Дмитрий Бондаренко: С Санниковым случилось что-то страшное

С политзаключенным Дмитрием Бондаренко встретилась в Могилевской колонии жена Ольга. Он считает, что с Санниковым случилось что-то страшное.

Дмитрий Бондаренко: С Санниковым случилось что-то страшное
Супруга координатора гражданской кампании «Европейская Беларусь» дала интервью сайту charter97.org.
 
- Ольга, как себя чувствует Дмитрий?
 
- По-прежнему плохо. Хромает, боли в пояснице, особенно по утрам. Три недели у него уже повышенное давление…
 
- Хоть какая-то послеоперационная реабилитация присутствует?
 
- Нет. После операции на позвоночник, в настоявший момент физиопроцедуры ему не делают. Он написал заявление на медбандероль - большой перечень лекарств, которые я буду пытаться искать в оскудевших белорусских аптеках. Тогда, может, его поместят в санчасть. Пока он в отряде.
 
- Насколько тяжело быть в таком состоянии в отряде?
 
- Тяжело. На вопрос, насколько ему трудно сидеть, он сказал – любому заключенному нелегко сидеть. Но представьте, каково это человеку после операции, с болями… Но Дима не из тех, кто жалуется.
 
- Сколько длилось свидание?
 
- Меньше двух суток. Мы приехали с отцом Димы, который побыл на свидании несколько часов, он его увидел. Именно в это время приехала комиссия, которая определяет инвалидность. И Диме пришлось отойти на некоторое время. Комиссия не дала инвалидность, сказали, что дали бы, если бы у него не было ноги.
 
По-крайней мере, в комиссии сказали, что по-прежнему должны соблюдаться все рекомендации, которые ему дали в больнице в Минске после операции. Ему нельзя находиться на холоде, исключены повороты, наклоны и поднятие тяжестей. Но практически все это приходится делать в условиях отряда.
 
- Как у Дмитрия настроение?
 
- Настроение бодрое. Просил передать, что его беспокоит, почему Андрея Санникова держат в изоляции. Он считает, что с Санниковым случилось что-то экстраординарное, страшное, раз его не показывают даже адвокату. По его мнению, для этого могут быть четыре причины. 1. Тяжелая болезнь – инсульт или инфаркт, 2. Следы от побоев 3. Какая-то жесткая голодовка, из которой его выводят. 4. Если он вскрывал вены.
 
Дима не понимает, почему Европа молчит по этому поводу. Только что умер Вацлав Гавел. Андрей Санников – наш белорусский Гавел.
 
- Дмитрий уже отсидел половину срока и имеет право на УДО?
 
- Да, прошел год, половина срока и подходит условно-досрочное освобождение. У Димы нет нарушений, он в первый раз осужден, все иски погашены. Нет никаких формальных причин для отказа в УДО. Ну, а что из этого выйдет - неизвестно. Диму перед этим должны аттестовать, до этого его не аттестовали, сказали, что не стал на путь оправдания.
 
Дима рассказал также, что на него оказывалось огромное давление из-за сайта Хартии’97. В КГБ прямым текстом говорили, что он может выйти на свободу, чтобы изменить политику сайта и чтобы на нем отменили модерацию комментариев. Но он, конечно, отказался.
 
18:47 23/12/2011




Loading...


загружаются комментарии