Томас Гульбинас: Политики ЕС в отношении Беларуси эффективна

Интервью директора департамента по делам Европы Министерства иностранных дел Литвы Томаса Гульбинаса информационной компании БелаПАН.

— Каково Ваше видение основных преимуществ членства Литвы в Европейском союзе?
 
— Став членами Евросоюза, мы вернулись домой и воссоединились с нашей европейской семьей. Вероятно, это главный положительный результат вступления. Теперь мы принадлежим к семье, основополагающими ценностями которой являются демократия и права человека, и мы активно поощряем эти ценности.
 
Еще одно преимущество, которое очевидно и дорого всем гражданам Евросоюза — это, конечно, свобода перемещения, которой наши граждане могут наслаждаться с тех пор, как мы вступили в ЕС и стали членами Шенгенской зоны. Они могут свободно ездить из Хельсинки в Лиссабон, а также по всем другим направлениям, без ограничений и проверок на границах.
 
Безусловно, очень важным элементом является и принадлежность к крупнейшей экономике в мире. На долю рынка ЕС приходится около одной пятой мирового ВВП. И, конечно, в минувшие годы мы научились конкурировать на этом рынке.
 
Я думаю, отличной иллюстрацией успеха Литвы на крупнейшем мировом рынке является то, что с 2003-го по 2008-й, в первые годы членства страны в ЕС, наш ВВП удвоился.
 
— Евроскептики говорят, что можно иметь демократию, принадлежать к Европейской экономической зоне, к Шенгенской зоне, не вступая при этом в Евросоюз. Какова Ваша реакция на такого рода логику?
 
— Существуют разные модели сотрудничества, и можно оставаться вовне. Но тогда я могу спросить: а как вы будете участвовать в принятии решений? Когда вы предпочитаете оставаться вовне, сотрудничая лишь в некоторых сферах, вы выполняете решения и вводите стандарты, принимаемые без вашего участия. Разумно ли это?
 
— Говоря о принятии решений, насколько велико влияние Литвы на европейскую политику?
 
— Приведу лишь несколько примеров. Помните, пять или шесть лет назад в ЕС почти не говорилось об энергетической безопасности? Но потом две страны, Польша и Литва, стали пионерами и инициировали обсуждение этой темы. И теперь в Лиссабонском договоре у нас есть статья об энергетической безопасности.
 
Еще один пример. Как вы знаете, энергетический рынок Литвы и других балтийских стран по-прежнему изолирован от остального Евросоюза. Но мы инициировали «План объединения балтийского энергетического рынка», и вот он уже реализуется. Опять таки, мы выдвинули идею, и она стала частью политики всего ЕС.
 
Еще одним важным вопросом является оценка тоталитарных режимов. Его подняли наш министр иностранных дел и представители других восточноевропейских государств. И Совет ЕС по вопросам юстиции и внутренним делам принял ряд заключений, отметив важность этого вопроса.
 
Как велико наше влияние, судить вам.
 
— Что дальше? Ожидаете ли Вы, что членство в ЕС принесет Литве еще больше выгод?
 
— Европейский союз не стоит на месте. Когда заканчивались переговоры о нашем вступлении, мы знали, что впереди нас всегда будут ждать новые события.
 
Я уже упомянул один очень конкретный пример, а именно — объединение энергетических рынков. Сейчас это один из важнейших приоритетов, и мы рассчитываем закончить интеграцию с энергетическим рынком ЕС до 2015 года.
 
Политическим приоритетом остается членство в еврозоне. Мы присоединимся к ней, как только будем готовы. Как и энергетическое объединение, это станет вкладом в нашу безопасность и интенсифицирует экономические связи с другими европейскими странами.
 
Еще один (горизонтальный) приоритет на будущее — шестимесячное председательство Литвы в ЕС в 2013 году. Это огромная задача для маленькой страны, и мы уже начали подготовку. Для любой страны председательство — большая ответственность и большая честь.
 
— Не могли бы Вы больше рассказать о присоединении к еврозоне? Потому что, в связи с ее кризисом, интересно знать, почему страны по-прежнему хотят вводить евро?
 
— Само по себе вступление в еврозону — не достижение. Достижением является соответствие критериям членства, так называемым Маастрихтским критериям. Это означает наличие стабильной, безопасной и здоровой экономики. И эти критерии, насколько мне известно, никто не критиковал. Мы можем критиковать выполнение этих критериев в некоторых странах, и все мы видим, что в некоторых странах к ним, мягко говоря, недостаточно внимательно относились.
 
— Отразился ли кризис еврозоны на общественном мнении литовцев по поводу Евросоюза?
 
— Конечно, отразился. Видя нестабильность на западных финансовых рынках, население обеспокоено тем, что происходит. Но последние опросы по-прежнему показывают, что большинство населения поддерживает членство в ЕС. И потом, решения о необходимости спасти еврозону были приняты, и теперь мы ожидаем их надлежащего выполнения. Я думаю, ситуация улучшится, и мы вернем доверие наших граждан.
 
