Милиция добывает "пальчики" запугиванием и шантажом?

"Я, Кармановский Кирилл Георгиевич... заявляю о попытке давления, шантажа и запугивания в мой адрес со стороны сотрудников милиции Заводского района г. Минска".

Так расценивает бесконечные попытки милиции взять отпечатки пальцы житель Минска Кирилл Кармановский, который  направил жалобу Генеральному прокурору Алексею Конюку.
 
"Это началось с февраля прошлого года, когда мне стали звонить и заставлять пройти обязательную дакторегистрацию как военнообязанному. Я обратился к правозащитникам, чтобы они мне разъяснили, насколько эта процедура является законной, на что получил ответ, что у милиции не было оснований начинать данную процедуру. Мне была оказана помощь в составлении жалобы на имя начальника Заводского РУВД г. Минска. Я направил ее в РУВД. Получил ответ, но на многие мои вопросы я так не получил разъяснений, что еще больше у меня вызвало сомнений в законности проведения дакторегистрации сотрудниками милиции. При этом кто им дал право приходить поздно ко мне домой, угрожать судом, хотя как законопослушный гражданин, я не нарушал закон. Поэтому я вынужден к Вам обратиться напрямую, так как вопросы, которые указаны в моей жалобе, могут быть решены только Генеральной прокуратурой. Я поддерживаю связь с другими гражданами, которые ранее направляли такие жалобы и в РВУД и в райпрокуратуры, но до сих пор в законодательстве не произошли изменения.
 
Милиция по-прежнему превышает свои служебные полномочия, заставляя в грубой форме пройти дакторегистрацию не только меня, но и других военнообязанных. Вот недавно в Лиде, суд привлек к административной ответственности заслуженного ветерана боевых действий в Афганистане Георгия Бухтаревича, человека имеющих три боевых ордена. Я Вам скажу, что такие действия милиции подрывают не только авторитет к ней, но и в целом к власти», - пишет Кирилл Кармановский.
 
А последней каплей, переполнившей чашу терпения минчанина, стал конфликт, который произошел 5 января 2012 года в его собственной квартире.
 
«Вечером в 20.30 ко мне пришли двое сотрудников милиции, которые предложили мне прийти завтра (6 января. - Ред.) в РУВД на обязательную государственную дактилоскопическую регистрацию (далее – ОГДР). Я возразил ему, чтобы они мне мотивировали законность прохождения данной процедуры. Я ему задал несколько вопросов, но он не ответил мне по существу. Однако, мне было заявлено, что если я откажусь от прохождения данной процедуры, то меня суд подвергнет штрафу в 800 000 (восемьсот тысяч) белорусских рублей.
 
Вышеуказанное было заявлено в весьма грубой и ультимативной форме, обозвав меня «идиотом», при этом присутствовала моя престарелая мать. Заставляли подписать насильно какую-то повестку, но я отказался, поскольку посчитал, что их действия выходят за рамки закона. Вышеуказанные действия я могу расценивать как шантаж и запугивание, а также превышение власти сотрудниками милиции, а также как оскорбление моей чести и достоинства. Мою точку зрения я постараюсь обосновать ниже.
 
Следует отметить, что подобные телефонные звонки поступали на мой мобильный телефон и ранее. Я им рассказывал, что я не отказываюсь от прохождения дакторегистрации, а хочу лишь разобраться в законности этой процедуры", - пишет Кирилл Кармановский.
 
Минчанин ставит перед Генеральным прокурором ряд вопросов, на которые требует ответа. Причем не только от своего имени, но от имени 35 тысяч человек, которые не прошли дактилоскопию.
 
"Хотелось бы напомнить, что, согласно, ст.4 Закона о государственной дактилоскопической регистрации ЧЁТКО указано, что процедура обязательной дактилоскопической регистрации проводится с соблюдением прав и свобод граждан, установленных Конституцией Республики Беларусь, в соответствии с принципами законности, гуманизма и конфиденциальности. При этом данная процедура не должна представлять опасность для здоровья человека, унижать его честь, достоинство и деловую репутацию.
 
