Работорговля политзаключенными на время заморожена

Еще в октябре Лукашенко публично пообещал выпустить последних политзаключенных. На пороге уже зима.  Однако обещанного освобождения узники совести так и не дождались. Более того, после заключения выгодных соглашений с Россией белорусские власти еще больше усилили прессинг на тех, кто остается за решеткой.

Работорговля политзаключенными на время заморожена
Бывшие кандидаты в президенты Николай Статкевич, Андрей Санников, координатор "Европейской Беларуси" Дмитрий Бондаренко, лидеры "Молодого фронта" Дмитрий Дашкевич и Эдуард Лобов, руководитель правозащитного центра "Вясна" Алесь Беляцкий, так называемые "анархисты", - всех их оставляют за решеткой до очередной войны между Москвой и Минском. В случае очередного конфликта с Кремлем Лукашенко сможет выгодно продать этот «живой товар» европейским политикам.
 
Какова дальнейшая судьба белорусских политзаключенных?  Ответ на этот вопрос искал корреспондент "Белорусского партизана".
 
Бывший кандидат в президенты Владимир Некляев уверен, что режим может отпустить на свободу одного политзаключенного – чтобы продемонстрировать готовность к торговле своими гражданами. Но этот прогноз не касается бывших кандидатов. А в целом в 2011 году политик уже не ждет, что обещанное освобождение состоится. Впрочем, после президентских выборов в России Лукашенко все равно придется возвращаться к вопросу  с политзаключенными, считает лидер кампании "Говори правду".
 
- До приговора Беляцкому я рассчитывал на то, что политзаключенных все-таки освободят до конца года. Когда политик начинает некий процесс – логично ожидать его завершения, чтобы получить хоть какой эффект.
 
Увы, изменился вектор – с западного на восточный. Беляцкому дали четыре с половиной года с конфискацией имущества. И у меня уже возникли серьезные опасения насчет того, что все политзаключенные будут освобождены в этом году.
 
Режим будет держать политзаключенных на всякий случай, когда подойдет время очередного белорусско-российского обострения. Но этого момента долго ждать не придется – вскоре после президентских выборов в России, когда спадет президентский накал, к вопросу политзаключенных придется возвращаться.
 
- Как минимум, до следующей весны политзаключенные будут оставаться за решеткой?
 
- Думаю, одного политзаключенного могут выпустить, чтобы показать, что этот процесс возможен. Но, боюсь, это не будет касаться бывших кандидатов в президенты.
 
То, о чем мы с вами разговариваем сейчас, - для нормальной страны звучало бы дико. Но игры Лукашенко человеческими судьбами стали политикой…
 
- Владимир Прокофьевич, самое печальное в том, что такая ситуация повторяется периодически. И ведь Европа снова клюнет на этот шулерский ход?
 
- Мы говорим Европа-Европа, а на самом-то деле – Европа старая, политики – новые. Главная черта политической жизни Европы – ротация политиков. Когда-то господину Вику казалось, что сумеет цивилизовать, европеизировать Лукашенко. Не удалось ему – другие политики думают: я круче, ему не удалось – удастся мне! Вот в чем проблема, на самом деле. И эта проблема переходит из пятилетки в пятилетку – наша политическая жизнь поделена именно на такие периоды, как в советском Союзе.
 
Я не поехал в Брюссель. Но не понимаю: как в таких условиях могут приниматься принципиальные решения? Может, Брюссель на самом деле испугался, что Лукашенко полностью отвернется от Европы и полностью уйдет в Россию? Так я хочу успокоить Европу: Лукашенко некуда бежать! Лукашенко в России ничего хорошего не ждет. Продажа белорусской госсобственности - это начало процесса потери независимости, и это преступление перед белорусским народом, перед страной. Все эти «палатки», "Советы Республики", "Советы министров" – все вместе это гнездо преступников, которым придется отвечать за совершаемое преступление. Все ответят!
 
Супруга Андрея Санникова Ирина Халип говорит, что уже ощутила на себе последствия "новой лукашенковской политики". От экс-кандидата в президенты уже две недели нет известия. 29 ноября адвоката политика Марину Ковалевскую в очередной раз не пустили к нему на встречу в колонии "Витьба-3».
 
- Когда адвоката не пускают к моему мужу, а мне говорят: "Может, у вас нет договора с адвокатом?" - что можно еще говорить? У меня такое впечатление, что этих товарищей не матери рождают, а они размножаются почкованием. Мало того, что это полные скоты, так они еще и абсолютно профнепригодны", - сказала Ирина Халип "Белорусскому партизану".
 
- Ирина, Лукашенко получил деньги из России. Не кажется ли вам, что между этими деньгами и тем, что происходит с вашим мужем,  с остальными политзаключенными, есть связь?
 
