Григорий Костусев: Наиболее активные люди просто уехали из Беларуси

Экс-кандидат в президенты от партии БНФ Григорий Костесев считает, что события 19 декабря 2010 года привели к тому, что Беларусь оказалась в имперских объятиях Кремля. По его словам, активные люди утратили надежду в изменение ситуации в Беларуси и уехали за границу.

Григорий Костусев: Наиболее активные люди просто уехали из Беларуси
Подробнее об этом в интервью "Белорусскому партизану".
 
- Что для вас события 19 декабря год спустя?
 
- Однозначно, что то, что случилось на Площади 19 декабря – негативное явление, ведь во время избирательной компании, во время сбора подписей была минимальная либерализация. То, что случилось 19 декабря, к сожалению, способствовало разрыву отношений Беларуси с Европой, с международным сообществом и подтолкнуло Беларусь в имперские объятия Кремля. Я такими вижу результаты для нашей страны.
 
Что касается результатов, которые коснулись людей, то мы видим, что после этого начался обвал в экономике и уровень белорусского рубля в отношении к доллару и евро упал, что повлияло и на уровень жизни белорусского народа. Понизились в эквиваленте к доллару зарплаты, повысились цены на продукты питания и другие товары. Беларусь, как мы видим, втягивают в союзы с Россией, которых и так уже много заключено. Простому человеку разобраться сейчас очень сложно: на базе бывшего Советского Союза создано Содружество независимых государств, Союзное государство России и Беларуси, Единое экономическое пространство, Таможенный союз и к 2015 году стоит задача создания Евразийского союза. Если на улице задать вопрос любому простому человеку, то люди не разберутся, где мы, в каких союзах мы состоим. Однозначно, что эти союзы повлияли на понижение уровня жизни белорусского народа. Это все последствия Площади 19 декабря. Я бы так увязал.
 
- А если брать непосредственно события Площади, жестокий разгон. Почему власть выбрала именно такой сценарий событий? Для того, чтобы запугать и без того трусливых белорусов, чтобы после этого уже никто протестовать не выходил? Если сравнивать с событиями в Москве, когда люди выходили несколько дней, а потом властям пришлось санкционировать митинг, чтобы люди вышли, чтобы их не били. И вроде бы успокоилось.
 
- Здесь нет однозначного ответа. Понятно, что можно про это говорить, но на уровне предположений. Почему избран такой жесткий вариант притом, что во время избирательной компании, как я сказал ранее, всё-таки была минимальная либерализация: и сбор подписей свободно проводился, и пикеты, и бело-красно-белые флаги мы свободно вывешивали и на пикетах использовали, встречи с людьми проходили более менее свободно, власти позволяли проводить встречи, не делали какие-либо препоны. А вот почему так 19 декабря поступили, однозначного ответа нет: или власть испугалась той либерализации, которая была ранее, во время избирательной кампании или здесь что-то другое. Мне кажется, что поездка Лукашенко в Москву перед выборами, встреча его в Кремле, хотя мы и не знаем, какой там состоялся разговор, повлияла. Там Лукашенко получил гарантию поддержки со стороны российского правительства, со стороны Кремля, возможно, что-то пообещал Кремлю, некоторые уступки. Мы видим сейчас эти уступки в виде продажи «Белтрансгаза», возможной продажи других предприятий. По сути, правительство и Лукашенко сделали то, что бы они сделали и ранее, но они стремились каким-то образом всё-таки наладить отношения с Европой. Когда были получены гарантии с российской стороны, когда российской стороне были обещаны конкретные условия или уступки, тогда Лукашенко уже поступал более смело и силовые структуры поступали более смело, они сделали то, что они делали многие годы до избирательной компании.
 
Понятно, что всего мы не можем знать. Знают те, кто принимал это решение, но просто наша власть показала свою сущность, показала то, что она не изменилась.
 
