Здесь могли бы быть и другие имена

Как мне надоела эта власть!

Здесь могли бы быть и другие имена
Надоели моральные уроды, дорвавшиеся до власти в нашей стране. Сегодня они снова проявили свое уродство, сорвали мероприятие. В этом срыве нет целесообразности, только чистый вред всем.
 
После прошлого срыва, полтора месяца назад, я обратился по телефону с заявлением в КГБ с требованием встретиться с куратором, если таковой у меня имеется, или с начальником по городу Минску. Сначала мне нахамил дежурный по телефону, отказавшись принять мое заявление. Тогда я пришел в их контору сам и написал жалобу на дежурного. Вместо того, чтобы принять жалобу, ко мне прислали некоего человека, который представился Гугровым Александром Николаевичем. Тот жалобу принял и выяснял, зачем мне нужна встреча. Я объяснил, что хочу получить от них справку, что КГБ мной не интересуется.
 
Зачем? Затем, что власти мне постоянно мешают делать хоть что-то, мешают ссылаясь на то, что «есть мнение», что «им позвонили, ну-вы-же-понимаете-откуда».
 
При этом не предъявляется никаких документов, письменных распоряжений и приказов. Это все устные указания. Это уже достало! Так продолжается много лет.
 
Когда-то по указанию директора БТ мне был запрещен вход в телекомпанию, но там хоть был список,  лежал у дежурного на проходной, и я был в этом списке далеко не один. Потом по устному распоряжению кого-то из министерства образования мне было запрещено преподавать и вообще, что бы то ни было делать в беларусских вузах, причем не только государственных, но и частных. На все мои вопросы, сотрудники вузов отвечали: «ну вы же понимаете!»
 
Я понимал.
 
Когда мне приходилось разговаривать с генеральным директором ОНТ Григорием Киселем о своей передаче, у него самым частым выражением было: «Владимр Владимирович, вы же человек вменяемый!»
 
Тоже выражение использовал Павел Якубович, объясняя мне, почему не появляются в Совбелии материалы круглых столов с моим участием.
 
Я был вменяемым. Я и до сих пор вменяемый.
 
Я был вменяемым, когда однажды ехал с зампредом ЦИКа Николаем Лозовиком в одном купе из Киева. Во вменяемом состоянии я слушал, как пьяный Лозовик горланил в купе беларусские песни, хвастаясь, как он любит беларусскю мову. Слушал как он оправдывался за то, что делает ЦИК.
 
Мне надоело быть вменяемым разговаривая с моральными уродами.
 
Павел Якубович моральный урод. Он рассказывает, что очень хочет, чтобы его любили все, так же как он любит и знает беларусскую литературу. Ну, а то, что пишет его газета – «ну вы же человек вменяемый, вы же понимаете!».
 
Да, я уже понимаю – вы моральный урод, Павел Изотович. Вы сторонник пыток, вы враг гуманности и человечности! Ваше руководство крупнейшей, самой массовой газетой в Беларуси – это преступление, длящееся уже много лет.
 
Григорий Кисель моральный урод и трус. Само существование ОНТ (общественного? телевидения) является антиобщественным преступлением. Чем профессиональнее ложь, тем она преступнее. Вы трус, Григорий Леонидович, я знаю, что вы понимаете, что вы делаете. Вы не обмануты, вы лжете сознательно, потому что боитесь.
 
Вы моральный урод господин Лозовик. Такой же моральный урод, как и ваша начальница Лидия Ермошина. Вас поставили на должности, чтобы вы обеспечивали нужный процент голосов, вы это делаете, и хорошо понимаете, что делаете. Но последнее выступление вашей начальницы переполняет чашу терпения, толерантности и вменяемости.
 
Если бы ей было хоть немного стыдно за то, что ей приходится делать! Возможно, что в начале своей преступной деятельности этот стыд еще был.
 
Но, видимо, невозможно десятилетиями испытывать угрызения совести! Лидия Ермошина сорвалась и пошла в наступление на собственную совесть. Мы этого не могли наблюдать, победу над собственной совестью госпожа Ермошина одержала сама, этот момент остался за пределами общественного внимания. Но сейчас Ермошина, моральный урод, убивший в себе совесть и стыд начала стыдить других, она стыдит тех, у кого как раз есть совесть, есть чувство собственного достоинства, есть ответственность перед собой, своими детьми и Родиной.
 
