Ольга Абрамова: Недовольное властью большинство еще не осознало себя большинством

Политолог Ольга Абрамова считает, что Лукашенко 19 декабря 2010 года окончательно оформил для Беларуси, сделанный им цивилизационный выбор. Она сказала, что многие люди поняли, что рулевые завели страну в тупик. Политолог выделяла причины того, почему люди не начали противостоять власти.

Ольга Абрамова: Недовольное властью большинство еще не осознало себя большинством
Подробнее об этом в интервью "Белорусскому партизану":
 
- Почему события после выборов приняли такой брутальный характер?
 
- Сначала надо ответить на вопрос: "Чем было 19 декабря?". Экспертное сообщество выдвигало несколько версий: первая о сговоре белорусских спецслужб с российскими о необходимости пресечения тихого дрейфа страны в сторону Европы. Вторая версия опиралась на идею прямого заговора российской власти против белорусского суверенитета с тем, чтобы лишить Лукашенко возможности равновесно балансировать между центрами влияния, и чтобы вернуть блудного сына в российские объятия. Третья основывалась на переоценке значения личностных мотивов в действиях Лукашенко, в том числе в тот день, на подозрении, желании наказать оппозиционный Минск за непокорность на выборах и плохие реальные результаты голосования. Четвертое предполагало наличие каких-то глубинных обид и недоверием к обещаниям Запада перед выборами того же субъекта и т.д.
 
На мой взгляд, главное было в другом — в этот день Лукашенко окончательно оформил сделанный им для страны и за всех граждан цивилизационный выбор. Выбор в пользу России и ее субсидий, поддержки в борьбе за сохранение власти и получения гарантий безопасности и спокойной, обеспеченной старости после ухода из власти. Выбор должен был выглядеть историческим событием и запоминаться, стать уроком. Он закономерно увенчался публичной, подчеркнутой, несоразмерной демонстрацией силы в отношении несогласных. Но личностные мотивы, желание посчитаться с главными оскорбителями тоже были. Это в очередной раз показали различные меры наказания участникам Площади. Кстати, из экспертов только Владимир Подгол не исключал подобного варианта развития событий 19 декабря. Он связывал его с эксцессами в отношении оппозиционных кандидатов в президенты, что подсказало заинтересованным лицам организовать нападение на Некляева и тем самым повысить градус противостояния того дня.
 
- Можно ли сравнивать события в России после парламентских выборов 4 декабря и в Минске 19 декабря? В чем их главные отличия, совпадения?
 
- Сходство в общности природы политических режимов России и Беларуси. Только правящий политический класс России лучше образован, больше завязан на мнения западных партнеров, экспортированные капиталы и нужду в свободе передвижения для себя и своих детей. В плане потенциала наши режимы из-под одной мамы, только младшему до старшего ещё расти и расти. Старший — дворовый хулиган, которого в приличное общество не пускают, на дни рождения элитных деток не зовут. А для младшего амбициозные родители хотели бы другой лучшей судьбы. Кем вырастет младший по возрасту? Или криминальным авторитетом, или приличным человеком зависит и от степени сопротивления среды его дурным замашкам.
 
На Болотной площади Москвы среда не побоялась высказать свое мнение. Для этого от горожан России тоже потребовалось определенное мужество, но меньше, чем от белорусов после всего, что мы от нашей власти уже перенесли, начиная с 1995 года, с метростроевской забастовки. Дух свободы есть там и там, но у россиян пока больше островков свободы, высоток, за которые можно уцепиться и за которых можно хотя бы закрепиться. Например, у нас драконовское законодательство по массовым мероприятиям, которое в очередной раз ужесточили. Пару-тройку месяцев назад мы с журналистом Лебедевым запросили в Мингорисполкоме разрешение на сбор подписей на улицах Минска по двум инициативам: применению налогового вычета за ввезенные автомобили и компенсации вкладчикам за майскую девальвацию. Разрешения не дали, а в России работает заявительный принцип. Это только один из примеров различий, которые можно было бы привести.
 
Важно, что русский народ гораздо более заводной, куражистый, чем белорусы и более социализированный что ли. Белорусы более индивидуалисты, радеющие о себе и своей семье. "Моя хата с краю" - это про нас, поэтому белорусов труднее раскачать на решительную защиту своих прав. Перефразируя Алексея Толстого, робеют и умом и поротой задницей.
 
