КГБе возвращается

Россия хочет объединиться с Беларусью. Готовясь к этому знаменательному событию, Лукашенко ввел законы, делающие спецслужбы особой кастой, с правом на убийства и пытки. Вот с кем нам предлагают объединиться.

КГБе возвращается
Инициированный белорусским Совмином законопроект «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "Об органах государственной безопасности Республики Беларусь" поступил в республиканский парламент еще 30 сентября, но как-то незаметно для широкой общественности. И только 13 октября документ появился на официальном сайте Национального центра правовой информации. По прочтении законопроекта становится понятно, почему его авторы "воздержались" от широкой общественной дискуссии.
 
Вот несколько наиболее ярких цитат из законопреоекта:
 
«О ранении или смерти лица вследствие применения физической силы, специальных средств, боевой и специальной техники, применения (использования) оружия органом государственной безопасности незамедлительно уведомляется прокурор.
 
Сотрудник органов государственной безопасности не несет ответственности за вред, причиненный в связи с применением физической силы, специальных средств, боевой и специальной техники, применением (использованием) оружия в предусмотренных настоящим Законом и иными законодательными актами случаях, если он действовал в условиях обоснованного профессионального риска».
 
* * *
«Входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств и других предметов, в любое время суток в жилые помещения или иные законные владения физических лиц, в помещения и (или) иные объекты государственных органов и иных организаций (за исключением помещений и иных объектов дипломатических, консульских и иных представительств иностранных государств, международных организаций, пользующихся в соответствии с международными договорами Республики Беларусь дипломатическим иммунитетом, и помещений, в которых проживают сотрудники этих представительств, организаций и их семьи) и осматривать их при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступления, либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление или находится лицо, скрывшееся от органов, ведущих уголовный процесс».
 
* * *
«Сотрудник органов государственной безопасности имеет право на применение оружия, в том числе огнестрельного, и на использование огнестрельного оружия также в иных случаях, определяемых Президентом Республики Беларусь...»
 
Что это за «иные случаи, определяемые Президентом Республики Беларусь», в законопроекте не уточняется.
 
Скандальные поправки в Закон «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь» прокомментировал бывший полковник белорусских спецслужб Владимир Бородач. Он обратил особое внимание на изменения, внесенные в статью 16: «Сотрудник органов государственной безопасности не несет ответственности за ущерб, причиненный в связи с применением физической силы, специальных средств, боевой и специальной техники, применением (использованием) оружия в предусмотренных настоящим Законом и другими законодательными актами случаях, когда он действовал в условиях обоснованного профессионального риска...»
 
— Вошел сотрудник, убил хозяина квартиры, вскочившего спросонья (так как не услышал команды: «Лежать!»), — и сотрудник получил орден. Сейчас работа спецслужбам облегчена. Им нет необходимости планировать операции по похищению политиков, увозить в лес… Пришел к нему домой, пристрелил по закону — и дело с концом, — сказал Бородач в интервью газете «Белорусский партизан». — Осталось принять закон о саботаже на предприятиях, дабы исключить забастовки и выход рабочих на улицы.
 
Новый закон о КГБ — не единственный трюк режима. 3 октября парламент тайно принял пакет поправок в законы об общественных объединениях, партиях и в Уголовный кодекс. Например, отныне иностранное финансирование негосударственных организаций будет рассматриваться как уголовное преступление. Кроме того, поправки предусматривают до трех лет тюрьмы даже за призывы к участию в несанкционированных акциях.
 
Отменить репрессивные законопроекты потребовали белорусские правозащитники. В совместном заявлении 9 правозащитных организаций республики, в том числе Белорусского Хельсинкского комитета, Белорусской ассоциации журналистов, Белорусского ПЕН-центра, правозащитного центра «Весна», говорится, в частности, что поправки в Закон «О массовых мероприятиях», тайно принятые 3 октября сразу в двух чтениях, «нарушают права граждан на мирные собрания, гарантированные как Конституцией Беларуси, так и базовыми нормами международного права».
 
Поправки в законы, регулирующие общественно-политическую деятельность, «создают новые основания для уголовного преследования активистов гражданского общества и участников мирных массовых акций, нарушают свободу высказываний, собраний и объединений. Принятие такого репрессивного законодательства будет означать легализацию насильственных методов борьбы с политическими оппонентами, создаст в стране атмосферу страха, подтолкнет общество к радикализму и сделает невозможным конструктивный общественный диалог», — говорится в заявлении.
 
