Политические беженцы ответили Лебедько

Алексей Михалевич согласился с Лебедько, что политические беженцы должны возвращаться, но при этом отметил, что трудно определить, будут ли серьезные преследования в случае возвращения. Наталья Радина считает, что не сможет свободно работать в Беларуси.

"На самом деле трудно определить, будет ли серьезное преследование в случае возвращения. Я также считаю, что многие из тех, кто уехал, могут понемножку возвращаться. Я уверен, что если бы меня не арестовали в ночь после выборов в моей квартире, то через несколько дней я бы уже КГБ не интересовал и никто бы меня не арестовывал. Это хорошая тактика - когда начинаются массовые аресты, отсидеться за границей и через некоторое время вернуться. Я для себя вижу варианты возвращения, я вернусь в тот момент, когда посчитаю, что это нужно. Но пока у меня тот же статус, что и был, я обвинен в уголовном деле.
 
В связи с тем, что я уехал из Беларуси и таким образом нарушил подписку о невыезде, было принято решение об изменении для меня меры пресечения на содержание под стражей в следственном изоляторе КГБ. Это решение было передано чешским властям вместе с бумагами на мою экстрадицию. Поэтому я подожду", - сказал Михалевич в интервью Радио "Свабода".
 
"Я считаю, что конкретно в моей ситуации, если я сейчас окажусь в Беларуси, я не смогу освещать большое количество тем, и на сайте "Хартии-97" сразу же включиться самоцензура. После каждой статьи, которая не понравится властям, будут вызывать на допросы, возбуждать уголовные дела, проводить обыски и изъятия техники. И я могу снова оказаться в тюрьме. Весь 2010 год и этот год на примере сайта "Хартии" показали, что может быть с журналистом, если он не нравится властям. Поэтому для меня лично другого сценария, пока правит Лукашенко, быть не может.
 
Что касается политических деятелей, то им надо решать, как и где эффективнее бороться. Здесь трудно осуждать кого-то за любой выбор", - считает Наталья Радина.
19:35 01/11/2011




Loading...


загружаются комментарии