- Как повлияли события 19 декабря на общество, оппозицию и политику?
 
- Ситуация напоминает настроения в Российской империи после подавления революции 1905-1907 годов – общество пребывает в депрессии, лидеры или отсидели или еще сидят, в народе идет глухое брожение. В информационном обществе события ускоряются невероятно. Под влиянием некоторой открытости президентских выборов 2010 года, их чрезвычайных итогов, резкого и спрессованного по времени падения жизненного уровня большинства народа большинство его впервые утратило доверие к власти и лично к Лукашенко.
 
Оппозиция осторожничает, выбирая методы деятельности, партизанит потихоньку, а в политике публично торжествует серость, что всегда происходит при переходе к режиму личной власти. Подобное устройство не терпит реальной конкуренции людей и идей. Как говорил дон Ребо в романе Стругацких "Трудно быть Богом", нам не нужны умные – нам нужны верные. Собственно политики, как реальной деятельности нет, поскольку нет конкурентной среды и разделения властей.
 
- Сделало ли общество выводы после 19 декабря?
 
- Какие-то последствия есть, что показывает массовое недоверие граждан в справедливость вынесенного приговора двум предполагаемым бомбистам и сочувствия к осужденным за Площадь.
 
Еще один вывод, который сделали многие сограждане по итогам этого года, что лучше уж выживать вместе с Россией, чем в одиночку. Теперь, после всех экономических коллизий, двух девальваций и гиперинфляции этого года, большинство не возражало бы получать зарплату в российских рублях – это как-то надежнее. Люди дружно завидуют новым зарплатам работников бывшего "Белтрансгаза". Очень грамотно эталонное действие россиян по троекратному повышению зарплат белорусских работников, а главное, публичное. Наиболее активная и образованная часть общества давно понимает причинно-следственную связь между выборами и последующим образом жизни, ведь нечестные выборы – это как радиация для общества – даже, если вы не ощутили последствий сразу, у вас неотвратимо отнимается право на нормальную жизнь. Кстати, в том числе и у самих манипуляторов – тюремщики и сами живут в тюрьме большую часть времени.
 
Нет, многие уже поняли, что рулевые завели нас в тупик, а в тупике темно и холодно. И таких понятливых становится все больше и больше.
 
- Почему после 19 декабря не было попыток сопротивления масс власти?
 
- Во-первых, настоящих буйных мало, поэтому нет вожаков. Политическая властная селекция последних лет привела к почти выжженному полю по части драйверов. Во-вторых, еще не изжит страх перед наказанием. В-третьих, народная энергия тратится на самовыживание. В-четвертых, наиболее взрывоопасный слой власть подкармливает. В-пятых, вместо бесконечной борьбы за свои права многие выбирают эмиграцию в более сытые и свободные страны.
 
Под это дело переделали даже бородатый анекдот из времен тотального бегства восточных немцев из ГДР накануне падения Берлинской стены.
 
Вернулся один президент из визита в эмираты домой – в аэропорту темно, кругом никого, никто не встречает, сам садится за руль, едет в резиденцию по пустому темному городу. Свет не горит и там. Опять никого, а на дверях записка: Все уехали, ты последний остался. Будешь уезжать – не забудь погасить за собой свет.
 
И самая главная, шестая причина в том, что недовольное властью большинство еще не осознало себя большинством, но дело не безнадежно, ведь Берлинская стена все-таки пала.
 
- Когда же падет наша Берлинская стена?
 
- Давать такие прогнозы – дело бессмысленное, ведь здесь очень много факторов, которые мы просто не можем учесть и просчитать. Слишком высок фактор неопределенности, слишком многие силы воздействуют на процесс и в Беларуси, и вне ее. Самое главное от чего зависит судьба Беларуси – от давления народа, не только в лице наиболее активных его представителей, но и от того, насколько люди будут недовольны ситуацией, не будут бояться выражать это недовольство и от позиции белорусской номенклатуры. Это два определяющих фактора, которые могут повлиять главным образом на развитие событий в том или ином ключе. Или стагнация на долгие годы, или стремительное ускорение общественных процессов. Притом издержки здесь могут быть при любом варианте развития событий потому, что даже у самого форсированного варианта развития событий есть свои и весьма значительные социальные издержки.
11:17 19/12/2011




Loading...


загружаются комментарии