Раковая опухоль

С 1 января 2012 года Беларусь вступила в Единое экономическое пространство ЕврАзЭС, чем относительно прочно связала себя с интеграционными планами Российской Федерации.

Раковая опухоль
Полученные по этому поводу финансовые и ресурсные авансы позволили как президенту республики в своем новогоднем обращении, так и премьер-министру заявить о том, что наступивший 2012 год, если не принесет мгновенного процветания стране, но обязательно заложит основание для неуклонного экономического подъема.
 
Более того, 31 декабря А. Лукашенко не преминул подчеркнуть, что экономические проблемы завершающегося года остаются в прошлом и должны восприниматься в качестве некого временного недоразумения. Причины того факта, что население за последние двенадцать месяцев обеднело больше чем в два раза, в речах президента и премьера не освещались, за исключением традиционной лицемерной грусти насчет роста цен на импортируемую нефть. Это было тем более забавно, что ни для кого на планете не является тайной, если не считать А. Лукашенко, что чем дороже нефть, тем дороже нефтепродукты, выработанные из нее.
 
Но все-таки обратила на себя внимание нечто иное. Рассуждая о грядущем экономическом оживлении, белорусские власти лишь вскользь упоминают, что оно возможно только в рамках ЕЭП, то есть в отсроченном дотационном «коридоре». Маневра, в общем-то, нет. При этом белорусским руководством ничего не говорится об огромных авансах, полученных в декабре прошлого года от России ради участия республики в новом интеграционном проекте. Все получаемые дотации объясняются совершенно естественно и непринужденно, а их поступление от РФ, как должное и обязательное.
 
Постепенное завершение кризиса 2011 года, а если вернее, его купирование щедрой российской ресурсной и финансовой поддержкой белорусским истеблишментом объявляется как результат правильной и выверенной экономической политики белорусского правительства, его верными шагами в валютно-финансовой сфере. Мы, в свою очередь весь 2011 год могли наблюдать лишь бездарные и панические шараханья под аккомпанемент успокоительных заявлений А. Лукашенко, что «помощь на подходе».
 
Оставляя вне нашего повествования истинные причины российской щедрости, так как данному вопросу в декабре было уделено вполне достаточное внимания, тем не менее, сейчас любопытно наблюдать, как М. Мясникович открыто бахвалится некими экономическими «успехами», уподобляясь карточному игроку, перехватившему козырь тогда, когда игра уже был полностью проиграна. То, что этот «козырь» ему сунул под столом А. Лукашенко, в свою очередь, вытащив из колоды соседа, лишь подчеркивает жалкий и никчемный образ белорусского премьера. Ловкость рук и никакой экономики.
 
Между тем, смертельная болезнь, поразившая белорусское государство, никуда не делась. Авторитарный режим, во главе которого находится ненасытная семья, окружённая группировкой белорусских олигархов, давно уподобился раковой опухоли, которая опутала своими щупальцами буквально весь государственный «организм», питаясь «соками» страны-жертвы. Жертва давно истощена, парализована, отравлена и превратилась в коллективного заложника, чьей судьбой должна беспокоиться, естественно, не сама «опухоль», а сердобольные соседи, опасающиеся, что гниение европейского варианта Северной Кореи отравит всю Восточную Европу.
 
Власть использует полученную помощь в качестве наркотика, призванного заглушить болезни белорусской экономики. Больной «организм» обычно привыкает к обезболивающему, требуя каждый раз все большей дозы. Стоит напомнить, что в 1995 году финансово-ресурсная поддержка белорусской экономики со стороны России не превышала одного миллиарда (солидные в 1990-е годы финансовые ресурсы). С тех лет потребности в «травке» выросли на порядок. Еще одну «ломку» в стиле 2011 года Беларусь не переживет. Думается, что белорусские власти понимают это, но инстинкт власти и стяжательство их обрекает на очередные попытки удержаться в седле загнанной ими до полусмерти «лошадки».
 
