Сдаст ли торговец оружием Виктор Бут своих белорусских подельников?

В США в суде над торговцем оружием Виктором Бутом прослушаны записи переговоров с подставными эмиссарами ФАРК. Во время беседы Бут сообщил, что обычно такие сделки проводятся через Россию, Венесуэлу или Беларусь...

Сдаст ли торговец оружием Виктор Бут своих белорусских подельников?
Как пишет «Новая газета», в Федеральном суде Южного округа Нью-Йорка продолжаются слушания по делу Виктора Бута, которого американские власти обвиняют в контрабанде оружия. Прокурор Макгвайр убеждает присяжных, что Бут был готов предоставить террористической организации колумбийских марксистов-наркоторговцев «100 ракет «земля-воздух», 20 тысяч автоматов АК-47, 20 тысяч осколочных гранат, 740 минометов, 10 миллионов патронов и 5 тонн взрывчатки С-4». Главными свидетелями по делу выступают тайные агенты американских спецслужб, которые «развели» Бута, ведя переговоры от имени террористов. На этих переговорах в Бангкоке Бут и его подельник Смулян, который затем стал сотрудничать со следствием, были арестованы.
 
На первых заседаниях присяжным были продемонстрированы страницы из записной книжки Бута, по мнению обвинения, — с раскладами по оружию. В конце прошлой недели в суде были прослушаны записи переговоров с «эмиссарами ФАРК».
 
Тайный осведомитель Карлос прилетел в Бангкок за пару дней до Бута, чтобы акклиматизироваться и получить инструкции от следователей DEA, американского управления по борьбе с наркотиками. К тому моменту он уже помог американцам в расследовании примерно 150 дел. В прошлом 40-летний Карлос служил в гватемальской военной разведке, а попутно помогал наркоторговцам переправлять в Мексику кокаин. Когда его главного партнера арестовали, Карлос счел за благо бежать в Мексику, где его похитила тамошняя федеральная полиция, чтобы отпустить три дня спустя за выкуп — 50 тысяч долларов. Карлос вернулся на родину и пришел в американское посольство.
 
Так началось его сотрудничество с DEA. Оно длится 15 лет, за которые Карлос получил от американцев миллионы долларов. Самой доходной была операция против знаменитого торговца оружием аль-Кассара, который был выдан в США из Испании и получил 30 лет тюрьмы: Карлос, выдававший себя сирийцу за эмиссара колумбийской наркомарксистской группировки ФАРК, получил от госдепартамента награду 7 млн долларов.
 
Аль-Кассара арестовали в Мадриде в июне 2007 года. Четыре месяца спустя DEA начало аналогичную операцию против Бута, подослав к нему Карлоса. Тот снова представился эмиссаром ФАРК и завел с партнером Бута — Смуляном — переговоры о поставке оружия.
 
Присяжным на проходящем сейчас в Нью-Йорке процессе россиянина предъявили записи этих переговоров, в которых регулярно упоминался Бут, хотя и редко по имени.
 
В начале 2008 года Бута почти выманили для заключения сделки в Румынию, чья спецслужба сотрудничала с DEA, но он не сумел вовремя получить въездную визу. Встречу перенесли в Бангкок, куда россиянин прибыл утром 6 марта 2008 года. Аудиозапись и стенограмма его двухчасовых переговоров с мнимыми посланцами ФАРК являются главным компроматом, который имеется у прокуратуры на Бута.
 
На протяжении двух дней прокурор Брендан Макгвайр крутил присяжным эту запись, предварительно раздав распечатку, а Карлос по ходу дела ее комментировал. Прослушав запись, адвокат россиянина Альберт Даян поделился своими ощущениями. «Это как будто приехал самосвал и вывалил на нас гору дерьма», — сказал он мне и заключил, что на данном этапе «счет 3:1 в пользу прокуратуры».
 
По словам адвоката, он попытается дезавуировать Карлоса на перекрестном допросе и продолжит убеждать присяжных, что Бут намеревался лишь всучить эмиссарам ФАРК два старых грузовых самолета, а разговоры об оружии вел только для приманки. Но задача защиты осложняется тем, что во время переговоров в бангкокской гостинице «Софитель» о продаже ФАРК самолетов речь не шла. А вот об оружии говорилось много.
 
