Сергей Наумчик: Как мы спустили с лестницы Жириновского

Жириновский - не птица, хотя летать любит. По России летает персональными рейсами, преимущественно частными самолетами. "Соколы Жириновского" - так называют себя активисты Либерально-демократической партии России. "Сокол Жириновского" - название газеты ЛДПР. И в гербе партии Жириновского - сокол, который расправил крылья. Словом, птичье племя, "дети большого полета", как пелась в советской песне.

Сергей Наумчик: Как мы спустили с лестницы Жириновского
Но сам Жириновский в Беларуси в декабре 91-го летел НЕ вверх, а - вниз. Через две-три ступеньки лестницы, не поспевая цепляться руками за гранитные стены Дома правительства.
 
В середине декабря 1991 года в СМИ прошла информация, что Жириновский едет в Беларусь.
 
На просторах бывшего СССР Жириновский в то время был уже хорошо известной одиозной фигурой. В июне 91-го он баллотировался на пост президента России, в августе открыто поддержал ГКЧП. В политике он вел себя как клоун, при этом высказывал имперские, шовинистические идеи.
 
Позже политологи заметили, что Жириновский высказывал то, что не могли сказать вслух кремлевские руководители. Со временем он выберется в государственную думу России и надолго займет там пост вице-спикера.
 
В общем, более 20-летний опыт изучения политических процессов (а иногда и непосредственное участие в политике) привел к интересному наблюдению над действием модели, которую используют в том числе и спецслужбы. Очень часто какие-то сомнительные идеи вбрасываются в общество клоунами - и сначала, естественно, воспринимаются большинством как идиотизм или в лучшем случае абсурд. Но их постоянно держат в информационном поле, о них пишут журналисты (и некоторые журналисты - очень настойчиво пишут), их начинают обсуждать политологи (и некоторые политологи - очень настойчиво обсуждают). В итоге, определенная, а иногда и значительная часть общества начинает воспринимать эти идеи.
 
Визит Жириновского в Минск широко рекламировался, анонсировалось и его выступление по белорусскому телевидению в прямом эфире.
 
Мы, депутаты Верховного Совета, с трудом могли добиться предоставления эфира - Жириновскому же было дано более часа в "прайм-тайм" и в самой популярной в то время программе "Шаг" (такое содействие шовинисту потом стало понятным - главным редактором редакции молодежных программ работала Нина Чайка, известная своими праимпэрскими, пророссийскими убеждениями, та самая Чайка, которая через десять лет возглавит журнал "Неман" и в последние месяцы жизни Василя Быкова напечатает гнусный текст с оскорблениями в адрес Василия Владимировича).
 
Я обратился к генеральному прокурору Беларуси Николаю Игнатовичу с требованием не позволить выступления Жириновского в Минске, а Олег Трусов и Владимир Заблоцкий направили председателю ВС Шушкевичу запрос - кто пригласил Жириновского в Беларусь, кто организовал его запланированное выступление в передаче "Шаг" государственного телевидения, и кто будет оплачивать это выступление. Шушкевич на запрос не ответил.
 
22 декабря на сессии ВС Шушкевич был вынужден зачитать еще один запрос. Цитирую стенограмму.
 
«Председатель: Уважаемые народные депутаты, прошу занимать свои места.Уважаемые депутаты, многие депутаты настаивают, чтобы была зачитана одна записка: «Из печати стало известно, что в Минск приезжает и получает самый большой в Беларуси зал для выступления фашистский демагог Жириновский. Нет сомнения, что его вояж резко сработает на политическую дестабилизацию в республике. Думаю, что Правительство Беларуси должно принять меры, чтобы не допустить этого. Я уже не говорю о моральном аспекте дела. Прогрессивной общественностью Беларуси агитвизит незваного гостя будет воспринят как оскорбление для нашей национальной чести. Нил Гилевич, народный депутат Республики Беларусь".
 
Я как человек разделяю мнение Нила Семеновича. Но ... Это коммерческое мероприятие, за собственный счет или за счет тех организаций, которые есть в Беларуси, приобретается зал, и там выступают ... Здесь могут только правоохранительные органы, если они находят какие-то нарушения, либо финансовые органы ... запретить. (Шум в зале). Так самую большую аудиторию покупают за большие деньги. Я не вижу здесь нарушения закона. Уважаемые народные депутаты! Если есть нарушение законов, у нас есть правоохранительные органы, есть городские власти. И мне кажется, это не та личность, чтобы иметь такую честь, чтобы обсуждали ее поведение на Верховном Совете. Все ".
 
