Конгрессмен Смит: Лукашенко то злой, то "включает" очарование

"Лично я считаю, что место Лукашенко – в Международном суде в Гааге. Лукашенко уничтожает и пытает граждан, управляя страной, подобно Чаушеску. Время перемен уже настало..."

Конгрессмен Смит: Лукашенко то злой, то "включает" очарование
Сопредседетель Хельсинской комиссии Конгресса США не понаслышке знаком с ситуацией с соблюдением прав человека и политическими свободами в странах бывшего Советского Союза.
 
С журналистом «Голоса Америки» Аленом Млатишумой он поделился своим мнением о «последнем диктаторе Европы» Александре Лукашенко, ситуации в России, а также рассказал о наследии Вацлава Гавела.
 
- Тысячи чехов прощаются с Вацлавом Гавелом. Вы – член Хельсинской комиссии по правам человека, каковы ваши воспоминания о нем?
 
Крис Смит: Вацлав Гавел, без сомнения, был одним из величайших людей века ушедшего и века начавшегося. Выступая в защиту прав человека с достоинством и бесстрашием, он понес наказание. Его великолепный манифест «Хартия 77» и формирование группы политических диссидентов не только помогли народу Чехословакии обрести основные права и свободы, но и вдохновили появление похожих организаций и движений по всему миру – от Вьетнама до Блока 8407. Белорусская «Хартия 97» – также яркий тому пример вдохновения, полученного от слов, духа и стоицизма «Хартии 77», возглавляемой Вацлавом Гавелом. И даже в ранние 90-е – когда ему бы уже стоило получить Нобелевскую премию мира – Гавел ратует за присуждение этой премии Аун Сан Су Чжи в Бирме, что значительно помогло ей в ее ситуации и сохранило ростки правозащитного движения даже в условиях хунты. Вацлав Гавел был совершенно самоотверженной личностью, великим человеком. Его утрата невосполнима.
 
- Выступая перед студентами Колумбийского универститета в Нью-Йорке в 2006 году, Вацлав Гавел заявил, что своим самым большим достижением он считает распад Организации Варшавского договора. Сегодня некоторые бывшие члены ОВД могут позволить себе одалживать деньги Международному валютному фонду, а некоторые – нет. Как председатель Хельсинкской комиссии вы неоднократно выражали озабоченность ситуацией в отдельных странах – в частности, в Беларуси. Какова ситуация с правами и свободами в Беларуси сегодня?
 
- Беларусь – последняя диктатура Европы – хотя, конечно, есть и другие государства, сегодня вызывающие опасения отката к диктатурам. Под властью Лукашенко Беларусь приобрела репутацию одной из стран с тяжелейшей ситуацией в области прав человека. Два кандидата в президенты до сих пор находятся за решеткой, остальные подверглись арестам и заключениям, есть и те, кто ожидает суда. Недавно одни их лучших и сильнейших правозащитников Беларуси оказались за решеткой – Лукашенко и его КГБ стремятся раздавить дух белоруссов. И сегодня терпение Европы, США и других стран подходит к концу. Есть и те, кто, тем не менее, верят в его возможную трансформацию. Лично я считаю, что место Лукашенко – в Международном суде в Гааге. Лукашенко уничтожает и пытает граждан, управляя страной, подобно Чаушеску. Время перемен уже настало. Санкции США и Европы против режима Лукашенко (в США – в соответствии с Актом в поддержку демократии и прав человека в Беларуси, разработанном мною в 2004 году), установили список лиц Беларуси, въезд в США которым должен быть запрещен, а также список предприятий и бизнесов, контролируемых приближенными Лукашенко, активы и ведение дел с которыми заморожены. Эти санкции сегодня должны быть расширены. Я знаю Лукашенко лично. Я познакомился с ним несколько лет назад  в Минске и не могу сказать, что встреча была гладкой – он был то злым, то «включал» очарование. Во время переговоров с нашей делегацией он заявил мне, что я – враг народа Беларуси номер один. Я более чем уверен, что список «врагов номер один» у него весьма обширен, так как он озабочен постоянным поиском врагов, уничтожением свободных СМИ, гражданского общества, религиозных лидеров. Я надеюсь, что и остальные страны-соседи Беларуси – как это уже делают Польша и Литва – усилят давление на режим Лукашенко. И я надеюсь на Россию. Надеюсь на то, что Путин и другие поймут, что иметь с Лукашенко дела – постыдно в глазах мирового сообщества. Как в случае с Милошевичем, в итоге оказавшимся в Гааге, место Лукашенко – там же.
 
- На одном из недавних слушаний «Фридом Хаус» в Хельсинской комиссии, его директор заявил, что дни Лукашенко уже сочтены. Согласны ли вы с этим заявлением?
 