Перед началом бангкокской встречи Карлос увиделся со следователями DEA, которые оснастили его записывающим устройством. Сначала они с другим тайным осведомителем — Сноу — навестили Смуляна в его номере «Софителя», обсудили недавнюю гибель одного из полевых командиров ФАРК и доставку оружия морем в суринамский порт Парамарибо, откуда его отвезут по суше в контролируемую ФАРК зону Колумбии.
 
Собеседники переместились в бар, находящийся в мезонине отеля, и ожидали Бута там. Прокурор показал присяжным на большом экране фотографию этого бара. Со свидетельского места Карлос обозначил лазерной указкой, где кто сидел в то утро. Ждали минут 5—10, а потом Карлос увидел Бута с его спутником — москвичом Михаилом Белозерским и тайно включил записывающее устройство.
 
— Они по-английски говорят? — спросил прокурор.
 
— Синьор Виктор Бут немного говорил, а Миша — почти нет, — ответил Карлос.
 
Оружейную сделку, которая якобы привела эту компанию в Бангкок, начали обсуждать минут через 10—15, а сначала обменивались любезностями и охотничьими историями.
 
Сноу сказал, что последний раз видел Бута лет десять назад в Иоганнесбурге, когда тот летел в Дубай. «Первым классом», — вспомнил Сноу, который три десятилетия работает в авиационном бизнесе.
 
Сноу напомнил Буту, как в конголезском аэропорту произошел сильный взрыв, вызванный тем, что в здании аэровокзала хранилась взрывчатка, а «черные начали готовить там свою сраную еду! 145 человек погибло, один «Антонов-12» сгорел полностью, а хвост у «Антонова-28» свернуло взрывной волной вот так!»
 
Бут сказал, что помнит этот взрыв.
 
Заказали чай. Бут попросил с лимоном и посетовал на снежную московскую зиму. Далее разговор плавно перешел к теме грузовой авиации, но в этом месте многие фразы были неразборчивы: слышались только отдельные слова и обрывки предложений. «Ливийцы его не возьмут, — говорил Бут. — У них нет денег на такие покупки…»
 
«Мугабе в Зимбабве», — сказал Смулян.
 
«Он купил три больших российских авиалайнера, но потом у него не стало денег ни на какие покупки», — со знанием дела отметил Сноу.
 
«Я знаю ваших друзей в Южной Африке», — сказал Буту Сноу и назвал людей, чьи фамилии пишутся в стенограмме как Dirk Vanderwesthurger, Sidarov и Kasalapov.
 
Наконец, собеседники переключились на Колумбию. Бут, который, судя по его изъятому на обыске ноутбуку, искал в предшествующие месяцы информацию об этой стране и о ФАРК, живо интересовался текущей ситуацией, а Карлос его просвещал. Среди прочего он отметил, что члены ФАРК называют кокаин «нашим белым золотом» и видят в нем источник дохода для финансирования своих операций.
 
Бут сказал, что он «глубоко сожалеет о том, что случилось несколько дней назад». Имелась в виду гибель одного из командиров ФАРК.
 
«Если они убивают главных людей, — заметил Сноу, — это значит, что кто-то говорит им, где они находятся. И эти сраные гринго...»
 
Карлос объяснил, что он занимается в ФАРК деньгами и является членом ее генерального секретариата, но вот человек, которого он скоро познакомит с Бутом, является «настоящим командиром». «Он обсудит то, что у вас есть и что вы можете нам предоставить», — сказал Карлос. Обсудили страны, через которые можно будет доставлять товар в Колумбию. «В Венесуэле друзья», — сказал, например, Карлос.
 
Бут предложил прислать партизанам военных инструкторов и сказал, что у него имеется оборудование для сбрасывания грузов с парашютом. Зашел разговор об отмывании денег. «Иногда у нас бывает куча наличности», — сказал Карлос.
 
«Где? — спросил Бут. — Где, в каком месте?» — «В данный момент у нас лежит наличность в Румынии, у нас наличность в Греции, Испании», — ответил Карлос.
 