Однако, несмотря на положения закона, для ОГДР используется обычная типографская краска, которая не предназначена для нанесения на кожные покровы человека и может содержать ингредиенты, обладающие аллергенными, канцерогенными, мутагенными и тератогенными свойствами. Мне не удалось найти информацию о том, прошла ли используемая при осуществлении процедуры ОГДР краска государственную санитарно-гигиенической регистрацию, и имеется ли удостоверение ГГР для данной краски, что она действительно не опасна для здоровья граждан, находящихся в детородном возрасте (и в том числе не будет ли данная субстанция негативным образом влиять на образование эмбриона человека, приводящее в том числе к физическим и психическим отклонениям будущего ребёнка, в случае контакта с данной субстанцией одного из родителей). Кроме того, мне неизвестно, имеется ли у МВД документы о согласовании с Министерством здравоохранения процедуры ОГДР.
 
Также известно, что краска наносится одним валиком и из одной ёмкости. Поэтому достаточно одного человека, инфицированного вирусом какого-либо серьёзного кожного, венерического или любого другого заболевания, чтобы возникла эпидемия среди лиц прошедших процедуру ОГДР, с использованием одной и той же порции краски; и был нанесён вред физическому и/или психическому здоровью этих лиц, что прямо противоречит закону о ОГДР.
 
Ясно, что специалист, проводящий процедуру ОГДР, НЕ ПРОВЕРЯЕТ наличие у данного человека каких-либо заболеваний, которые могут передаться другим гражданам; что опять же может нанести вред физическому и/или психическому здоровью лиц, проходящих процедуру ОГДР, что прямо противоречит закону.
 
В соответствии с Указом Президента РБ от 18.11.2004 г. №565 “Об утверждении положения о порядке осуществления добровольной и обязательной государственной дактилоскопической регистрации”, а также Указом Президента РБ № 241 “О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Республики Беларусь от 18 ноября 2004 года” Министерство внутренних дел, Министерство обороны, Совет безопасности, КГБ и Оперативно-аналитический центр при Президенте РБ должны были разработать и согласовать подробный порядок прохождения этой процедуры военнообязанными. МВД было обязано установить определенный Порядок по согласованию с Министерством обороны (Указ Президента № 241 от 06.05.2010 г.), каким образом военнообязанные будут проходить государственную дактилоскопическую регистрацию. Но, до настоящего времени, такого документа нет. (Либо этот порядок НЕ ОПУБЛИКОВАН, и не содержится в реестре Национального центра правовой информации РБ (далее – НЦПИ), а следовательно, не может применяться на практике.)
 
Основанием для прохождения военнообязанными ОГДР являлось направление военного комиссариата по форме, устанавливаемой МВД, которое должно было согласовываться с КГБ, СПБ и Оперативно-аналитическим центром при Президенте РБ (ОАЦ). Однако такой формы  для военнообязанных также нет.
 
Кроме того, закон о ОГДР гарантирует гражданам право на уничтожение их (граждан) дактилоскопической информации по заявлению гражданина в случае достижения последним определённого возраста. Однако, закон не оговаривает, будет ли содержаться собранная таким образом информация в банке данных, НЕ ПОДВЕРГАЕМОМ регулярному резервному копированию с целью восстановления данного банка в случае критических сбоев в информационной системе ведомства, отвечающего за сохранность и поддержание высокой готовности к использованию указанного банка данных. В этом случае возникает вопрос об ОБЕСПЕЧЕНИИ механизма ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО уничтожения дактокарты гражданина информации о ней не только в актуальном банке данных, но и ВО ВСЕХ резервных копиях этого банка данных. В случае уничтожения информации только в актуальной копии банка данных и сохранения такой информации во всех ранее сделанных резервных копиях, нарушается право гражданина на полное уничтожение дактилоскопической информации о нём, прописанное в законе о ОГДР.
 
