия…
 
— При нынешнем режиме и внешнеполитической ситуации революция у нас вообще маловероятна. В последнее время я все больше опасаюсь, что в определенной фазе кризиса может произойти номенклатурный переворот с участием "руки Москвы" и белорусы могут проснуться совсем в другой стране. Это печально и хотелось бы этого избежать.
 
— Так все-таки есть у "молчаливых" акций протестов будущее? Будут ли люди в дальнейшем на них приходить?
 
— Мне кажется, что этот жанр тихо умирает. Конечно, какая-то часть людей, которые по-прежнему будут выходить на улицы из принципа. Есть свои амбиции у координаторов проекта. Но лучше вовремя и красиво перейти в какую-то новую фазу. Ведь придерживаться какого-то формата и бренда – не самоцель в политике. Любая политика – искусство возможного и требует проявления гибкости. Нужна долгосрочная стратегия, цели, новые подходы. Социально-экономические проблемы в Беларуси никуда не делись, но отчаянно держаться за вывеску "Революции Через Социальную Сеть" – дело бесперспективное.
10:14 23/09/2011




Loading...


загружаются комментарии