Правозащитник: информация об исполнении приговора может прийти через несколько месяцев

Правозащитник Валентин Стефанович комментирует "Еврорадио" приговор Ковалеву и Коновалову, а также объясняет, на что они теперь имеют право и чего им ожидать.

- Мы решили поговорить о поле для маневров для этих парней, которым сейчас остается, пожалуй, только обжаловать этот приговор. Будут они это делать или нет? Как вы полагаете?
 
- Наверно, будут. Единственная проблема, что приговор вынесен Верховным судом, а это высшая судебная инстанция Республики Беларусь и приговор обжалованию в конституционном порядке не подлежит. Единственное, что можно сделать, — подать заявление на имя генерального прокурора Республики Беларусь, а больше внутренних правовых механизмов нет.
 
- Сколько времени они будут иметь на это? То есть когда, согласно приговору, они должны быть расстреляны?
 
- Законом не установлен такой срок. На практике это может занять время до года, хотя есть случаи, когда это происходило быстрее. По делу Морозова, например, приговор был приведен в исполнение довольно быстро после его вынесения — приблизительно пять-семь месяцев.
 
- Заинтересовано ли государство вообще медлить с этим? Ведь сейчас последует, наверное, реакция Евросоюза или каких-то других международных структур.
 
- Напомню, что два последних приговора были приведены в исполнение, хотя были предприняты предварительные механизмы защиты. Потому что осужденные обращались с индивидуальными обращениями. Согласно процедурам, служба сообщает о таких обращениях, а правительство не имеет права привести в исполнение приговор, пока эти обращения не будут рассмотрены Комитетом по правам человека ООН. Беларусь уже привела в исполнение прежние приговоры, проигнорировав свои же собственные международные обязательства. На вопрос, почему было так сделано, ответ был таков, что Беларусь живет по своим национальным законам, а не по законам ООН. Здесь, как говорится, комментарии неуместны.
 
- Подводя итоги того, что мы сейчас сказали — они остаются на милости президента. Как говорил Александр Лукашенко, он лично будет решать судьбу этих парней.
 
- Ну, фактически — да. От него зависит, будет приговор приведен в исполнение или нет. А все это время ребята будут находиться в камерах смертников. Сейчас они переведены на Володарку и там содержаться. Именно там приводится в исполнение смертный приговор.
 
- Это камеры-одиночки или нет?
 
- Там находятся приговоренные к смертной казни. Их не очень много, поэтому они там находятся порознь. Когда было больше людей, бывало, что в камере было и по двое заключенных. Я знаю, что Бурдыко находился там вместе с другим заключенным, который и по сей день ждет исполнения смертного приговора и сегодня он там один. Если людей становится больше, кто-то, возможно, будет вдвоем, а кто-то — отдельно.
 
- А вот как единица — человек, который осужден на смертную казнь, какие права он имеет? Может ли он получать посылки, или он совсем исключен из системы контактов с внешним миром?
 
- Имеет право на свидания с родными и с адвокатами, согласно общим правилам нахождения в СИЗО. Имеет право также на передачи.
 
- А через какое время после исполнения приговора родные получают сведения об этом? Ведь тело не получают...
 
- Тело не получают, как и информации о казни. А информацию о приведении приговора в исполнение обычно родственники получают позднее, после того как это происходит. Например, по делу Жука — через два-три месяца пришло письменное уведомление о том, что приговор приведен в исполнение. В графе "причина смерти" стоит прочерк.
14:51 05/12/2011




Loading...


загружаются комментарии