Далее. Согласно ст. 2  Закона “Об органах внутренних дел Республики Беларусь” от 17.07.2007 года, в задачи милиции не входит проводить ОГДР в отношении военнообязанных. Изменения в данный закон не вносились. Также, согласно Постановлению МВД РБ № 294 от 13.11.2007 “Об утверждении инструкции по организации работы участкового инспектора милиции”, не входит в его обязанности вызов по телефону военнообязанных граждан для прохождения ОГДР; проведение дактилоскопической регистрации; выписывание повестки на имя призывников; получение личных данных на законопослушных граждан; составление протоколов об административной ответственности  в отношении военнообязанных по ст.23.4 “неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе” КоАП РБ. То же самое относится и к должностным обязанностям любого другого работника милиции. Следовательно вызовы по телефону и угрозы в мой адрес являются ГРУБЫМ нарушением действующего законодательства и ПРЕВЫШЕНИЕМ ДОЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ сотрудниками милиции.
 
Кроме того, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, правом проведения ОГДР наделены только специально подготовленные лица, как правило, это специалисты криминалистических лабораторий при органах внутренних дел, но никак не участковые инспекторы, дознаватели и другие должностные лица органов внутренних дел (в том числе и сотрудники ГАИ).
 
В соответствии ст.4 Закона о прокуратуре, одной из главной задач является обеспечение верховенства права, законности и правопорядка, защита прав и законных интересов граждан. С этой целью прокуратура осуществляет надзор за точным и единообразным исполнением законов, указов, декретов и иных нормативных правовых актов. В случаях, когда прокуратура устанавливает, что определенными должностными лицами нарушается закон, то она в соответствии ст. 41 закона о прокуратуре, вносит в такой орган предписание для устранения указанных нарушений. Кроме того, согласно ст.13 вышеназванного закона прокурор, установив, что законодательство несовершенно, то имеет право внести предложения в нормотворческий орган или должностному лицу о принятии (издании), изменении, дополнении, толковании или признании утратившими силу нормативных правовых актов», - пишет Кирилл Кармановский.
 
На основании сказанного Кирилл Каомановский от имени 35 тысяч не прошедших дактилоскопию ставит перед Генпрокурором ряд серьезных вопросов.
 
"1.Внести предписание в органы внутренних дел Заводского РУВД г. Минска, чтобы они прекратили проводить дактилоскопию у военнообязанных, поскольку нет у них такого права, а также не установлен порядок проведения данной процедуры между Министерством обороны и МВД.
 
2.Привлечь к ответственности сотрудников милиции, которые поздно вечером пришли ко мне домой и выражали угрозы в мой адрес, при этом не представлялись, на мои требования пояснить на основании кого закона я должен идти в милицию и сдавать отпечатки пальцев рук?
 
3.Обратиться в Палату представителей Национального собрания, чтобы разъяснили порядок прохождения обязательной дактилоскопии военнообязанными в органах внутренних дел.
Обратиться в Палату представителей Национального собрания, чтобы внесли изменения в закон об органах внутренних дел, закон о воинской обязанности и воинской службе, установив в обязанности сотрудников милиции проводить обязательную дактилоскопию у военнообязанных.
 
4.Обратиться в Палату представителей Национального собрания и получить разъяснения, установлена ли ответственность (административная или уголовная) за отказ военнообязанного проходить обязательную дактилоскопию.
 
5.Дать ответ о законности привлечения военнообязанных граждан, которые отказались проходить данную процедуру дактилоскопии, по ст. 23.4 КоАП РБ, поскольку эта статья никакого отношения не имеет к нам военнообязанным.
 
6.Обратиться в Верховный суд с целью изучения судебной практики о привлечении военнообязанных по ст.23.4 КоАП РБ на предмет, является ли отказа военнообязанного проходить обязательную дакторегистрацию, если на законодательном уровне не установлен определенный порядок между Министерством обороны и Министерством внутренних дел о получении полномочий последними для проведения дакторегистрации у военнообязанных.
 
7.Обратиться в Палату представителей Национального собрания и получить разъяснения, установлен ли срок для военнообязанных, когда они должны пройти обязательную дактилоскопию.
 