Казнь египетская
 
Автор не является сторонником переноса законов биологии на политические процессы, хотя история общественной мысли содержит массу теорий на этот счет, но не является открытием то, что авторитарный, как и тоталитарный, режимы, действительно уподобившись раковой болезни, постепенно, но неуклонно буквально выедают все духовные силы народов и ресурсы стран, где они оказываются у власти, чем готовят собственную гибель. Иных вариантов нет, если только на определенном этапе внешние силы, оказывающие покровительство такого рода режимам и использующих их для авторитарной экономической модернизации (Тайвань, Южная Корея), в случае изменения мировой или региональной политической обстановки, начинают способствовать процессам демократизации в этих странах. В этом случае судьба авторитарных лидеров и их близких оказывается поистине ужасной.
Оглашенное на завершившейся неделе требование египетской прокуратуры в отношении казни через повешение экс-президента Египта Х. Мубарака, не оставляет места для иллюзий, обычно питаемых диктаторами, упорно считающих, что народ их обожает. Стоит напомнить, что пять лет назад, 31 декабря 2006 года повесили Саддама Хусейна. Судьба его сыновей не менее страшна.
 
Нельзя забывать, что продолжительное время Х. Мубарак, по своему выдающийся человек и боевой летчик, генерал, получивший свой чин в бою, пользовался полной поддержкой своего народа. Больше тридцати лет Египет получал солидную финансовую поддержку от США, отношениями с которыми Х. Мубарак весьма дорожил. Закончилось все известными прошлогодними событиями в Каире. Трагичность ситуации заключается еще в том, что под угрозой виселицы оказались и оба сына бывшего несменяемого главы республики (аналогия с С. Хусейном полная). Вполне реально, что смерти могут предать два поколения правящей династии.
 
Приходится признать, что египетский прецедент не является каким-то исключением из правила. Его судьбу можно назвать закономерным итогом еще одной попытки закрепить за собой право считаться «отцом нации». Гораздо сложнее в белорусском случае, так как согласно политической традиции, закрепленной в сознании среднего и старшего поколения белорусов, на роль «отца нации», несмотря на все усилия А. Лукашенко, до настоящего момента может претендовать только один представитель ее послевоенной номенклатуры – Петр Машеров. Сколько не переименовывай проспекты, место «отца» не освободилось, как бы первый белорусский президент не игрался титулом «батька», который он сам себе и присвоил. Он не уловил, что в настоящее время белорусский народ вкладывает в это слово больше иронии, чем почитания.
 
Итак, проблема с режимом не решена. Без внешних «костылей» власть А. Лукашенко не продержится и полгода. Основные «болезни» загнали вглубь, очаги «боли» залили дотациями – наркотиками. Но процессы продолжают идти, гниение режима не остановлено и, тем более, не предвидится какого-либо оздоровления. Не за горами и внешние кризисы, где поворотным пунктом окажется не формат входа Беларуси в ЕЭП, а формат определения четвертого президента России (не итог!).
 
Процессы
 
Однако для того, чтобы сошлись внутренние и внешние факторы, делающие дальнейшее существование режима невозможным, необходимо отследить долговременные политико-экономические процессы, реально ведущие к развалу существующего режима. Это такие местные раковые опухоли, отравляющие и разлагающие правящий режим.
 
Учитывая, что в настоящее время республика остается одной из самых закрытых стран мира, где реальная информация замалчивается, препарируется или приукрашивается, то выделяя каждый процесс, негативно и угнетающе, также разлагающе воздействующий на правящий в Беларуси режим, необходимо заранее определить индикаторы развития данных процессов. Индикаторы в данном случае выступают в роли не только симптомов «болезни», но и демонстрируют очередной этап, которые процессы преодолевают, развивая определенную инерцию.
 
Реакция на негативные процессы белорусских властей является также косвенным индикатором надвигающейся опасности, хотя далеко не всегда белорусские власти адекватно воспринимают возникающую угрозу.
 
Безусловно, ряд негативных процессов развиваются буквально на наших глазах. Ряд из них носит среднесрочный характер. К примеру, проблема выполнения РБ всех соглашений, составляющих основу участия республики в ЕЭП ЕврАзЭС. Другие процессы более долгосрочны. К последним можно отнести тихо тлеющий конфликт в правящей династии, всегда способный, стоит только А. Лукашенко чуть споткнуться, разгореться в братоубийственную схватку. А он обязательно споткнется… ведь не спотыкаются только боги… Так что рано или поздно перед белорусским президентом встанет вопрос страшного выбора.
 