Однако Шушкевичу не удалось сомнуть тему Жириновского - ее вновь поднял Евгений Цумарев.
 
"Цумарев Я.А: Действительно, вопрос о Жириновском не стоит того, чтобы два слова здесь говорить, но ... Дело в том, что хотелось бы, чтобы Председатель Верховного Совета принял это к сведению и поручил соответствующим органам ...Дело в том, что этот человек призывает, в нарушение нашей Конституции (это видно из публикаций и газеты "Семь дней", и различных интервью) ... Он фактически не признает суверенитета республики и призывает ликвидировать республику. Надо поручить соответствующим органам проконтролировать его выступления.
 
Председатель. Я прошу вас не давать мне советы, которые не надо давать. Потому что это вопрос решается законным путем на законных основаниях. И то, о чем мне сегодня написали, я знал 10 дней назад, и соответствующие меры были приняты».
 
Последняя фраза Шушкевича нас удивила. Оказывается, он знал о приезде Жириновского, и никак не возразил этому визиту (не хотелось думать, что «соответствующие меры», о которых упомянул спикер - это рекламные интервью в государственных газетах. Интервью, в которых ставилось под сомнение существование Беларуси как независимого государства) .
 
На следующий день, 23 декабря, с запросом на сессии обратился депутат оппозиции БНФ Валентин Голубев. Опять цитирую стенограмму.
 
"Голубев В.Ф. Уважаемые народные депутаты! Я вчера не смог присутствовать на сессии и поэтому очень внимательно вечером смотрел телевизор, чтобы знать, что у нас было и что делать мне сегодня. Перед этим я посмотрел передачу "Крок", где выступал господин Жириновский, который говорил о том, что наше государство не может быть независимым. О том, что это будет только губерния его империи.Оскорблял наш Парламент и Председателя Верховного Совета, заявляя, что, придя к власти, он посадит его на 15 лет. И после этого я посмотрел на то, что произошло у нас в Верховном Совете. Как наш Верховный Совет не хотел рассматривать этот вопрос. Кстати, я хочу сказать и о нашем Комитете Гостелерадио. Если перед референдумом о сохранении Союза ССР народный депутат Голубев смог сказать в программе "Шаг", что он будет голосовать против этого вопроса и призывает своих избирателей сделать так, то те люди, которые вели "Шаг", были отлучены от эфира на три месяца. Что делается сейчас? Кто такой Жириновский в Беларуси? Почему мы молчим, когда человеку, который выступает против независимости Беларуси, мы не даем никакой оценки?
 
Председатель. Уважаемые народные депутаты! Я хочу еще раз сказать, что если Белорусский Народный Фронт требует моей отставки, требует отставки правительства в средствах массовой информации, то мы анализируем эти вопросы - почему, что и как. Теперь дальше. Если здесь есть нарушение закона или есть определенная позиция председателя Гостелерадио, мы можем это вопросы рассмотреть здесь. Но рассматривать вопрос о том, кто и что думает, - это не дело Верховного Совета. Поэтому я прошу проголосовать за то, чтобы перейти к пункту 1 "к" повестки дня. Кто за это, прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался?Решение принято. Я приглашаю на трибуну народного депутата Писаревич ...(Шум в зале)".
 
Приостанавливает цитирование - тут я пошел к микрофону и потребовал вернуться к вопросу о Жириновском, поскольку государственные СМИ дают трибуну человеку, который выступает против существования государства. Но Шушкевич отключил мой микрофон. Опять стенограмма.
 
Шушкевич: «Уважаемый Сергей Иосифович, когда вы по радио "Свобода "говорили такие, извините, вещи, которые слушать нельзя, не соответствующие позиции Парламента, вас никто здесь не обсуждал. (Аплодисменты). У нас границы открыты. И граждане России, и информация из России в соответствии с ратифицированным соглашением могут сюда приходить. Вносите предложения. (Шум в зале). Я еще раз поставлю на голосование вопрос. Кто за то, чтобы работать по повестке дня, прошу голосовать. Кто против? Кто воздержался? Решение принято. Пожалуйста, народный депутат Писаревич, я вас приглашаю на трибуну. Писаревич С.К.(Коссовский избирательный округ 123, Брестская область): Уважаемые народные Депутаты! У нас остался в законе о налоги на топливо один пункт о введении его в Действие ... »
 
Реплика Шушкевича в мою сторону вызвала возмущение Валентина Голубева, который заявил, что одно дело - депутат, который имеет право выразить свое несогласие с позицией парламентского большинства, и совсем другое - гражданин соседней страны, который выступает за ликвидацию белорусского государства, используя СМИ этого государства. Но Голубев не договорил - Шушкевич отключил микрофон и ему.
 