Моральный урод не выносит того, чтобы оставаться наедине с собственной совестью. Он и становится моральным уродом после полной и окончательной победы над собственной совестью, убив свою совесть. Убив совесть, моральный урод остается совсем одиноким, и не может переносить этого одиночества. Он начинает «воспитывать» других, пытаясь и их превратить в моральных уродов.
 
И мы это должны терпеть?
 
Мы, беларусы. Наша терпимость под ложным названием «толерантность» уже стала мифологией. Мы не терпимы, мы просто терпим. Терпим и те оскорбления всем беларусским женщинам и матерям, которые выплескивает в публичное пространство моральный урод Лилия Ермошина.
 
Мы терпим.  Ведь мы же «вменяемые люди»! Ведь мы же «все понимаем»! Может пора уже действительно понимать! Понимать, что нами правят моральные уроды, люди без чести и совести.
 
Это с их согласия пытают политзаключенных. И не только полит-, но любых заключенных. И не только осужденных преступников, но и просто задержанных без суда и следствия, т.е. не преступников, а обычных граждан.
 
С их согласия и с их помощью.
 
Это они оправдывают применение смертной казни – рудимента прошлого, жестокого анахронизма.
 
Это они лгут в газетах и в эфире.
 
Это они фальсифицируют выборы.
 
Мы это понимаем? Понимаем!
 
Надо ли нам при этом понимать их? Ведь они не могут иначе! Если они не будут этого делать, их выгонят с должности, уволят. Лишат привилегий.
 
Ведь по их представлениям, понимать их – значит оправдать!
 
Можем мы их, несчастных оправдать?
 
Мы – это кто?
 
Это те, кто еще не попал в руки милиции, которая знает, как сделать виноватым любого!
 
Нас это не касается. Пока не касается.
 
Пока не касается, мы «понимаем».
 
А когда коснется?
 
Тогда мы перестаем «понимать», и начинаем ПОНИМАТЬ!
 
Но, это уже бывает очень поздно!
 
Нам нужно понимать всегда.
 
Сегодня Ермошина стыдит и «воспитывает» тех,  чье существование для нее невыносимо. Люди с совестью очень раздражают тех, у кого совесть убита.
 
А что будет, если кто-то окажется «вменяемым»? Если ее «поймут», внимут ее наущениям и будут только варить борщ?
 
Она к этому стремиться, она рассчитывает на нашу «вменяемость». И именно поэтому мы не может быть «вменяемыми», такая вменяемость преступна.
 
Но и это еще не все.
 
Еще один моральный урод, Анатолий Тозик, покушается уже не на совесть, а на разум наших детей. Он предлагает настолько занять наших детей, чтобы они не слушали ни голоса своей совести, ни своего разума. Чтобы они только вкалывали.
 
Ермошина, будучи моральным уродом, хочет всех других сделать такими же моральными уродами, а Тозик, присоединяясь к ней, хочет сделать детей еще и умственными уродами.
 
Как они мне надоели!
 
Но ведь не мне же одному!
 
И почему мы молчим? Мы все понимаем? Мы такие вменяемиые?
 
P.S. Контроль за интернетом уже давно ведется, и этот постинг в моем ЖЖ не будет незамеченным. Я оскорбляю в этом постинге тех, кого называю здесь моральными уродами:
 
Павла Якубовича,
Григория Киселя,
Николая Лозовика,
Лидию Ермошину,
Анатолия Тозика.
 
Могут ли они обидеться на оскорбление? Должны! Они должны это прочесть и задуматься.
 
О чем? О том, чтобы подать на меня в суд за оскорбление? Думаю, что именно такое направление и примет из извращенный ум. Как же иначе могут думать моральные уроды!
 
Пусть подают в суд. Судить тоже будут моральные уроды.
 
Но больше нельзя быть «вменяемым»!
 
18:03 16/12/2011




Loading...


загружаются комментарии