- Было 19 декабря. Потом кризис, резкое снижение уровня жизни, но мы не видим каких-либо массовых выступлений, резкого общественного сопротивления. С чем это может быть связано? Удалось власти так напугать людей разгоном?
 
- Да, она напугала людей. И после избирательной компании и сейчас давление на людей на предприятиях, в учреждениях еще более усилился. Люди стоят перед выбором: или какая-то общественная активность, или просто работать и молчать. Люди боятся за свое рабочее место. А еще, самое страшное для Беларуси, что случилось после 19 декабря и проходит весь этот год: то, что лучшие работающие люди с предприятий уезжают на работу за границы Республики Беларусь. Наиболее активные люди, лучшие специалисты просто уезжают за границу, они на все это махнули уже рукой и устроились на работу, кто в Москве, кто в других городах России, кто в Польше, кто в Америку уехал. Люди выживают таким вот образом.
 
Есть две причины такого затишья у нас: с одной стороны усилилось давление, с другой стороны – наиболее активные уезжают за пределы нашей страны. Они решают свои проблемы самостоятельно.
 
- Получается, что они уже не видят каких-то возможностей изменить здесь ситуацию?
 
- Да, многие люди не видят другого варианта, как уехать за рубеж.
 
- Вы ранее говорили, что главная ошибка оппозиции на прошедших выборах – отсутствие единства. В чем причины этого?
 
- Единства в оппозиции не было никогда, не только на президентских выборах 2010 года. Не было единства и в 2006 году, и в 2001 году. Эта проблема возникала всегда. Понятно, что в единстве оппозиции не заинтересована власть, на ее отсутствие влияет и амбиции некоторых политиков. К сожалению, самая главная причина кроется в том, что в оппозицию пришло много людей из властных структур. Эти люди пришли с целью возглавить оппозицию или стать идейными вдохновителями оппозиции. Даже есть примеры, когда человек был идеологом в команде Лукашенко, а сейчас он претендует на роль идеолога в оппозиции. Эти люди пытались решать судьбу избирательной кампании и в 2001 году, пытались повлиять на избирательную кампанию в 2006 году, повлияли на выборы они и 2010 году. Понятно, что здесь не одна только эта причина, а тут скрывались и амбиции некоторых политиков. Некоторые кандидаты сразу заявили, что они не согласны, чтобы оппозиция вышла на единого лидера. Партия БНФ всё-таки предлагала сначала в рамках «Белорусского независимого блока» предлагала процедуру выхода на единого кандидата и эта процедура в тех рамках была принята за основу, но далее она не нашла поддержку и нам ничего не оставалось, как идти самостоятельной политической силой на эти выборы.
 
Я бы не сказал, что в том, что было много кандидатов есть только один вред. Здесь есть минусы, но есть и плюсы. Я всё-таки плюсов здесь вижу больше. Я это понял тогда, когда началась агитационная кампания. Во-первых, люди услышали столько информации от остальных кандидатов, кроме Лукашенко, сколько они не слышали уже многие годы. Они смогли прочитать и программы кандидатов в СМИ. Например, моя программа была напечатана в государственных центральных газетах. Такого не было много лет. БНФ последний раз выдвигала своего кандидата только в 1994 году. А в 2006 году кандидат, которого поддерживала БНФ, не смог разместить свою программу в государственных средствах массовой информации из-за того, что сработал плохо штаб. В этом плане эти выборы отличаются от предыдущих избирательных кампаний, информационная атака оппозиционных кандидатов была намного шире, чем в ходе минувших избирательных кампаний. Я это заметил при встречи с людьми, которые были более информационно подготовлены, больше прочитали, больше услышали. В этом есть польза. Сейчас я замечаю, что люди иначе относятся к разным вопросам, которые они ранее совсем не понимали. Они сейчас разбираются в том, что происходит в экономике, в многочисленных политических вопросах.
22:41 19/12/2011




Loading...


загружаются комментарии