Днем 23 декабря я услышал эмоциональную беседу возле милицейского поста на втором этаже Дома правительства. Оказалось - Жириновский пытался прорваться к кабинету Шушкевича, а милиционер его не пускал. Не позволяли пройти Жириновскому и депутатам Левону Дейко и Николаю Маркевичу.
 
Дальнейший наш диалог цитирую по газетной публикации.
 
"Вы имеете официальные запросы к Шушкевичу? - Поинтересовался Сергей Наумчик. "Надеюсь получить их, - уверенно ответил Владимир Вольфович. - Я с Шушкевичем говорил на съезде в Кремле, у меня с ним нормальные отношения. Я приехал к нему. Там, в Москве, мне можно с ним договариваться. А здесь нет? Сейчас перерыв, и я хочу с ним поговорить пару минут. Демократы хуже коммунистов, они сделали так, что никуда не пройдешь ... Мне не нужна сессия, я не прашусь в зал заседаний, они испугаются, что я выступлю. Они люди из прошлого, человека из будущего они боятся "... ("Знамя юности", 2 февраля 1992 г.).
 
Я предложил Жириновскому покинуть здание, но он нагло стремился прорваться к кабинету Шушкевича. Пришлось взять его за одежду и выпихнуть за дверь коридора - туда, где была лестница. Жириновский выкрутился и попытался вновь протиснуться в коридор.
 
Здесь появился Петр Садовский, еще раньше по телефону вызванный милиционером.
 
Член Президиума Верховного Совета, председатель Комиссии ВС по международным делам и внешнеэкономическим связям Петр Викентьевич Садовский повел себя так, как и должен был повести себя член Президиума Верховного Совета, председатель Комиссии ВС по международным делам и внешнеэкономическим связям в отношении руководителя партии соседней страны , пусть и не очень ему симпатичной.
 
Садовский дипломатично попросил Жириновского покинуть помещение, назвав его даже словом "товарищ" - "Товарищ Жириновский!». Но в ответ услышал неполитическую лексику.
 
"Подонок ты мне, а не товариш, паскуда такая!" - выкрикнул Жириновский.
 
Мгновенно в филологе и будущем первом белорусском после в Германии проснулся бывший курсант суворовского училища.
 
Садовский применил прием, которым впихнул Жириновского в дверь. Я опять вытолкнул незваного гостя в коридор, на лестницу. И мы теперь уже вдвоем придали телу лидера российской партии такое ускорение, которое, согласно законам физики, перенесло Жириновского на несколько метров ниже.
 
Лестница в Доме правительства агибала лифт, и поэтому нам пришлось несколько раз повторить процедуру (для тех, кто увидит в наших действиях нарушение спортивной этики (два на одного), скажу, что рядом с Жириновским был руководитель его партийного отделения, но он приготовился убегает по лестнице сам).
 
Сбрасывание Жириновского с лестницы продолжалось до первого этажа и сопровождалось его бранью и угрозами - да, меня он обещал "повесить на столбе, и десять, нет, пятнадцать дней не позволять никому, даже жене, снимать со столба труп".
 
Милиционеры на крики Жириновского реагировали со смехом.
 
Здесь замечу, что система охраны Дома правительства была очень либеральной, если не сказать - минимальной.
 
Так, однажды какая-то женщина во время заседания ВС, держа что-то в обеих руках, прошла по центральному проходу Овального зала и положила перед ошеломленным Шушкевичем кипы каких-то бумаг. Она пришла "с улицы", ее не остановили ни милиционеры у входа в здание, ни сотрудники КГБ у дверей Овального зала. Красный от гнева и стыда депутат Лавицкий (заместитель председателя КГБ) встал и пошел в фойе делать разнос своим подчиненным.
 
А однажды в мой кабинет секретаря парламентской комиссии в Доме правительства пришел некий посетитель, мужчина лет тридцати пяти; в кабинете как раз была моя жена (она работала корреспондентом минской газеты «Добрый вечер» и делала интервью с депутатами). Когда я вышел в соседний кабинет, посетитель достал нож, сказал, что он был осужден и угрожал жене "пустить кровь" и "зарезать". К счастью, кто-то из сотрудников аппарата зашел в кабинет, вызвал милиционера, тот вывел посетителя из Дома правительства - этим и закончилось, инцидент руководство Верховного Совета никак не заинтересовал - не зарезал же).
 
