Олег Волчек: Судьи боятся "черных списков" Евросоюза

Судьи, прокуроры своим здоровьем, своим авторитетом, своими семьями защищают диктатуру

Фамилии 16-ти новых фигурантов "черных списков" Евросоюза опубликовала "народная воля".
 
В список невъездных в Евросоюз попали министр по налогам и сборам Владимир Полуян отныне не сможет посещать страны Евросоюза. Его наказали за инициированное белорусскими налоговиками в отношении правозащитника Алеся Беляцкого. Все остальные - судьи, прокуроры и начальники колоний, которые особо отличились в преследовании политзаключенных.
 
Валерий Комиссаров, Владимир Степурко, Сергей Хрипач, Василий Назаренко, Ольга Комаровская, Виктория Зайцева, Тамара Внукевич, Игорь Крот,  Владимир Хробостов, -- судьи Минского городского суда. Все они так или иначе участвовали в рассмотрении кассационных жалоб осужденных участников Площади и подтвердили прежние приговоры. Еще один судья Владимир Корнов оказался в списке невъездных, поскольку отклонил ходатайство защиты Алеся Беляцкого на изменение ему меры пресечения.
 
Кроме того, список невъездных пополнили прокуроры Людмила Игнатович-Мишнева, Ольга Герасимович и Максим Шестаков. А также начальники Шкловской и Горецкой колоний – Сергей Ермолицкий и Александр Ковалев. Начальник Шкловской колонии, как считают в ЕС, "ответственный за бесчеловечное обращение с осужденным экс-кандидатом в президенты Николаем Статкевичем", а «хозяин» Горецкой зоны — "ответственный за бесчеловечное обращение с осужденными, особенно — за преследование и пытки гражданского активиста Дмитрия Дашкевича".
 
Руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению" (Киев, Украина) Олег Волчек заявил "Белорусскому партизану", что судьи бояться оказаться в этом списке. И вот почему.
 
- В черном списке невыездных в страны Евросоюза я заметил старых своих знакомых: судью Сергея Хрипача, Валерия Комиссарова, Владимира Степурко… Эти лица были членами по уголовным делам минского городского суда, когда выносили приговор по делу Александра Козулина. 6 лет назад меня избили прямо на улице, были все доказательства, однако при всех доказательствах уголовной вины суд Советского района Минска оправдал этого человека, и я надеялся, что хоть таким образом, но справедливость в отношении Хрипача и Степурко восторжествует. Для меня это приятная новость – возмездие пришло сейчас.
 
Люди в этот список попадают неслучайно. Есть список судей, которые "работают" в течение 15 лет строго с нарушением закона и совершая – можно открыто говорить – преступления. В Уголовном кодексе есть статья – привлечение невиновных лиц к уголовной ответственности, за что судьи, в том числе должны нести уголовную ответственность.
 
Почему так обострилась реакция номенклатуры, прокуроров, судей на эти «черные списки»? Теперь подтвердилась информация, что из-за внесения их в черные списки страдают их близкие родственники, дети, мужья. Это касается туризма, культурного отдыха, страдает учеба за границей. А интернет дал мощную информационную кампанию: страшна не газета (потерялась, испарилась), а страшен интернет. И страшен вдвойне, потому что появившуюся во всемирной паутине информацию невозможно убрать, стереть.
 
Звонят знакомые, звонят из России, звонят из Европы – все интересуются местными героями. Фигуранты этих списков получают мощнейший моральный удар от этого, поэтому люди, которые служат системе и в системе, теперь очень серьезно относятся к этому списку, хотя раньше могли улыбаться. На встрече с послами ОБСЕ (на недавней конференции в Варшаве) я подчеркнул, что список дал свой результат, и я считаю, что Европа достаточно делает, чтобы привлечь внимание к таким нарушителям. Включение в черные списки я бы назвал общественным приговором.
 
Есть и оборотная сторона медали: в этом списке есть и простые судьи, которые, может, и не выезжали никогда за границу, может, и не имели никакого бизнеса. Но я знаю, есть люди (судьи, чиновники), у которых есть счета и в Литве, и в Польше. И для них это – удар. Многие не поняли еще: а как после смены власти выйти из этого списка? В него легко попасть, а вот выйти из него будет весьма сложно. Эта информация идет по 25-ти странам Евросоюза, у каждой страны свои законы. Не факт, что даже если и «вычеркнут» из этих списков, фигуранты получат визу в Европу или получат доступ к своим счетам…
 
Министры, замминистров уже ощутили, что их не включают в международные программы – по борьбе с коррупцией, по судебной системе… А это же позор, когда тебя не включают в списки или снимают на границе. У нас был клиент, которого белорусские власти искали через Интерпол. Мы его отбили, но около года потратили, чтобы снять его с учета в белорусском Итерполе, а затем – в международном. Судьи, прокуроры должны понимать: это только начало. Потом никакой адвокат не поможет! Пефтиев неслучайно бросился к адвокатам: счета, дома, бизнес за границей. У чиновников бизнес где? – за границей, дети учатся где? – за границей. Поэтому подставляться из-за режима не стоит: страдает твоя семья, твоя репутация…
 
Правильно подняла Светлана Калинкина проблему с судьями Конституционного суда: если они пропустят последние изменения белорусского законодательства – значит, они также должны войти в этот черный список. А это ведь не первое нарушение, в частности, я им припомню льготы афганцам, чернобыльцам, которых незаконно лишили три года назад. Конституционный суд сказал: все нормально!
 
Я не радуюсь; но я считаю, что это справедливое решение Евросоюза: хоть таким способом можно оказать на них влияние. В июне еще среди судейского корпуса  начались разногласия, и сейчас все больше и больше усиливаются. Судьи, прокуроры все больше понимают, что они своим здоровьем, своим авторитетом, своими семьями защищают диктатуру. И становятся пособниками и исполнителями приказов этой диктатуры.
 
А в будущем – не исключено – независимая прокуратура, суд будут возбуждать дела против этих пособников.
16:58 20/10/2011




Loading...


загружаются комментарии