8.Обратиться в Министерство обороны, что оно создало специальный архив для хранения дактокарт военнообязанных, а не так как сейчас они хранятся в общей базе с лицами совершившими преступлениям. А ведь в Конституции записано о презумпции невиновности, но практике получается, что без суда мои данные помещают в общую картотеку с граждане нарушившими закон.
 
9.Внести представление в Министерство обороны и Министерство внутренних дел, чтобы они в срочном порядке разработали подробный Порядок прохождения этой процедуры военнообязанными, согласованный (согласно Указа Президента № 241 от 06.05.2010 г.) с Советом безопасности, КГБ и Оперативно-аналитическим центр при Президенте РБ.
 
10.Краска, используемая для дакторегистрации это обычная типографская краска, которая не предназначена для нанесения на кожные покровы человека и потенциально может содержать ингредиенты обладающие аллергенным, онкогенным, мутагенным и тератогенными свойствами. Проводилось ли исследование по данным параметрам (в т.ч. по отдалённым последствиям)?
 
11.Имеется ли удостоверение государственной санитарно-гигиенической регистрации данной краски?
 
12.Насколько мне известно, краска наносится одним валиком, и из одной ёмкости. Достаточно одного инфицированного человека, чтобы возникла эпидемия. Имеется ли документ о согласовании с Министерством здравоохранения данной процедуры?
 
13.Согласно Указа Президента от 6 мая 2010 года № 241 должен быть установлен порядок хранения дактилоскопической информации, установленный МВД по согласованию КГБ, СПБ и ОАЦ при Президенте РБ. Если этот порядок не установлен, то как, кем и где будет осуществляться сохранность, неизменяемость и гарантии исключения доступа к ней посторонних?
 
14.Разъяснить установлена ли административная или уголовная ответственность в отношении должностных лиц за нарушение правил получения, использования, хранения дактилоскопической информации (включая должных лиц военкомата, которые предоставляют списки военнообязанных на обязательную дактилоскопию, поскольку у меня есть информация, что эти списки являются не точными)?
 
15.Каким нормативным документом установлена повестка для вызова военнообязанных в милицию для прохождения дакторегистрации?
Считаю, что все эти повестки присылаемые мне не отвечают требованиям закона, поскольку не милиция должна приглашать по повестке, а военкомат должен вызывать военнообязанных для прохождения дакторегистрации.
 
16.Планируется ли открыть доступ к данной информации Российской Федерации и другим странам СНГ?
 
17.Как исключается появление базы данных в Интернете?
 
18.Какое подразделение МВД РБ несёт ответственность за хранение дактилоскопической информации военнообязанных, если законом об органах внутренних дел не предусмотрена такая обязанность получения отпечатков пальцев рук у военнообязанных?
 
19.Существует ли порядок, гарантирующий ПОЛНОЕ уничтожение дактилоскопической информации о гражданине; и где можно ознакомиться с документами, определяющими данный порядок?
 
20.Согласно Конституции РБ гражданину гарантируется неприкосновенность и все Указы и Законы, которые противоречат Конституции признаются ничтожными. Значит ли это, что требования милиции об обязательном прохождении дактилоскопирования являются незаконными?
 
21.Какое количество граждан Республики Беларусь по настоящее время прошли данную процедуру в г.Минске, какое количество из подлежащих обязательной дактилоскопии отказались от её прохождения?
 
22.Проводился ли целевой опрос граждан подвергшихся данной процедуре о их возможном изменении отношения к милиции до и после дактилоскопирования, и если проводился, то каков результат этого опроса ?
 
23.Подсчитывался ли возможный ущерб от привлечения работников милиции (в том числе оперативных сотрудников уголовного розыска) к несвойственным им обязанностям (на статистику раскрываемости уголовных преступлений)?
 
24.Когда прекратиться терроризирование моей семьи со стороны органов внутренних дел? Прошу внести им представление.
10:51 09/01/2012




Loading...


загружаются комментарии