Депутатский запрос к генпрокурору Беларуси о приезде Жириновского в Минск. 1991
Вскоре после того, как мы с Садовским спустили Жириновского с лестницы, кто-то из сотрудников аппарата ВС мне сказал, что его видели в противоположном крыле Дома правительства - там, где размещается Совмин. Делом одной минуты было пересечь площадь и узнать у "совминовского" милиционера, куда направился московский визитер. Оказалось - к вице-премьеру Костикову.
 
Чтобы обычному гражданину Беларуси попасть на прием к заместителю министра, нужно было потратить много усилий и времени, аудиенция же у вице-премьера была вообще делом нереальной (например, председатель райисполкома в моем избирательном округе не смог попасть на прием к вице-премьеру, пока не были подключены депутатские возможности). Жириновского же приняли сразу.
 
Секретарша Костикова подтвердила, что Жириновский был в вице-премьера, но несколькими минутами раньше ушел. Помощник пытался не пустить меня в кабинет - не получилось.
 
Вице-премьер был один.
 
- Почему Вы приняли Жириновского? Что он у Вас просил?
 
Костиков молчал. На столе перед ним лежал лист с логотипом партии Жириновского.
 
- Дайте сюда эту бумагу.
 
Костиков начал возмущаться, однако я взял бумагу со стола.
 
- Жириновский выступает против белорусского государственности, а Вы его принимаете как гостя. Таких гостей надо гнать в шею.
 
 
Костиков, видимо, так и не успел понять, что произошло - а через несколько минут депутаты оппозиции БНФ рассматривали "трофей". То было обращение к генеральному директору МАЗа Лавриновичу "с убедительной просьбой о выделении в этом году (последние два слова подчеркнуты, а до конца года и оставалось всего несколько дней - С.Н.) по старым ценам для нужд ЦК Либерально-демократической партии 6 ( шести) грузовых автомобилей марки "МАЗ 64299". Оплату гарантируем.Заранее благодарен председатель партии В. Жириновский "- и подпись.
 
Это письмо я оставил себе как сувенир.
 
Жириновский хотел приобрести дефицитные автомобили по старым ценам, в десятки раз более низким, чем те, что уже существовали. Очевидно, это и было предметом его беседы с вице-премьером. Разумеется, телефонный звонок из высокого совминовского кабинета мог решить дело - но, вот же, сорвалось.
 
В кулуарах сессии ко мне подошел министр внутренних дел генерал Владимир Егоров:
 
- Мы сейчас проверяем, есть ли у охранников Жириновского оружие. Если есть, их депортируют.
 
Мое обращение к генеральному прокурору Николаю Игнатовичу имело положительный результат. Городская прокуратура отменила ранее изданное заместителем председателя горисполкома разрешение на встречу Жириновского с жителями Минска во Дворце спорта (зал - несколько тысяч человек). Я направил Игнатовичу еще один запрос - на этот раз уже относительно поведения Жириновского в Минске.
 
Жириновский был возмущен, и на пресс-конференции, рассказав о своих шагах в случае избрания его президентом, прошелся по автору этих строк:
 
"Демократия возможна только там, где сильное государство. А сильное государство там, где сильные армии и тайная полиция ... Надо дать понять населению: если будет сопротивление новому законному режиму, он будет подавлен ... Я наведу порядок по всей стране. Без «воронков» и репрессий. В течение 2-3 месяцев прилавки будут наполнены всем необходимым. Голодных, холодных и безработных у меня не будет (то же самое, почти слово в слово, повторит Лукашенко на выборах 1994 г. - С.Н.). Все республики ликвидируются одним указом. Одна республика - Российская Федерация Демократическая. Шушкевич у вас будет, Кебич, свой гимн.Но западная граница этого государства будет проходить по Бугу .... Так, телевидение готово? Государственное телевидение у нас в основном антирусское. Ничего, давайте. Пусть врут, я за свободу прессы. Вчера ваш парламент в лице секретаря Комиссии по правам человека исходил желчью. Вспомнил меня: как так? Допустили выступить? Кто дал право? Это дикость. Депутат парламента должен обеспечивать права граждан на территории республики, а он ломает правовую структуру и за это получает деньги".
 
Через несколько дней я получил официальный ответ на свой запрос, подписанный Генеральным прокурором Николаем Игнатовичем:
 
"Уважаемый Сергей Иосифович!
 
Ваше письмо о неправомерных действиях председателя Либерально-демократической партии Жириновского В.В. прокуратурой республики рассмотрены.
 