- Я подозреваю, что связь есть. Идет демонстрация полной вседозволенности, полного беззакония. Если раньше все эти милицейские начальнички пытались выискать какие-то запятые, параграфы, чтобы как-то объяснить свои действия, сейчас они говорят прямо: "Это решение принял я, знаю, что незаконно. Но я так решил!"
 
- Процесс освобождения всех политзаключенных заморожен. До каких пор?
 
- Я думаю, Лукашенко сейчас очень и очень жалеет, что выпустил остальных политзаключенных. Очевидно, думает: "Эх, еще бы чуть-чуть, и Россия бы меня спасла!" Он, видимо, не понимает, что это не спасение. Лукашенко так и не понял, что окончательно потерял контроль над ситуацией.
 
А торговли как такой и не было. Вы имеете в виду болгарского министра иностранных дел? Так Евросоюз его не уполномочивал на переговоры – это была частная беседа. А в частной беседе можно сказать что угодно; я могу вам сказать, что завтра брошу курить.
 
Или – заявления Туска про 9 миллиардов? Так это чистый пиар-ход. Я разговаривала с представителями Евросоюза, с дипломатами – они в недоумении: какие 9 миллиардов, откуда? Нет и не было этих 9 миллиардов, и Лукашенко прекрасно это знал.
 
- Вы потеряли надежду, что и Ваш муж, и остальные политзаключенные скоро выйдут на свободу?
 
- А их никогда и не было, этих надежд…
 
Методолог и философ Владимир Мацкевич увязывает вероятность возврата к торговле политзаключенными не с внешними, а с внутренними факторами. Режим проедает полученные от продажи "Белтрансгаза" (это может затянуться на полгода и больше), после чего опять приступает к поиску денег:
 
- Белорусская оппозиция и гражданское общество после 19 декабря 2010 года все надежды на освобождение политзаключенных возложили на действия Запада. При этом не предпринимая никаких усилий для консолидации и самоорганизации с целью предотвратить политические репрессии. Мы потеряли почти год, который можно было использовать для консолидации и самоорганизации с целью предотвратить политические репрессии.
 
Все попытки торговли с Западом, в которых ценой были людские судьбы, заморожена – Лукашенко получил необходимые ему деньги из России. Всяческими способами, полумерами ему удалось стабилизировать экономическую ситуацию в стране. Поэтому сейчас ему незачем торговаться, это невыгодно – политзаключенные будут сидеть. До того момента, пока не возникнет необходимость возвращаться к торгу политзаключенными.
 
Мы потеряли ситуацию по собственной глупости, недальновидности, из-за собственного эгоизма. Если не заставить оппозицию вместе с гражданским обществом консолидироваться, чтобы противопоставить белорусское общественное мнение политическим репрессиям, - ситуация не изменится. И тогда – грош цена всем белорусским демократам!
 
- Не раз приходилось слышать, что политзаключенные будут сидеть до очередного обострения в белорусско-российских отношениях. А это обострение наступит сразу после президентских выборов в России…
 
- Евроазиатские интеграционные устремления Путина следует сегодня рассматривать не только как предвыборные шаги. Интеграционистские устремления Путина по восстановлению советской, или российской, империи – это не предвыборная демагогия, это миссия Путина – как он ее понимает… Поэтому после президентских выборов в России Путин не оставит интеграционистских интересов. Чтобы ни говорили московские политологи, как бы ни оправдывались – путин отстраивает советскую, или российскую, империю на новых основаниях. Его попытки подмять под себя Беларусь, Казахстан, Украину не прекратятся.
 
Необходимость возвращения к торговле политзаключенными я увязываю не с российским фактором, а с внутренними экономическими проблемами. Очень скоро режим проест деньги, полученные от продажи «Белтрансгаза», больших инвестиций Россия больше предоставить не сможет. А полученные - пойдут на латание дыр в бюджете, в экономике, в социальной сфере. Когда режим проест эти деньги – снова начнет искать источники финансирования. Думаю, это может случиться через полгода, может, чуть на дольше хватит.
 
Сейчас Лукашенко выиграл этот раунд торговли. Лукашенко будет демонстрировать еще более твердую руку, запрещая уже не только формально, но и на законодательном уровне, любое инакомыслие. Лукашенко фактически вводит военное положение, переведя губернаторов в генералов, превращая их в исполнителей приказов, законодательно ограничивая все элементарные права и свободы. Проще говоря, устанавливает военный режим. А в условиях военного режима наличие политзаключенных – это обыденная практика. Нужно ставить вопрос о смене режима. Иначе – при нынешнем режиме и такой оппозиции, как сегодня, слабой оппозиции – политзаключенные не исчезнут.
16:13 29/11/2011




Loading...


загружаются комментарии