Пострадавший страдает дважды

Попытка правозащитников отстоять права потерпевшего в уголовном процессе натолкнулась на глухую стену равнодушия "палатки". Как, впрочем, и многие другие инициативы правозащитников — например, просьба закрепить в законе "Об обращениях граждан и юридических лиц" термины "правозащитник" и "правозащитная организация".

Пострадавший страдает дважды
Если нежелание узаконивать деятельность правозащитников со стороны карманной палатки хотя бы объяснимо, то отказ вернуть потерпевшим в уголовном процессе права логике не поддается.
 
Руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населения" Олег Волчек:
 
"Наш центр давно  сталкивается с такой проблемой  потерпевшего по уголовному делу, когда уголовное дело приостанавливается в связи с розыском обвиняемого или неустановлением лица, совершившего преступление. Суть проблемы в том, что  потерпевшим запрещено не только ознакомиться с материалами уголовного дела, но и с постановлением о приостановлении расследования.
 
Я считаю, что это прямое нарушение равенства сторон в уголовном процессе. Почему-то потерпевший может знакомиться с материалами дела, которые направляются в суд или наоборот, когда дело прекращено.
 
Мы считаем, что таким образом потерпевший не может реализовать свое право на защиту от  лица, совершившего в отношении его преступление. Потерпевший даже  не может ознакомиться и узнать  самого минимального, что следствие сделало для поиска преступников.
 
И, как выяснилось, с такой проблемой по Беларуси многие сталкиваются, поскольку по  таким основаниям приостанавливается более 30 процентов  уголовных   дел. И получается, что следствие владеет всей ситуацией по делу, а потерпевшая сторона ограничена в получении достоверной информации. Ведь по многим делам потерпевшие от преступления получают не только моральную травму, но и материальный вред, а поэтому они заинтересованы изобличить преступника и привлечь его к ответственности при помощи суда. Почему именно сейчас это актуально?
 
Толчком к рассмотрению этой проблемы  явилось дело по факту причинения телесных повреждений инвалиду Аксиневичу, который после пребывания в милиции через некоторое время умер в результате черепно-мозговой травмы. Следствие не дает родственникам потерпевшего возможности ознакомиться с материалами дела, ссылаясь на ст.50 УПК РБ.
 
С такой проблемой столкнулся и  я, как представитель семьи экс-генерала МВД Юрия Захаренко, до сих пор орган, проводящий расследование не может ознакомить меня  с материалами расследования. Родственники министра не знают того, как следствие проводит расследование, какие версии отрабатывает. Но еще раз хочу обратить  внимание, что это касается большой группы граждан.
 
А ведь пока преступник не будет установлен,  потерпевший не сможет вернуть свое имущество. Вот, к примеру, в Англии, когда я изучал опыт компенсации ущерба потерпевшим,  там есть фонды, которые компенсируют определенный ущерб потерпевшим. К примеру, инвалид  или безработный совершает преступление, как потом с него взыскать ущерб потерпевшему? В колонии, как правило, заключенные зарабатывают копейки. Поэтому следующий шаг нашей организации  – внести предложения по защите имущественных прав потерпевших. С этой целью мы изучаем практику европейских государств.
 
Мы не только критикуем власть за нарушения прав человека, но и конструктивно помогаем улучшить законодательство. А прислушается ли власть к практикующей организации, посмотрим!"
 
Александр Микулин, правозащитник из Витебска:
 
- Хочется отметить, что поднятая проблема права потерпевшего в уголовном процессе не нова, и она актуальна по сей день. Требования  этического отношения к потерпевшему, уважительного отношения к личности свидетеля  изложены еще в трудах А.Ф.Кони "Нравственные начала в уголовном процессе (общие черты судебной этики)", написанные в 1901 году.  Еще в Статуте великого княжества Литовского 1566, 1588 годов впервые прописывались положения по защите граждан.
 
Сегодня адвоката можно расценивать как профессионального правозащитника, который занимается профессиональной защитой лица, привлекаемого к уголовной или другой ответственности. А почему нет профессиональной  защиты  у потерпевшего и свидетеля, участвующих в уголовном процессе, разве можно это расценивать как равенство сторон в процессе?  Один  21  пункт ст.50 УПК РБ, разрешающий иметь потерпевшему представителя, на наш взгляд,  не в силах разрешить возникающие трудности у потерпевшей стороны.
 
Порой  бывает так, что  сторона защиты  обвиняемого действует так, что  потерпевший  и  свидетель по делу должны в очередной раз пережить тот ужас, который  с ними  произошёл.
 
Избавить от этого их могло наличие в процессе правозащитника на стороне потерпевшего, который  мог  бы  в соответствии с законом защищать его. Имея  на стороне потерпевшего  кроме действующего Закона (государственного обвинителя)  еще и профессионального правозащитника, можно  было  бы избавить  его от негативного воздействия на него уголовного процесса.
 
В связи с этим нами неоднократно поднимается вопрос по ратификации и последующей имплементации в национальное законодательство Республики Беларусь положений Декларации "О праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы".
 
Полученный ранее ответ от законодательного органа Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, иначе как формальной отпиской не назовешь. Весь мир, научная общественность бьется над этой проблемой, только у нас  –  сухая констатация статей уголовно-процессуального кодекса, и более ничего. Где мысль, и способен ли данный Парламент в таком составе на творчество?
 
Уже в начале этого года мы обратили  внимание общественности и власти  на то, что в государстве расцветает с новой силой  правовой нигилизм. Это явление чревато для нас тем, что государство, вместо того,  чтобы  развивать  информированность  населения в области правовых знаний, принимает и законодательно утверждает барьеры к познанию принимаемых государственными органами законов.  Ликвидация бесплатного доступа к правовому интернет-порталу  –  это пример государственного правового нигилизма.
 
Это есть  нарушение элементарных норм существования гражданина в свободном демократическом государстве. Все это   без должной оценки и нашего внимания не проходят. Мы отстаивали, и в дальнейшем будем отстаивать принципы свободных рыночных отношений. Добиваться развития демократии в Беларуси на принципах Европейского Союза и   при этом не будем забывать  о тех достижениях и  ошибках,  которые совершила на этом пути Россия.
13:21 09/01/2012




Loading...


загружаются комментарии