Установлено, что 23.12.1991 Жириновский, находясь в здании Верховного Совета Республики Беларусь, вступил в спор с народными депутатами, среди которых находились и Вы. При этом Жириновский вел себя грубо и вызывающе, высказывал оскорбления и угрозы в адрес народных депутатов. В связи с этим на него составлен административный протокол в соответствии со ст.156 КоАП РБ (мелкое хулиганство), который направлен на рассмотрение в народный суд.
 
Оснований для возбуждения против Жириновского уголовного дела прокуратура республики не находит. В соответствии со ст. 189 и 202 УК РБ уголовная ответственность за угрозу убийством наступает только в случае, если она является реальной. Жириновский действительно высказывал угрозы в Ваш адрес, однако они реальными не являются.
 
Что касается оскорбления народного депутата Садовского П.В., то эти действия Жириновского, также как и угрозы в Ваш адрес, охватываются составом административного нарушения, предусмотренного ст. 156 КоАП РБ, Действия Жириновского в этой части нельзя квалифицировать в соответствии со ст. 188 или 129 УК РБ, потому что к уголовной ответственности может быть привлечено лишь лицо, оскорбившее другое лицо неприличными словами.
 
Генеральный прокурор Республики Беларусь М.И. Игнатович ".
 
Понятно, что Игнатович только подписал ответ, писал его кто-то другой, рангом ниже сотрудник прокуратуры, который, возможно, и проводил проверку. Кстати, обращает внимание, что в начале даже не отмечено принадлежность партии Жириновского к другой стране, России - в прокуратуре еще "российское" продолжали воспринимать как "свое", и такое отношение не скоро изменится.
 
Через год Игнатович умер, короткий период "демократизации" прокуратуры закончился, и в августе 1995-го, когда мы, группа депутатов, обратимся в прокуратуру за защитой нашего коллеги Сергея Антончика, которого спецслужбы три дня держали под дула автоматов, первый заместитель генпрокурора Кондратьев цинично заявит нам, что слово президента Лукашенко - выше Конституции и закона.
 
Но в декабре 1991 года мы добились, чтобы правоохранительная машина сработала - в московскую милицию была даже направлена ​​телеграмма с просьбой «обеспечить явку для дачи показаний в Центральный РОВД Минска Владимира Жириновского" (другое дело, что начальник уголовного розыска Москвы отказался это делать).
 
Словом, в ситуации с Жириновским правоохранительные органы использовали все или почти все юридические возможности - но их усилия не имели политической поддержки от высшей власти. .
 
Такая поддержка, безусловно, должна была быть от высшего должностного лица - Председателя Верховного Совета Станислава Шушкевича.
 
И дело тут, конечно, не только в юридическом наказании московского шовиниста.Отсутствие в законодательстве положений о запрете призывов к ликвидации государства - вовсе не оправдание бездействия того, кто это государство обязан защищать политически.
 
Инцидент с Жириновским давал возможность самому высокому должностному лицу и с самой высокой трибуны, на всю страну, четко и однозначно заявить, что никому не позволено ставить под сомнение суверенитет Беларуси. Шушкевича тогда чиновничество еще воспринимало как "самого большого начальника" и, безусловно, вынуждено было бы прислушаться. Такое заявление имело бы особо важное значение именно в те дни, первые дни после распада СССР, так как заставило бы задуматься сторонников возрождения империи, которые уже начали свое наступление на белорусскую независимость.
 
Но Шушкевич не посчитал нужным это сделать.
 
Было ясно, что сторонники возрождения империи, почувствовав свою безнаказанность, будут действовать активно.
 
Мои друзья тот визит Жириновского в Минск и обстоятельства его "полета" с лестницы Дома правительства время от времени вспоминают мне с юмором (не забывает о той приезд и Жириновский). Мне же ни тогда, ни теперь не виделось в этом ничего смешного. Было понятно, что это только начало, и сторонники возрождения империи, почувствовав свою безнаказанность, будут действовать активно.
 
Так оно и произошло. Уже через несколько дней в минских подземных переходах появились газетенки с призывом наказать инициаторов уничтожения СССР, потом проклюнулись разные "славянские соборы" и "народные движения" Гайдукевича. Наконец, в 1993-им, депутат Лукашенко заявил о необходимости восстановления СССР - сначала в форме союза России и Беларуси.
 
Между прочим, в манерах и поведении Жириновского и Лукашенко и тогда и сейчас много общего. Как говорят в таких случаях - птицы одного полета.
16:00 26/12/2011




Loading...


загружаются комментарии