Внимательный наблюдатель способен привести не один пример подобного рода объективных процессов, разрушающих режим, и которые не способны остановить ни внешняя помощь, ни внутренняя политика белорусских властей, но в рамках статьи имело бы смысл остановиться только на примерах таких процессов, зачастую порожденных самими властями.
 
Наиболее ярким примером такого рода ошибок белорусского руководства можно считать рост политической и трудовой миграции. Если в отношении политической миграции, которая появилась после 1996 года, власти продолжают скрупулезно выполнять все традиции авторитаризма, т.е. всячески поддерживать выезд политических оппонентов за рубеж, то в отношении трудовой миграции руководство республики долгое время находилось в плену иллюзий, считая выезд белорусских специалистов и рабочих в соседние страны временным явлением. Между тем, рост политически мотивированной, как и трудовой миграции являются типичными процессами, несущими для авторитарного режима огромные угрозы.
 
Видя перед собой только тактические цели, власти близоруко способствуют выезду из страны своих политических противников, не понимая, что в этом случае они проигрывают стратегически. Находясь в стране, политическая оппозиция объективно ограничена в средствах давления на режим, но вместе с тем наличие мощной и обязательно непримиримой оппозиции, как ни что иное демонстрирует силу и легитимность существующей власти. Отсутствие реальной оппозиции сигнализирует о внутренней болезни политического режима, ее надломе и потере политической конкурентоспособности. Вместо того, чтобы выдержать властный марафон в борьбе с достойными противниками, власть, оставшись на дистанции в гордом одиночестве, предпочитает дойти до очередной «победки» шагом, рассчитывая при этом только на допинг в виде внешней поддержки.
 
Выдавливая политических противников за рубежи республики, власти исподволь способствуют росту сомнений окружающего мира к собственной легитимности. Оппоненты власти из малоизвестных в Беларуси политических лидеров крохотных партий и движений, политических аналитиков, интересных только специалистам, и молодых активистов, выехав за рубеж, оказываются в совершенно иной политической и информационной среде, где их представления о режиме А. Лукашенко становятся известны сотням миллионов. За ними охотятся СМИ, они выступают в лучшее время на телеканалах, чья аудитория превышает численность населения Беларуси в десятки раз. Власть сама формирует своих непримиримых врагов.
 
Индикатором развития данного процесса может явиться ситуация, когда политическая эмиграция начнет приобретать монополию на толкование белорусского вопроса в соседних государствах и ЕС. Нет нужды говорить, что политическая эмиграция близка к данной стадии и в этом режим А. Лукашенко ей всячески помогает.
 
Безусловно, данный процесс не свалит режим, но он является составной и неотъемлемой частью целого комплекса объективных процессов, способствующих его ликвидации. Взятая в качестве примера проблема политической миграции действительно носит объективный характер, так как власти уже не выйдут из выбранной политической «колеи», где равноправный диалог с оппозицией невозможен.
 
Косвенным свидетельством глубины «болезни» являются непрестанные попытки руководства республики имитировать диалог, создавать прикормленную оппозицию, стимулировать некие оппозиционные группы и группки, выступающих за контакты с авторитарным режимом. В этом же «коридоре» находятся и опасения властей в отношении возможного бойкота очередного избирательного фарса.
 
Стоит обратить внимание, что режим истерично относится к любой попытке сформировать общую позицию оппонентов режима в отношении бойкота. Власти мгновенно и крайне негативно реагируют на любой сигнал о готовности тех или иных политических партий и группировок выйти из игры с краплёными картами, где им отведена роль политических шутов и узников/ заложников.
 
Процессы связанные с трудовой миграцией носят еще более глубокий разрушительный характер. Прежде всего, авторитарный/тоталитарный режим и трудовые мигранты – понятия несовместимые. Авторитаризм построен на целом комплексе народнического популизма, социальной показухи и национального чванства. Он крайне заинтересован как раз в том, чтобы к нему бежали все те, кто оказался не у дел у себя на Родине. Иммигранты должны восхвалять достижения режима, критиковать оставленную родную землю и рассыпаться в комплиментах приютившему их народу и вождю. В советское время шла настоящая охота за перебежчиками.
 