— А отразится ли кризис зоны евро на восточных соседях ЕС?
 
— Это теоретический вопрос. Все экономики взаимозависимы, так что, тем или иным образом, он может отразиться. Но я думаю, что пока мы не видим серьезных последствий.
 
— Мы слышали, что многие литовцы, студенты и рабочие, покидают страну. Насколько серьезна эта проблема?
 
— Прежде всего, я хочу сказать, что свободное передвижение лиц — один из краеугольных камней Евросоюза. Когда мы вступали в ЕС, мы знали, что рынки откроются, и часть рабочих покинет страну. Это распространенное явление для всего ЕС. В 2009 году около 12 миллионов граждан ЕС выбрали проживание за пределами родных стран.
 
Число литовцев, выехавших на работу в другие страны ЕС, довольно значительно. Оно может достигать 500 000. Но мы не должны рассматривать это как исключительно отрицательное явление, поскольку существует круговая миграция. Некоторые люди возвращаются на родину и успешно интегрируются, ведь они недавно здесь жили. Они возвращаются, принося в страну новый опыт и новые знания. Некоторые из них становятся очень успешными бизнесменами. По моим данным, возвращаются 59% литовских эмигрантов.
 
— Как Вы сказали, 500 000 — достаточно значительное число для Литвы. Могут ли эти рабочие места занять работники с востока — скажем, из Беларуси?
 
— Экономические условия вынуждают людей менять место жительства. Так что, если Литва может предложить лучшую работу и зарплату, есть все основания ожидать, что в страну приедут новые люди, и что иностранные работники будут пытаться трудоустроиться в Литве. Почему бы и не из Беларуси? Не вижу причин для того, чтобы это не могло произойти.
 
— Что Вы думаете об инициативе ЕС «Восточное партнерство»? Наше правительство говорит, что она неэффективна, и что партнерству не хватает конкретных дел.
 
— Литва была очень активна с самого начала построения восточной политики соседства, а также «Восточного партнерства». Она останется активным игроком в этой политике. Основная цель — воодушевить соседние страны, чтобы они придерживались ценностей демократии, свободного рынка, свободной торговли, и помочь им в этом. Поэтому мы продолжим направлять усилия на то, чтобы существовало общее понимание этих ценностей.
 
Недавно лидерами Европы был одобрен принцип «больше за большее» / «меньше за меньшее». «Восточное партнерство» — это улица с двусторонним движением. Чем больше соседние страны хотят взаимодействовать, тем больше они могут получить взаимодействия, поддержки и открытости со стороны ЕС. Так что на самом деле конечный результат партнерства зависит и от соседей, и от ЕС.
 
— Как Вы смотрите на строительство в соседней стране, Беларуси, атомной электростанции?
 
— Наша твердая позиция такова: каждая страна имеет право выбирать, какие энергетические ресурсы ей использовать, и это не подлежит сомнению.
 
Нас тревожит то, что принятие Беларусью решений по поводу строительства АЭС в Островце не соответствует международным обязательствам страны, а также международным конвенциям касательно ядерной безопасности и охраны окружающей среды.
 
Это вызывает у нас большую обеспокоенность. Мы просим белорусскую сторону строго придерживаться всех международных стандартов ядерной безопасности и защиты окружающей среды.
 
Островецкая площадка выбрана на основании неизвестных критериев, и мы призываем остановить все подготовительные работы на ней, пока стандарты не будут соблюдены. Мы призываем провести всеобъемлющую оценку воздействия на окружающую среду в соответствии с конвенцией Эспоо, членом которой является Беларусь.
 
— Еще один вопрос касается ситуации с правами человека в Беларуси. Какие инструменты есть у Литвы и Европейского союза, чтобы прекратить ее дальнейшее ухудшение?
 
— ЕС принял решение о двойном подходе. Первая его составляющая — санкции против белорусских чиновников, ответственных за нарушения прав человека. Список лиц, которые подвержены санкциям, регулярно пересматривается и становится все длиннее. Вторая составляющая — это, конечно, открытость по отношению к гражданскому обществу.
 
Мы абсолютно убеждены, что нам следует позволить гражданскому обществу Беларуси стать сильнее благодаря контактам с партнерами за рубежом. Таким образом, выезд его представителей за рубеж очень важен для того, чтобы им легче было контактировать. Вот почему в сентябре прошлого года правительство Литвы решило отменить сборы за национальные визы для белорусских граждан.
 
Кстати, существует и соглашение с Беларусью о малом приграничном движении. Оно уже ратифицировано, но вступит в силу только тогда, когда стороны уведомят друг друга о завершении необходимых внутренних процедур. И, скажем так, национальные процедуры с литовской стороны завершены.
 
— Ряд представителей белорусского гражданского общества называют упомянутые Вами инструменты неэффективными. Несмотря на санкции, в Беларуси все еще есть заключенные, которых ЕС считает политическими...
 
— Эта политика была принята именно потому, что мы уверены в ее эффективности.
13:11 26/12/2011




Loading...


загружаются комментарии