Лица

Вдруг понял, что мне очень симпатичны Ермакова и Румас.

Лица
Вот так смотришь на людей, слушаешь их, читаешь, что они говорят сами и что о них говорят другие… А потом в один момент становишься их поклонником, то есть тем, кто не способен или не позволяет себе критически смотреть на объект своего поклонения.
 
Почти любовь. Именно “почти”. Надежда Андреевна, узнай она о моем неравнодушии к ней, думаю, не сочла бы это уточнение за оскорбление. Ну, зачем ей незнакомый воздыхатель? Да и не могу я им быть, потому что однолюб: “дистанционно” восхищался и не устаю восхищаться лишь одной дамой – француженкой Катрин Денев (которая бы тоже ничего не потеряла, если бы меня среди ее поклонников не было).
 
Любовь к актрисам объясняется идеализмом, ибо героини, которых они играют, дают мужчинам возможность созерцать не прикрытую обстоятельствами женственность. Надежда Ермакова тоже играет роль – председателя правления Нацбанка. Но любить или же ненавидеть ее героиню нельзя, потому что и любить, и ненавидеть можно характер, а не функцию. Эмоцию, которую я неудачно назвал “почти любовью”, вызывает не нацбанковская председательша. Ее вызывает сама Надежда Ермакова.
 
Идеологи от экономики довели финансовую систему страну до ручки, бывшего главу Нацбанка – до больничной койки и затем не придумали ничего лучшего, как поставить под объективы фотокамер непубличного человека: "Давай, Надежда, расскажи электорату, что такое единый курс и как Нацбанк своими интервенциями влияет на укрепление белорусского рубля".
 
И она рассказала. Правда, не только о том, о чем ее просили, но также о том, что реальных валютных резервов всего лишь один миллиард триста миллионов, а остальные деньги – займы, сделанные Нацбанком в коммерческих банках. Но лично меня Надежда Андреевна привлекла не словами, а выражением лица. Я бы его описал словосочетанием “смиренная растерянность”. Смиренная – потому что человек системы, растерянность – потому что система ни к черту. Приятно смотреть на чиновника, не научившегося излучать лживый или идиотский оптимизм в ситуациях, когда впору вешаться.
 
Не могу себе представить, как бы в эти дни вел себя Петр Прокопович. Вы только вообразите, что мы, обедневшие за полгода в 2,5 раза, снова видим его фирменную улыбку!.. А быть на публике неудовлетворенным он, видимо, не умел. Хотя по-человечески Петра Петровича жаль – сердце не выдержало вранья: "Пока я являюсь председателем Нацбанка, девальвация белорусского рубля не превысит пяти процентов".
 
Лукашенко подписал приказ о назначении нового председателя правления Нацбанка, руководствуясь единственным соображением:  Надежда Ермакова, его соратница еще со времен "шкловских баталий", будет надежным проводником его воли и в Нацбанке. Расчет, возможно, и верный, однако он имеет отношение лично к Лукашенко и не интересует телезрителей, они просто смотрят на Надежду Андреевну и говорят про себя или вслух: "Ну вот, не нашлось в стране мужика, который бы рассказывал, в какой ж… находится белорусский рубль".
 
На должность главы Нацбанка не нашлось, а вот на вакансию вице-премьера нашелся – Сергей Румас, от чего у редакторов и журналистов официальных СМИ (в особенности с телевидения) сразу подскочил градус счастья.
 
До его появления в кабинетах верховной белорусской власти широкая публика, по сути, знала четырех персонажей: Лукашенко, Прокоповича, Сидорского, позже Мясниковича. На время выборов звездой телеэкрана становилась Лидия Ермошина. Вот, пожалуй, и все. Остальные VIPы белорусской вертикали мелькали на экране как массовка.
 
Но вот пришел Румас – и  граждане с удивлением обнаружили, что в стране, оказывается, есть министры, которые не докладывают о мнимых успехах белорусской экономики, а готовы работать над тем, чтобы эти успехи действительно были.
 
Сергей Николаевич, конечно, повел себя молодцом, признав ошибочной стратегию "Строительство – локомотив экономики" (которую в свое время вложил в уши Лукашенко все тот же Петр Прокопович). И то, что он сражался за единый курс рубля, тоже делает ему честь как профессионалу.
Наверное, он говорил и делал еще какие-то правильные вещи, и за них ему можно отвесить очередную порцию комплиментов.
Нужны ли эти комплименты самому Сергею Румасу?
 
Не стану гадать на этот счет. Скажу лишь, что он вовремя "засветился" на белорусском бюрократическом небосклоне. Именно поэтому наши телевизионщики, которым годами запрещалось показывать ЛИЦА (потому что в Беларуси, по умолчанию, есть только “одно лицо”), но которые при этом не растеряли остатки профессионализма, не смогли отказать себе в удовольствии сделать из нового вице-премьера медиа-звезду.
Как физиогномист-дилетант, а не политический аналитик или экономист-любитель, сегодня я смею утверждать следующее. Белорусская система власти и управления хозяйством стоит на пороге перемен. Она более не может существовать в безликости семашек, тозиков, харковцов, вакульчиков, разных андрейченко и якобсонов.
 
Авраам Линкольн как-то сказал, что каждый человек после сорока отвечает за свое лицо. Я с ним согласен. Большинство белорусских бюрократов и вертикальщиков в это, похоже, не верят. И напрасно. Ведь даже беглого взгляда на них даже такого физиогномиста, как я, достаточно, чтобы определиться с диагнозом: они выпали из времени.
 
В полку Ермаковой и Румаса обязательно будет пополнение. Если этого не случится, нас ждет унылое и пошлое прозябание в тисках анахроничного государства. Такого будущего для себя не хочет ни общество, которое в своем развитии опередило государство, ни многие бюрократы, у которых есть ЛИЦА.
11:54 27/10/2011




Loading...


загружаются комментарии