Но в нашем случае мы говорим как раз о противоположном явлении. Каждый трудовой мигрант из Беларуси, самим фактом своего появления на рынке труда в соседнем государстве несет в себе огромный заряд критики политического режима, оставленного дома «на хозяйстве». Более того, даже в тех случаях, когда белорусский гастарбайтер старательно расписывает все прелести «стабильности» и «чистоты улиц», ему, как правило, нечего что-то ответить на вопрос: «Если у Вас там так хорошо и здорово, то зачем ты здесь дачные заборы красишь?».
 
Между тем процесс нарастает буквально на глазах. Разница в заработной плате в два раза еще способна удержать работника дома, но когда заработные платы отличаются в три раза, а в ряде отраслей в 5 – 10 раз (СМИ, корпоративный менеджмент, ТЭК и т.д.), то факт отъезда на работу за рубеж превращается в свидетельство высокой квалификации и личного успеха. Этим гордятся. Стоит помнить, что когда заработная плата на новом месте больше, чем на старом, в 5 раз, то вывоз семьи является вполне закономерным явлением.
 
Власти только сейчас стали демонстрировать озабоченность данным процессом, но решать его даже не пытаются, так как для того, чтобы оставить квалифицированную рабочую силу дома, ей надо поднять реальную (в пересчете на СКВ) заработную плату минимум в три раза. По сути, необходимо рывком увеличить экспорт готовой продукции минимум в два раза, что без зарубежных инвестиций и новых технологий, которые тоже миллиарды долларов стоят, сделать невозможно.
 
Через пару лет такого рода инвестиции будут уже бесполезны, так как трудовые ресурсы республики будут истощены и отсортированы по принципу квалификации. На копку канав и дойку на ферме руки еще найдутся, для высоких технологий их уже сейчас нет. То есть процесс приобрел объективный характер, он имеет свою инерцию, и власти не в силах ему противостоять. Индикаторами данного процесса могут стать сорвавшиеся инвестиционные проекты по размещению в республике мощных высокотиражных производств, где вопрос обеспечения квалифицированными кадрами является приоритетным.
 
Естественно, власти могут пойти по традиционному для себя пути принятия «простых решений», в частности, ускорить миграцию в Беларусь граждан КНР. Между прочим, данное явление все больше и больше начинает приобретать собственную динамику, которую официальный Минск также не в силах хотя бы притормозить.
 
Ни для кого не является новостью, что буквально все страны, с которыми у Китая хорошие отношения, включая Россию, имеют на своей территории солидные быстрорастущие китайские общины. Это своеобразная плата за «дружбу». Не стоит отдельно от данного процесса и Беларусь, где встретить китайца на улицах Минска также легко, как в Москве выходца с Кавказа. Стоит признать, что кавказцев в Беларуси действительно относительно немного, что понятно, так как что им делать в столь небогатой стране. Будет республика жить побогаче, появится и мощная кавказская община, что, между прочим, является одним из индикаторов роста жизненного уровня коренного населения.
 
Однако трудно еще найти пример, когда пришельцы получают право на строительства своеобразного символа своего пока экономического, но не за горами и политического влияния на новой Родине. Размещение гостиницы «Пекин», выполняющего роль ядра будущего Чайна-тауна, в самом центре белорусской столицы не вызвало бы столько толков в белорусском обществе, если бы не было столь символичным. С тем же успехом, российское руководство могло бы предоставить для Чайна-Тауна Манежную площадь около стен Кремля или, что было бы созвучно, весь Китай-город (не надо было бы и переименовывать).
Напротив, несколько лет назад российские власти, не обращая внимания на протесты посла КНР, буквально снесли с лица земли стихийно сформировавшийся на месте Черкизовского рынка московский Чайна-Таун, вышвырнув московских китайцев за МКАД. Учитывая, что в Беларуси для граждан Китая создаются наиболее благоприятные на постсоветском пространстве условия, приходится удивляться тому, что еще не поставлен вопрос о замене Красного костела китайской пагодой. Но всему свое время…
В контексте начала строительства Чайна-Тауна в белорусской столице особое наслаждение вызывает наблюдение за белорусской националистической оппозицией, которая появлению в центре Минска гостиницы под названием «Пекин» отнеслась вполне равнодушно. Вот если бы вновь возводимый отель строился под именем «Москва», то все мы просто оглохли бы от криков об угрозе белорусскому суверенитету.
09:58 09/01/2012




Loading...


загружаются комментарии