Управляемая тишина

Виноват ли Михаил Мясникович в том, что за время его нахождения во власти народ дважды обворовывался?

Управляемая тишина
После бурного всплеска либерально-рыночных настроений, проявившихся в энергичном диалоге главы кабинета министров с помощником Лукашенко, в экономике вновь воцарилась не предвещающая ничего хорошего управляемая тишина. В этой тишине на оппозиционных сайтах появились чуть ли не призывы бороться за спасение либеральной номенклатуры, бросившей вызов диктатуре. Я же хочу использовать тишину, чтобы задать несколько простых вопросов.
 
Виноват ли премьер-министр Михаил Мясникович в том, что с момента его вступления в должность руководителя правительства белорусский рубль обесценился по отношению к доллару втрое? В том, что втрое выросли цены, втрое упал уровень жизни белорусов?
Виноват ли Михаил Мясникович в том, что инфляция по итогам 2011 года составит сто процентов?
 
Виноват ли Михаил Мясникович в том, что за время его нахождения во власти народ дважды обворовывался: первый раз - когда во власть Мясниковича назначил Кебич, второй раз — когда во власть Мясниковича назначил Лукашенко?
 
Виноват ли Михаил Мясникович вместе со своими заместителями в нерасторопности и неуемной приверженности к либерально-рыночному курсу, за что Лукашенко расчехвостил  его и возглавляемое им правительство принародно?.. Если ответы на три первых вопроса очевидны и столь же просты, как и сами вопросы, то ответ на последний вопрос посложнее.
 
Не стану судить о том, какие Михаил Мясникович и Сергей Румас рыночники, поскольку совершенно невозможно судить о том, чего нет. И неизвестно: будет ли? Но вот то, что указанные члены правительства либералы  это, пожалуй, да. В том смысле, что совершенно либерально смотрели на то, как экономика страны загоняется в тупик. В бархатных халатах и атласных тапочках чай из русских самоваров попивали — и вдруг кипяток на одно место…
 
Скорее всего, свое недовольство работой правительства Лукашенко продемонстрировал исключительно для телекамер БТ, которое протранслировало электорату, что вождь, как в старые добрые времена, не дает спуску чиновникам, не радеющим за народ. А может, он, понимая, что разрушенная экономика — его могила, покивал пальцем правительству всерьёз.
 
Мне это, по правде говоря, все равно. Не все равно мне другое: когда и как страна начнет выкарабкиваться из экономического кризиса? Ответ на этот вопрос я вправе получить и мне обязаны его дать два человека: один — тот, кто назначил правительство, и второй  отвечающий за его работу. Ждать ответа от Александра Лукашенко не приходится по той простой причине, что он может соврать — в его понимании это, видимо, и означает быть политиком. Остается Михаил Мясникович…
 
Что в его понимании означает быть премьер-министром?
 
Боюсь оказаться несправедливым к Михаилу Владимировичу, но все же позволю себе усомниться в его готовности дать открытый ответ на этот вопрос.
 
Почему?
 
Потому что премьер Мясникович только изображает из себя премьера. Как судьи судей, прокуроры прокуроров… Как все в этой власти из себя кого-то изображают — и ни у кого не находится смелости быть самим собой. Стать самим собой хоть на час — на одну схватку. Так и доживают до бархатного халата и атласных тапочек.
 
Кто-то их оправдывает тем, что в ситуации, когда Лукашенко ревностно относится к любому проявлению самостоятельности со стороны не только премьера, но и всех более-менее заметных чиновников, иного поведения они не могут себе позволить. Такие оправдания ради оправданий годятся, может быть, в отношении министра экономики Николая Снопкова или даже вице-премьера Румаса. Первый молод, второй только недавно перешел из вполне конкретной сферы деятельности, каковой является банковская система, в Совет министров, где аппаратный вес имеет даже большее значение, нежели профессиональные навыки. Но речь идет о Михаиле Владимировиче Мясниковиче! Об аппаратчике, «тяжелее» которого в современной Беларуси, пожалуй, не найти. Разве только Борис Батура, губернатор Минской области, мог бы стать достойным соперником нынешнему премьеру, если бы вдруг разразилась номенклатурная война, на которую надеются на оппозиционных сайтах. Уж такой-то матерый бюрократ, который руководил всем, чем можно руководить: и президентской администрацией, и Президиумом Академии наук, и теперь вот правительством — мог бы позволить себе встать и сказать: «Я считаю, что в сложившейся ситуации правительство принимает правильные решения и действует единственно возможным образом». Но он промолчал. Значит, либо просто струхнул, либо вместе с Лукашенко ломает комедию.
 
Тогда зачем Беларуси премьер-министр? Только для того, чтобы Лукашенко на его фоне выглядел защитником граждан от либерально-рыночной чумы?
 
Вот что бы случилось, если бы отважился Михаил Мясникович на публичный спор с Александром Лукашенко? Варианта два. Первый: отставка премьера. Второй: Мясникович остается в своем кресле, и номенклатура вместе с интересующимися политикой гражданами утверждается в том, что всесилие Лукашенко мнимое.
 
Отставка не планировалась. Мясникович не собирался стать самим собой на час, на схватку. Он просто остался тем, кем был. Мясниковичем. Сановником, в котором мы никогда не увидим человека, хлопнувшего дверью: «Для своих экспериментов над страной ищите, Александр Григорьевич, другого премьера!».
 
Жаль. Этот хлопок дверью мог вписаться в хлопки молчаливых акций протеста — и мы, номенклатура и общество, граждане, разъединенные не идеями, не мировоззрениями, а только силой, впервые могли бы услышать друг друга.
 
Но пока между нами — управляемая тишина.
14:23 17/11/2011




Loading...


загружаются комментарии