«В каком количестве? — встрепенулся Бут. — В Испании мы можем вам помочь, вы можете привезти всё в Испанию?» — «Мы можем делать около 40 млн евро в месяц», — сообщил Карлос.
 
«Правда? — воскликнул Бут. — Мы можем найти вам способ сделать это как надо… Обычно мы предлагаем, чтобы вы работали через Россию, Венесуэлу и Беларусь. Знаете, что бы я сделал на вашем месте? Я бы взял и купил себе банк!»
 
Россиянин пожаловался, что у него есть аналогичные проблемы, связанные с американскими санкциями. США отслеживают все операции в долларах, объяснил он и привел пример: «В последний раз я отправил платеж, небольшой, десять тысяч… А они блокировали сделку».
 
С другой стороны, поведал Бут, в российских банках «у меня есть друзья, так что даже если придет распоряжение блокировать (счета), я узнаю об этом за 24 часа до того, как заблокируют…»
 
Он поинтересовался численностью ФАРК. «20…18 тысяч», — сказал Карлос. — «18 тысяч, — повторил Бут. — А у правительства?.. 30—40?» — «Примерно 45—50», — сказал Карлос.
 
«В любом случае ситуация такая, что гринго нельзя доверять, — заметил Бут. — Всякий раз, когда они ведут с кем-то переговоры, потом они всегда убивают тех же самых людей». — «Сейчас нам нужно показать гринго и вообще всем, что у нас есть вооруженные силы и что мы можем за себя постоять!» — воскликнул Карлос и этим спровоцировал Бута на антиамериканскую тираду.
 
«Гринго, — заявил россиянин, — лучше вооружены, у них всевозможные технические средства… Но у них нет боевого духа для того, чтобы воевать. Потому что у них нет родины… У них нет национального идеала. У них ничего нет! Только деньги…» —
 
«Вот-вот, — поддержал его американский осведомитель. — Они сильны своими самолетами, своей разведкой. Но как солдаты…» —
 
«Ноль!» — воскликнул Бут.
 
Карлос показал на суде, что при этом россиянин нарисовал в воздухе колечко. И мнимый эмиссар ФАРК рассказал Буту, что больше всего США используют в Колумбии вертолеты «Чинук» и «Апачи». «А у нас сейчас ничего нет, чтобы от них защититься!» — заявил он.
 
Для начала Бут посоветовал Карлосу держать людей рядом с военными аэродромами и собирать информацию о графике вылетов американских вертолетов на операции.
 
«Мы хотим начать вовсю пользоваться снайперами», — поведал Карлос и изъявил желание получить от Бута снайперские прицелы.
 
«Вот почему мы хотим прислать вам людей, которые будут обучать вашу армию, — сказал россиянин. — Но куда?» — «В Колумбию, — сказал Карлос. — У нас есть область, которая принадлежит нам. Они туда не суются. Там джунгли». — «Хорошо, хорошо, — сказал Бут, — потому что вас можно будет подготовить гораздо лучше, в том числе обучить операторов, как действовать против вертолетов, против самолетов».
 
Тут Карлосу позвонили и сообщили, что переговоры можно продолжать в конференц-зале на 27-м этаже «Софителя». «Пойдем на войну!» — сказал Бут по пути к лифту. В стенограмме имеется лишь одно слово «война», но Карлос показал на процессе, что полная фраза звучала bamos a la guerra.
 
Поднявшись наверх, Карлос представил Буту другого американского осведомителя — по имени Рикардо, которого он именовал Эль Команданте. И тот сразу взял быка за рога.
 
«Раньше американское правительство, гринго, приезжали в Колумбию и инструктировали эти… подразделения, — возмущенно говорил фальшивый Команданте. — Они обучали, как вести патрулирование и другим подобным вещам, которые они знают из своего вьетнамского опыта…» — «Но сейчас не так! — продолжал Рикардо, молотя кулаками по столу. — Сейчас эти сукины дети гринго делают это сами, при помощи своих вертолетов!» — «Они летают, летают на своих «Апачах»!» — вставил Карлос.
 
«Они летают на «Апачах», — бушевал Рикардо. — Они летают на «Блэк Хоках»! У нас их нет! Как мы может обороняться с винтовочкой против «Блэк Хока» или против «Апача»?!. Мне нужна зенитная защита. Но крайне важно, чтобы она была переносная!» — «Да, конечно, конечно», — поддакивал ему россиянин.
 
«Вы же понимаете: у нас нет баз, — продолжал Рикардо. — Нам нужно передвигаться с места на место». — «Да, да, да! — воскликнул Бут. — Вот поэтому и «Иглы», о которых мы говорили». — «Иглы», вот именно!» — согласился американский агент.
 
«Переносные, — сказал Бут. — И простые…» — «В обращении», — подсказал Эль Команданте.
 
«Да, да, да, — подтвердил Бут. — Простые в…» — «Всякой всячины много, Виктор, — сказал Рикардо. — Но что для меня сейчас важно, так это зенитное оружие. Я интересуюсь ракетами. Я интересуюсь гранатометами. Я интересуюсь осколочными гранатами и всем прочим». — «Да, да, да», — поддакнул россиянин.
 
«Нам нужны патроны и запасные части», — вставил Карлос.
 
Бут сперва не понял, что такое repuestos, но ему объяснили. После прихода Рикардо высокие договаривающиеся стороны перешли на испанский.
 
«Потому что у нас много автоматов, — объяснил Карлос, — но они плохие». — «Большинство из них русские, — добавил Рикардо. — У нас есть кое-какие китайские, но большинство русские. Но они сильно изношены. Это автоматы еще с 60-х годов». — «Давайте тогда составим список того, что вам нужно», — сказал Бут и начал делать себе записи на бланке «Софителя». Прокурор снова показал их на большом экране. Среди прочего там был грубый набросок пусковой установки «Иглы» и отдельно — ее выстрела. Бут нарисовал и потом объяснил, что из «Иглы» можно выпустить три-четыре ракеты, а потом ее нужно отдать в ремонт.
 
«Мне надо привезти их из одной европейской страны», — сказал Бут, имея в виду Болгарию.
 
«Вы можете доставить их нам на берег? — спросил Рикардо и ткнул в карту Южной Америки, которую Бут вынул до этого из черного чемоданчика. — Сюда. В Суринам». — «На самолете я могу, — ответил Бут. — У меня также есть система доставки на парашюте».
 
— «Мы хотим сбивать этих американских сукиных сынов! — снова возбудился Рикардо. — Потому что нам обрыдло… Убить их и вышибить из моей страны!.. Они лезут туда, они лезут сюда… Они лезут куда хотят». — «Да, да, да! — поддержал Бут. — Они думают, что они у себя дома». — «Виктор, мы ведем настоящую войну, — сказал Рикардо. — Мы больше не хотим, чтобы у нас на родине были гринго!» — «Мы все сделаем», — заверил его Бут.
 
«Что имелось в виду?» — спросил прокурор у Карлоса. Тот сказал, что Бут имел в виду поставки оружия.
 
Так и шли все эти разговоры, пока в номер не ворвались тайские полицейские.
 
От редакции
 
Эти доказательства, представленные в суде, оставляют много вопросов. Действительно ли Бут имел возможность продать и доставить до потребителя такую уйму оружия? Если да, то значит ли это, что за местоимением «мы» скрывается не только он сам и его подельник Смулян, а еще и некая группа лиц, имеющая доступ к оружию и способная задействовать для его продажи третьи страны: Беларусь и Венесуэлу? Имел ли действительно Бут возможность рекрутировать для нужд ФАРК военных инструкторов? Либо — все это блеф, а Бут — не более чем мошенник, попытавшийся обмануть своих контрагентов?
 
Очевидно, в ходе процесса ответы на часть вопросов мы получим. Но вряд ли выяснится — поскольку это выходит за рамки обвинения — самое главное: если Бут не мошенник, то кто еще причастен к масштабным поставкам российского оружия? А это означает, что следствие будет продолжено, и Буту еще не раз предложат пойти на сделку.
11:03 27/10/2011




Loading...


загружаются комментарии