Сергей Возняк: Арест и цифры профессора Манаева

Когда на прошлой неделе белорусские спецслужбы на три часа задержали руководителя Независимого института социально-экономических и политических исследований профессора Олега Манаева, сразу вспомнился опрос НИСЭПИ, проведенный вслед за декабрьскими президентскими выборами.

Он проводился с 20 декабря по 3 января. Что называется, «по горячим следам». Согласно полученным тогда данным, действующий президент одержал-таки победу на выборах в первом туре, получив поддержку 51,1% проголосовавших избирателей.
 
Эти данные на всю катушку использовала государственная пропаганда, ранее рассматривавшая НИСЭПИ исключительно как составную часть продавшейся Западу «пятой колонны». В частности, главный пропагандистский рупор страны «Советская Белоруссия» 21 января вышел с передовицей «НИСЭПИ: уверенная и однозначная победа».
 
Вот два отрывка из той публикации:
 
«По данным института, за А.Лукашенко проголосовала большая половина всех опрошенных, его соперники получили незначительное по сравнению с А.Лукашенко количество голосов (В.Некляев — 8,3 процента, А.Санников — 6,1 процента)».
 
«Можно смело утверждать, что НИСЭПИ никогда не был замечен в скрытых симпатиях к сегодняшней белорусской власти, поэтому, опубликовав результаты своего опроса, НИСЭПИ нанес нокаутирующий удар по бесчестным попыткам фальсификаторов итогов выборов».
 
Материал автором не подписан, поэтому трудно сказать, кому принадлежит дебильная фраза «большая половина» – возможно, самому Павлу Якубовичу (в журналистике вообще-то принято, что за неподписанные публикации ответственность несет редактор газеты). Пользуясь случаем, объясняю президентским пропагандистам, что половина – она всегда ровно половина, она не бывает ни большей, ни меньшей.
 
Но в публикации важно совсем не это. Заметьте: утверждая, что даже по данным, скажем так, оппозиционного НИСЭПИ Лукашенко одержал «уверенную и однозначную победу» над конкурентами, «Советская Белоруссия» показывает цифры, набранные двумя основными конкурентами Лукашенко, но ни разу не упоминает цифру «уверенной и однозначной победы» самого Лукашенко – 51,1%.
 
Оно и понятно: цифра НИСЭПИ разительно отличается от официальных данных Центризбиркома, согласно которым за Лукашенко проголосовало 79,65%. Иными словами, проведенный соцопрос подтвердил главный вывод из прошедших президентских выборов: их официальные итоги – фальшивка. И в этом плане «Советская Белоруссия» совершенно права, утверждая, что исследование нанесло «нокаутирующий удар по бесчестным попыткам фальсификаторов».
 
Мне стало известно о том соцопросе не из «Советской Белоруссии». 21 января, когда вышел номер газеты с упомянутой публикацией, я сидел в 13-й камере Следственного изолятора КГБ по обвинению в организации массовых беспорядков. А газеты в камеры СИЗО прекратили поступать еще 20 декабря – сразу после того, как туда определили нас, «политических».
 
Отсутствие информации восполнил начальник СИЗО полковник Орлов – именно от него я узнал данные свежего исследования НИСЭПИ. И дело было так.
 
За полтора месяца, что я находился в СИЗО КГБ, начальника изолятора на втором этаже, где находятся камеры, довелось видеть лишь трижды – обычно нас, подследственных, водили в наручниках к нему в кабинет вниз по винтовой лестнице в полуподвальный этаж для профилактических бесед или разбирательств по нашим жалобам.
 
Два раза – это в конце декабря и в конце января, когда Орлов сопровождал ответработника Генпрокуратуры, обязанного не менее одного раза в месяц проверять условия содержания подследственных. По правде говоря, это ответработник сопровождал начальника СИЗО. Представитель Генпрокуратуры даже не заходил в камеры, а выглядывал откуда-то из-за плеча Орлова, который спрашивал у нас, имеются ли жалобы и заявления.
 
Жалоб и заявлений, как правило, не имелось, потому что все понимали: молчаливый прокурор уйдет, а администрация изолятора останется. И ты останешься с ней один на один со своей жалобой… Впрочем, не один на один – в период посещения камер рядом с Орловым всегда стоял душевный такой спецназовец в черной маске и с дубинкой в руке. Всем своим видом он демонстрировал горячее стремление белорусской пенитенциарной системы позаботиться об улучшении условий содержания заключенных.
 
И вот между двумя этими посещениями было еще и третье, сразу после новогодних праздников.
 
Впрочем, Орлов в камеру даже не заходил. Открылась «кормушка» (окошко в двери, через которое в камеру подают тюремную пайку). В ней показалось счастливое лицо полковника. Подозвал меня. Просунул в «кормушку» лист бумаги с каким-то текстом:
 
– Посмотрите, – говорит, – даже ваши социологи признают победу Лукашенко.
 
«Кормушка» захлопнулась. Я одел очки и увидел на листе распечатку из интернета данных НИСЭПИ. Еще подумал: «Надо же, как верно Орлов служит – не за зарплату, а за идею. Не поленился лично в камеры «политическим» убийственные, по его мнению, для нас данные занести».
 
Утром на обходе я передал дежурному заявление с просьбой, чтобы меня принял начальник СИЗО. Это обычная практика, и должен сказать, справедливости ради, что Орлов всегда откликался на подобные заявления.
 
Не прошло и часа, как душевный спецназовец в черной маске повел меня в наручниках по винтовой лестнице вниз в кабинет начальника. Помнится, я придумал тогда в качестве повода для разговора какую-то бытовую просьбу от всей камеры. Заодно затеял разговор о вчерашней бумаге с данными НИСЭПИ.
 
– А что, на Ваш взгляд, самое важное в этих данных? – спросил я Орлова.
 
– То, что даже по данным вашего НИСЭПИ за Александра Григорьевича Лукашенко проголосовало более половины избирателей, – ответил полковник.
 
– Но из этих данных следует, что выборы все равно были сфальсифицированы, – парировал я. Помнится, даже говорил ему о гражданах, которые не говорят при соцопросах правду, если голосовали против власти. В диктаторских государствах, слышал, количество таких граждан может доходить до 10%. И если их отбросить, то победа Лукашенко в первом туре не просматривается и в контексте данных НИСЭПИ. Но полковник КГБ и слушать не хотел о так называемой «дельте страха», которую нельзя игнорировать при анализе социологических исследований.
 
На том и остановились: полковник Орлов продолжил сторожить подследственных; подследственный Возняк пошел досиживать срок; редактор Якубович, возможно, в эти же минуты уселся за бессмертную публикацию об «уверенной и однозначной победе» и «нокаутирующем ударе»; профессор Манаев с головой окунулся в новые социологические исследования.
 
В сентябре 2011 года возглавляемый им НИСЭПИ провел очередное такое исследование, которое зафиксировало рекордный уровень падения рейтинга популярности Александра Лукашенко. Согласно полученным данным, действующему президенту доверяют лишь 24,5% опрошенных избирателей.
 
6 октября Олег Манаев направился на презентацию этих данных. На улице его задержали работники белорусских спецслужб и на три часа препроводили в милицию. Презентация была сорвана.
 
Так профессор социологии, которого в январе радостно цитировала «Советская Белоруссия», в сентябре вновь занял свое место в рядах продавшейся Западу «пятой колонны».
 
Таким ненавязчивым способом профессору социологии дали понять, какие социологические данные являются правильными, а какие – нет.
 
Кстати, мои наилучшие пожелания полковнику Орлову…
 
10:33 13/10/2011









Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии