Государство нащупывает болевой порог Байнета

«Лукашенко намерен де-факто национализировать интернет в своей стране», — написала на днях итальянская La Stampa. В подобном духе прокомментировали отдельные изменения в белорусском законодательстве и другие зарубежные СМИ. Сенсация оказалась дутой, но, отмечают эксперты, нет дыма без огня, пишут в своем обзоре «Белорусские новости».  Белорусские власти действительно берут Байнет под все более плотный контроль. И пользователи, имея горький опыт, в любой момент готовы ожидать подвоха от государственных структур, спецслужб.

Поводом же для громких публикаций стало то, что с 6 января в Беларуси вступили в силу изменения и дополнения в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях (ПИКоАП), предусматривающие административную ответственность за нарушение требований по использованию национального сегмента интернета.

Так, согласно статье 22.16. КоАП, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо могут быть оштрафованы в размере от десяти до тридцати базовых величин за «осуществление деятельности по реализации товаров, выполнению работ, оказанию услуг на территории Республики Беларусь с использованием информационных сетей, систем и ресурсов, имеющих подключение к сети интернет, не размещенных на территории Республики Беларусь и (или) не зарегистрированных в установленном порядке».

Кроме того, «нарушение требований законодательных актов по осуществлению идентификации абонентских устройств при оказании интернет-услуг и (или) пользователей интернет-услуг в пунктах коллективного пользования интернет-услугами, учету и хранению сведений об абонентских устройствах, персональных данных пользователей интернет-услуг, а также сведений об оказанных интернет-услугах влечет наложение штрафа в размере от пяти до пятнадцати базовых величин».

А нарушение требований законодательства по ограничению доступа пользователей интернет-услуг к «информации, запрещенной к распространению в соответствии с законодательными актами, влечет наложение штрафа на индивидуального предпринимателя или юридическое лицо в размере от десяти до тридцати базовых величин».

Как видим, речь идет о штрафах для предпринимателей и коммерческих фирм, а также провайдеров. При этом никто не собирается наказывать отдельных граждан за лазание по всемирной паутине и отсекать белорусов от всего массива зарубежных сайтов, вопреки утверждению упомянутой La Stampa, что с 6 января «граждане маленькой республики не смогут посещать иностранные сайты, серверы которых расположены за пределами национальных границ».

По сути, эти поправки — лишь уточнение ответственности за нарушение требований, прописанных еще в президентском указе № 60 от 1 февраля 2010 года, который фигурировал в прессе как «указ о регламентации интернета».

«С 6 января, согласно поправкам в КоАП, у нас начали действовать всего лишь штрафы. Никакие новые запреты с 6 января не вводились», — отмечает медиаэксперт Павлюк Быковский.

Версия о том, что в Беларуси запретят «иностранный интернет», стала гулять, как предполагает Быковский, из-за недосказанности в КоАП и засекреченности черного списка сайтов: «Из поправок в кодекс не вполне понятно, кого и за что будут штрафовать. Кроме того, никто ведь не знает, какие именно ресурсы запрещены в Беларуси. А в КоАП сказано лишь, что будет такая-то ответственность за такие-то действия. И поскольку Беларусью за границей реально мало кто занимается, версия о запрете зарубежных сайтов получила распространение».

Напомним, что, в частности, библиотека Конгресса США разместила у себя на сайте следующее сообщение, на которое впоследствии ссылались многие западные СМИ: «Новый закон ограничивает посещение и/или использование иностранных сайтов белорусскими гражданами и резидентами».

Оперативно-аналитический центр (ОАЦ) при президенте Беларуси — структура, которой указом № 60 отведена ключевая роль в регламентации Байнета — вынужден был в итоге оправдываться.

В ОАЦ заявили, что каких-либо ограничений в плане пользования интернет-ресурсами для граждан не предусматривается, их доступ к зарубежным сайтам не ограничивается.

В частности, подчеркнуто, что «законодательство не препятствует деятельности белорусских субъектов хозяйствования по реализации товаров, выполнению работ и оказанию услуг за пределами Республики Беларусь с использованием зарубежных интернет-ресурсов. К административной ответственности могут привлекаться только юридические лица и индивидуальные предприниматели Республики Беларусь за осуществление на ее территории деятельности по реализации товаров, выполнению работ и оказанию услуг с использованием интернет-ресурсов, расположенных за пределами национального сегмента сети интернет».

Независимые комментаторы отмечают: на сей раз власти пострадали из-за укоренившейся репутации врагов интернета, а также из-за неумения обеспечивать своевременный пиар своим решениям. ОАЦ — одна из самых закрытых в Беларуси структур.

Однако и после всех обсуждений и пояснений остается много вопросов. Так, до сих пор существуют разные мнения о том, все ли белорусские сайты должны переходить на национальный хостинг.

«Одни юристы считают, что без перехода на белорусский хостинг компании нарушают указ № 60, другие — что если с некоего конкретного ресурса не оказываются платные услуги для белорусов, то нарушения нет, — поясняет Быковский. — Пока нет практики, по которой можно было бы судить, как это будет реально расцениваться властями».