На экстренно созванной пресс-конференции в Минске председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак заявил, что белорусские правозащитники уже проинформировали Совет Европы, ОБСЕ и Евросоюз о принятых и готовящихся к принятию изменениях в ряд законов Беларуси.
 
«Мы видим, что органы госбезопасности явно затачиваются на борьбу с политическими оппонентами. У нас нет никаких гарантий, что горячие головы в погонах не будут воспринимать обоснованную критику ситуации в Беларуси как угрозу национальной безопасности», — сказал Гулак. Он обратил внимание на то, что используемая в законопроекте об органах госбезопасности формулировка «иные случаи, определяемые президентом», не дает представления о том, как эти случаи будут определяться: «Непонятно, будет ли у общественности возможность для ознакомления, или подобные решения будут приниматься тайком. Если тайком, то это будет превышением полномочий президента».
 
Между тем иезуитское воображение и безграничные возможности белорусских чекистов в очередной раз ощутили на себе журналисты Наталья Радина, Марина Коктыш и Ирина Халип. Спецслужбы развязали против них телефонный террор.
 
На литовский мобильный телефон редактора сайта «Хартия-97» Натальи Радиной в течение всего рабочего дня беспрерывно поступают телефонные звонки. Вычислить телефонного террориста невозможно: звонки поступают со скайпа. Наталья отвечает на вызов, анонимный абонент тут же отключается, затем начинает звонить снова. Из-за этого «трафика» Радиной не могут дозвониться нормальные люди.
 
Таким же незамысловатым способом отсечена от внешнего мира журналистка газеты «Народная воля» Марина Коктыш. Она подала заявление в Московское РУВД Минска. Ну-ну…
 
Третий день беспрерывно поступают звонки на мобильный телефон нашего корреспондента Ирины Халип. Из-за такого «повышенного внимания» дозвониться до Иры практически невозможно.
 
Чекисты! Вы не только мешаете Ирине выполнять профессиональный долг, но и хамски вторгаетесь в ее личную жизнь, лишаете покоя ополовиненную вашими же усилиями семью (муж Ирины, кандидат в президенты республики Андрей Санников находится за решеткой). Смешно об этом говорить, но все же, все же… Не знаю, как в союзной Белоруссии, а в России за телефонный терроризм положен срок — до трех лет лишения свободы. И вот что самое бедственное, конечно: эти весельчаки получают узаконенное право на убийство, на преступление без наказания.
 
XXI век, центр Европы, союзная диктатура… Перед нами будущее, которое необходимо предотвратить.
 
Комментарий
 
 
Заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков:
 
— Если информация о законопроекте достоверна, то можно констатировать: Белоруссия движется к режиму диктатуры. Потому что прямое подчинение президенту спецслужб с функциями политической полиции говорит о том, что КГБ Белоруссии превращается в инструмент политических репрессий. Назвать эти нормы правовыми невозможно, действия сотрудников спецслужб, которые будут направляться лично президентом, — это нечто вроде «политической целесообразности» Вышинского, реанимации сталинского режима 30-х годов.
 
Конечно, российское политическое руководство не может не реагировать на создавшуюся ситуацию (если, повторюсь, информация о поправках достоверна). Белоруссия — союзное государство, значит, законодательная инициатива белорусского Совмина компрометирует и Россию, а возможное установление диктатуры в Белоруссии наносит удар по перспективам Союзного государства. Тем более необходимы как минимум политические консультации на этот счет с последующим четким обозначением позиции России. Отмалчиваться нельзя.
 
— Позвольте короткую цитату из законопроекта: «Сотрудник органов государственной безопасности имеет право на применение оружия, в том числе огнестрельного, и на использование огнестрельного оружия также в иных случаях, определяемых Президентом Республики Беларусь…» Что это значит?
 
— Это значит, что руководитель государства становится диктатором и подменяет собой закон. Потому что применение оружия может быть регламентировано только законом. Иные указания, даже президентские, в этой сфере исключены.
 
— Законопроект в парламент внес Совет министров республики, причем сделал это тайно…
 
— Тайное законодательство — удел диктатур. Такое, к сожалению, было в СССР.
 
— В России возможно нечто подобное?
 
— Хочется верить, что нет. Надеюсь, происходящее в Белоруссии как раз послужит нам предостережением.
11:17 17/10/2011




Loading...


загружаются комментарии