- Я верю в то, что все диктатуры в конечном итоге заканчиваются, выживание и вечность им отнюдь не гарантированы. В Беларуси – даже этот самый момент, когда мы с вами говорим, люди продолжают исчезать, давление растет и все это не может внезапно кончиться в один момент. Европа, США, ООН, ОБСЕ должны сфокусировать максимум внимания на ужасах диктатуры Лукашенко и применить все имеющиеся в распоряжении средства. Я недавно получил доклад о том, что одна китайская компания, занимающаяся разработкой технологий для прослушивания телефонов и слежкой за пользованием Интернета, собирается заключить контракт с правительством Лукашенко. В данный момент мы занимаемся разработкой закона о свободе Интернета, который введет лицензии на экспорт подобных технологий, которые уже сегодня грубо нарушают права человека в Китае, Египте, Сирии, Беларуси и других странах. Готовящийся законопроект о глобальной свободе Интернета также потребует от компаний, подобных этой китайской фирме, продающих акции на фондовой бирже Нью-Йорка, предоставлять полный отчет о том, что они делают – или не делают для дела защиты прав человека.
 
Верховенство закона или верховенство личности
 
- Мы наблюдаем сейчас послевыборный кризис в России. Владимир Путин недавно обвинил США во вмешетельстве во внутренние дела страны. Какова ваша оценка ситуации в России?
 
- Я впервые посетил Россию – тогда Ленинград и Москву во время моего первого срока в Конгрессе в январе 1982 года. И, без сомнения, сегодня Россия сделала огромные шаги к большей свободе. Люди более свободны, чем тогда – однако еще не полностью, прошедшие выборы не были свободными и справедливыми – доступ к свободной информации не был полным, главный наблюдательный орган подвергся давлению и его работу остановили. Словом, проблем было много. Мы не выбираем победителей. США и наши европейские партнеры не имеют права заявлять – тот или иной должны быть кандидатом. Мы хотим, чтобы сам процесс выборов был справедливым и честным, а россияне уже сами решат – кто будет их лидером. Мы хотим соблюдения прав человека. В США всегда присутствуют наблюдатели, цель и задача которых – проведение честных выборов. США соблюдают то, о чем неустанно повторяют. Мы хотим свободных и честных выборов и транспарентности.
 
- В этом месяце исполнится 20 лет с момента распада Советского Союза. Многие в США надеялись на большие демократические перемены в России. Как вы оцениваете достижения страны?
 
- Я думаю, что каждая страна может сделать больше. Экономика каждой страны может быть улучшена. В США мы испытываем сейчас большие трудности, в частности, из-за нашего огромного долга, Европа переживает долговой кризис. Тем не менее, то, за что мы особенно ратуем – здоровые институты управления, независимые и соревновательные, система сдержек и противовесов, по-прежнему существуют. Отцы-основатели США не напрасно опасались концентрации власти у единственной ветви управления, и именно потому они вписали в Конституцию страны систему сдержек и противовесов. Этот эксперимент сработал положительно в США – не в совершенстве, но сработал. Граждане могут обращаться с вопросами и недовольством как в Конгресс, так и к президенту США без страха, что их заберут потом в четыре часа утра и изобьют агенты безопасности. Этого не происходит. Но даже если бы это произошло – в нашей системе есть сдержки и противовесы. И мы надеемся, что и мир, и Россия последуют этому примеру и создадут институты, установят верховенство закона, а не власть отдельного человека. Иоанн Павел Второй когда-то сказал, что если вы стремитесь к миру, защищайте справедливость. И это именно то, что делают США – в меру своих возможностей.
 
- Как известно, правительство России не выразило соболезнований Чехии по поводу кончины Вацлава Гавела, но обратилось с соболезнованиями к КНДР в связи со смертью Ким Чен Ира. Ваши комментарии?
 
- Мне кажется, еще не поздно. Я надеюсь, что они выразят свои соболезнования Чехии. Не только семье Гавела, но и людям Чешской Республики. Вацлав Гавел – герой монументальных пропорций… Он говорил – его слушали, он являлся моральным ориентиром, авторитетом. Даже США всегда выражали свои соболезнования СССР в связи с кончиной его лидеров – даже в условиях жесткого противостояния с Москвой. Я лично расписывался в книге соболезнований в Советском посольстве в связи с кончиной Черненко и других лидеров, поскольку я верю в уважение индивидуальной личности, даже если вы с ней, как говорится, «на ножах». Я надеюсь, что Москва все же выразит свои соболезнования.
 
- Возвращаясь к вопросу о санкциях против Беларуси, в частности, списке лиц, которым запрещен въезд в США из-за нарушений прав человека. Хельсинская комиссия также подготовила «Список Магнитского». Позже лидеры российской оппозиции – в частности, Каспаров в Вашингтоне обратились с просьбой расширить этот список. Как вы считаете, «Список Магнитского» дает какие-либо результаты?
 
- Да, без сомнения. Судя по тому, как сам Лукашенко отреагировал на санкции против его чиновников, – а я видел это своими глазами при личной встрече, санкции такого порядка, безусловно, работают. Я внес дополнительный законопроект, в соответствии с которым аналогичные принципы могут быть применены в отношении Китая. Это законопроект призван показать, что мы солидарны с китайским народом и в оппозиции тем, кто нарушает права человека в КНР. Чтобы подобный список «работал» необходимо очень точно определить, кто вовлечен непосредственно в эти преступления – кто непосредственно отдает приказы и вовлечен в пытки. Я считаю, что как раз в таких ситуациях запрет на въезд в США срабатывает. Он изолирует тех, кто напрямую руководит нарушением свобод и прав человека.
15:49 22/12/2011




Loading...


загружаются комментарии