Также разночтения могут появиться и в случаях с сайтами иностранных юридических лиц. «Если у них нет представительства в Беларуси, то они просто игнорируют этот указ и поправки в КоАП. Если представительство есть, возникают сложности, потому что на этот вопрос белорусские чиновники не смогли дать адекватного ответа», — отмечает эксперт.

Стоит заметить, что в контексте введения штрафов за нарушение положений указа № 60 некоторые провайдеры, похоже, переусердствовали. Так, например, после сигнала правозащитников из Солигорска оператор сотовой связи «БелСел» признал,  что было «несколько случаев» блокировки сайтов без разрешения пользователей. А в пятизвездочном столичном отеле «Европа» заблокированными оказались даже социальные сети.

О случаях перегибов, когда «отрубаются» нужные для работы сайты, сообщалось из ряда государственных организаций. В то же время есть информация, что в некоторых госорганизациях Минска и Могилева до сих пор остается доступ к ресурсам из черного списка.

Эксперты объясняют как излишнее рвение одних провайдеров и администраций госорганизаций, так и бездействие других несовершенством формулировок самого указа № 60 и поправок в КоАП, а также банальным отсутствием практики в этой области.

«Кроме того, большое количество людей, которые принимают решения в этой сфере, не понимают, как работает интернет, — считает Быковский. — В перспективе все будет выглядеть так: если правоприменители сделают обществу «больно» и общество об этом заявит, то практика будет изменена, если сигнала о «боли» не будет, то практика продолжит двигаться в том же сумбурном направлении, даже если она будет неэффективна».

Таким образом, очевидно, что хоть и формулировки нормативных актов, и следование им со стороны исполнителей порой оставляют желать лучшего, меры по регулированию Байнета драконовскими назвать трудно. Во всяком случае, пока.

Вместе с тем эксперты рекомендуют обратить внимание на общую тенденцию к все большему ужесточению регулирования интернета в Беларуси.

По словам Андрея Бастунца, юриста и заместителя председателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), беспокойство вызвано не столько поправками в КоАП в развитие указа № 60, сколько самой тенденцией: «Мы видим, что законодательство в сфере интернета постепенно идет в сторону ужесточения. Вначале появляется указ № 60, затем — более десятка правовых актов в его развитие, сейчас появляется административная ответственность за нарушение требований указа. Мы инстинктивно чувствуем опасность, чувствуем, что свободное пространство постепенно сужается».

Наиболее явно это видно на примере так называемых черных списков сайтов с нежелательным (заметьте, в трактовке властей!) контентом. Ныне известно, что в списке ограниченного доступа уже около 60 сайтов. Среди них общественно-политические ресурсы «Хартия'97», «Белорусский партизан», правозащитный spring96.org, связанные с обменом валют prokopovich.net и prokopovi.ch, блог Евгения Липковича, а также отдельные порносайты либо сайты террористического характера.

Примечательно, что до сих пор точные списки запрещенного доступа общественности не известны. Это прерогатива прокуратуры, МВД и КГБ, которые пополняют данные списки, а также провайдеров, которые закрывают доступ к попавшим в немилость ресурсам.

«Гласность деятельности государственных органов — один из главных постулатов работы государства. А у нас гласности никакой нет, — говорит об этом Бастунец. — Да и сама процедура отнесения тех или иных сайтов к запрещенным — тоже вызывает большие вопросы».

Впрочем, еще большую опасность, по словам эксперта, представляют собой не правовые ограничения, а те «неправовые средства, к которым прибегают, скорее всего, государственные структуры».

Как отметил Бастунец, «это и периодическая блокировка целого ряда оппозиционных сайтов, и хакерские атаки на них, и вскрытие паролей. Мне это представляется большей угрозой для интернета, чем правовые ограничения. Впрочем, эти два процесса развиваются параллельно и вместе ограничивают свободу в интернете».

Напомним, в конце декабря минувшего года были взломаны резко критикующий власти сайт «Хартия-97» и сайт IT-новостей electroname.com. Неизвестные удалили часть контента обоих сайтов.

На днях electroname.com опубликовал свою версию расследования взлома, согласно которой «под негласным контролем белорусских спецслужб длительное время находились компьютеры, а также личная переписка через Skype, электронную почту и социальные сети не только некоторых работников хартийской редакции, но и известных белорусских журналистов, политиков, общественных деятелей, активистов». В КГБ отказались комментировать эту версию.

Между тем, по мнению экспертов, белорусским властям следует всерьез задуматься о своем имидже в связи с политикой в сфере интернета.

«Даже довольно невинные изменения в КоАП — невинные, потому что они никаких новых ограничений не установили — вызвали шквал публикаций, обсуждения и безусловно негативно повлияли на образ Беларуси, — высказал мнение Андрей Бастунец. — И если будут предприниматься какие-то более жесткие действия по установлению контроля за интернет-пространством, ограничению свободы в нем, то это самым негативным образом отразится на имидже Беларуси и как субъекта политики, и как субъекта экономики».

Как замечает зампред БАЖ, нельзя говорить, что Беларусь в сфере интернета движется по пути Северной Кореи: «Не думаю, что возникновение второй Северной Кореи возможно здесь и сейчас. Мы идем своим путем. Но этот путь тоже не вызывает оптимизма».
13:23 14/01/2012




Loading...


загружаются комментарии