Мусорщик страшнее интернавта

"Мы научились бороться с этим злом", — заявил Александр Лукашенко по поводу "революций через социальные сети".

Действительно, белорусские власти перемололи минувшим летом "молчаливые протесты" компьютерной молодежи, организованные виртуальным сообществом "Революция через социальную сеть" (РЧСС). Но значит ли это, что с угрозой уличных волнений покончено?
 
Эксперты отмечают, что наиболее опасны для режима спонтанные выбросы протестной энергии тех самых — восхваляемых всеми диктатурами — "простых людей", которые отнюдь не сидят в социальных сетях.
 
Испытанный ресурс — Хапун.Вy
 
26 октября на встрече в Минске с участниками заседания Совета Парламентской ассамблеи ОДКБ белорусский официальный лидер вновь упомянул о призраке "арабской весны": "Думать о том, что это далеко от нас и нас не касается, нельзя. Но и думать о том, что мы дрожим перед этими "сетями" и так далее, тоже нельзя. В Беларуси это показывают".
 
И далее Лукашенко привел в пример передовой опыт белорусского режима в плане нейтрализации подрывной деятельности через интернет.
 
"Здесь нет никакого страха, здесь нет никаких запретов, — пояснил он. — Мы ни в коем случае не закрываем интернет, блоги, страницы в социальных сетях. Мы никому не противодействуем. Пожалуйста, говорите, обсуждайте. Но если это противозаконное действие, мы соответствующие меры принимаем".
 
Заметим, что доступ к сервисам типа "ВКонтакте" и некоторым подрывным, по критериям властей, сайтам в дни протестных акций все же блокировался. Использовались и более тонкие методы кибервойны — троллинг, дискредитация вдохновителей протеста.
 
"Можно отметить несколько оригинальных задумок, которые были реализованы в виртуальном пространстве для противодействия РЧСС", — отметил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст. Но в принципе, добавляет он, "больший эффект принесли дедовские методы — банальное прямое и превентивное насилие".
 
Действительно, режим прекрасно разобрался с онлайновой оппозицией старыми офлайновыми методами типа "тащить и не пущать". Против угрозы белорусской твиттер-революции был применен испытанный ресурс — Хапун.Вy.
 
После того как сотни человек прошли через автозаки, штрафы и сутки (плюс тихая работа спецслужб, наезды на администраторов сетевых сообществ, вызовы в деканаты и пр.), желающих участвовать в уличной фронде стало критически мало. И вдохновители идеи вынужденно поменяли формат, по сути вновь упрятали джинна в кувшин — вернулись из реала в Сеть.
 
А власти для надежности еще и перелицевали законодательство с учетом веяний прогресса — чтобы можно было как следует прижучить и за виртуальные призывы к несанкционированным акциям.
 
Белорус в петле: спачатку муляла…
 
Аналитики все лето долбили как дятлы: стратегам РЧСС надо будить рабочий класс! По Ленину: соединить передовое учение с рабочим движением.
 
Но народ запасался продовольствием и оказался глух к прокламациям. Осенний ремейк РЧСС провалился.
 
Не впечатлил масштабностью и Народный сход 8 октября — проект старой офлайновой оппозиции, также ориентированный на то, чтобы расшевелить массу.
 
Комментаторы заговорили о генетическом страхе и беспредельном терпении нации. Белоруса, мол, хоть в петлю сунь, так через пару дней скажет: "Спачатку муляла, але потым — нічога, прызвычаіўся". По-научному это называется понижающей адаптацией, и в плане приспособления к худшему — равных жителям синеокой республики трудно найти.
 
Но как раз на днях рвануло там, где не ожидали. Забастовали коммунальщики славного города Борисова. Полтора дня амбре из переполненных мусорных баков — и победа пролетариев. Борисовским забастовщикам обещано повышение зарплаты на 20% в месяц и плюс — полный триумф! — по 500 тысяч "овощных".
 
Причем, заметьте, на работяг не натравили спецназ и "братков" в штатском, как летом против очкастых сетевых воробышков. Явно не отважились будить лихо.
 
Вот таких спонтанных выбросов протестной энергии из толщи народа, не просиживающего в соцсетях, наверху боятся не по-детски.
 
Идем путем Зимбабве?
 
Впрочем, и в Египте, и в Тунисе, и в других арабских автократиях не столько сетевые импульсы, сколько нищета и ненависть к погрязшей в коррупции несменяемой верхушке режима выводили на улицу многотысячные толпы.
 
Режимы бен Али и Мубарака пытались вообще отрубать к шайтану социальные сети. Кадаффи и ему подобные стремились ликвидировать оппозицию как класс средневековыми методами. Опыт показал, что от позорного финала это не спасает.
 
Авторитарные лидеры стран ОДКБ еще в августе на неформальном саммите в Астане озаботились тем, что зараза "арабской весны" перекинется на их владения (и эта реакция, к слову, показывает, что степень демократизма своих режимов постсоветские царьки оценивают адекватно). Сейчас же, как отметил в интервью для Naviny.by минский аналитик-международник Роман Яковлевский, эти фобии "усугубились под впечатлением жутких кадров гибели Каддафи".
 
Хотя, если разобраться, "твиттер-революция" — всего лишь красивая метафора. Да, американцы работают в плане продвижения новых медиа и соответствующих технологий самоорганизации в недемократических странах. Но такие технологии — лишь бикфордов шнур. Главное же условие — наличие мощного заряда социального недовольства.
 
В Беларуси, как показывают независимые соцопросы, народ натопырился против власти не на шутку. Рейтинг официального лидера упал до исторического минимума — 20,5%, и это, говорят эксперты, не предел.
 
Скорее всего, правящая верхушка будет лавировать до последнего между популизмом и запугиванием. Но проблема для властей в том, что на популизм по большому счету больше нет ресурсов. Да, можно напечатать хоть эшелон блестящих защитными трассерами купюр, но потом эта лавина пустых денег столкнет страну в гиперинфляцию а-ля Зимбабве.
 
Мусорщик страшнее интернавта
 
И если нарастание проблем в белорусской экономике спрогнозировать несложно, то величайшей загадкой для экспертов остается степень долготерпения народа.
 
"Горячей осени", во всяком случае, не вышло. Вряд ли станет реальной угрозой для власти и анонсированный неизвестными фрондерами "День гнева" 6 ноября. Эксперты не исключают, что это вообще дразнилка или работа спецслужб, направленная на дискредитацию идеи сетевых протестов.
 
Главное же в том, что белорусы, по мнению Юрия Дракохруста, адаптировались к кризису в его нынешней фазе, а "молчаливые" акции выработали свой потенциал привлекательности. Впрочем, замечает аналитик, "даже на своем пике они производили более медийный, чем социально-политический эффект — в них были вовлечены довольно немногочисленные представители сравнительно узких групп населения".
 
Куда большую проблему представляет на самом деле молчаливое большинство, убежден собеседник Naviny.by. "Если оно все же обретет голос, то перед властью станут более сложные задачи, чем гонять пару сотен интернавтов", — отмечает Юрий Дракохруст.
 
Короче, если и грозит белорусскому режиму революция, то не через социальные сети, а — по борисовской матрице — через мусорные баки.
 
Да, сегодня революционной ситуации нет, но где тонко, там и рвется. Как минимум спокойного сна у властей уже не будет. Потому что хороших вариантов спасения от экономического коллапса не осталось, и две девальвации — только цветочки.
17:54 26/10/2011




Loading...


загружаются комментарии