Дмитрий Муратов: Вышинский - правозащитник рядом с тюремщиками из Беларуси

Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов рассказал о пытках, которые применялись к Андрею Санникову в заключении. Муратов признался, что ему не хватает медицинского образования, чтобы понять действия Лукашенко.

Дмитрий Муратов: Вышинский - правозащитник рядом с тюремщиками из Беларуси
- Каждый день мы занимаемся редакцией вместе с Ирой Халип ситуацией в Беларуси. Мы стараемся, чтобы к этому было привлечено внимание всех международных организаций. Я могу сказать, что, конечно, по-скотски многие из них себя ведут. Я был абсолютно потрясен, когда наши адвокаты, которые занимаются этим делом, в том числе за пределами РФ, вдруг обнаружили в Лионе, в штаб-квартире Интерпола министра внутренних дел Беларуси, который находится в черном списке Евросоюза, но ему дали возможность приехать в хранилище права, в штаб-квартиру тех людей, которые должны право защищать, в Интерпол. Наши адвокаты успели подготовить заявление во французскую прокуратуру и иск, и готовились выписать ордер на арест этого человека там, но он успел скрыться у себя в логове. Каким образом не сообщило глубокоуважаемое мною правительство Франции о том, что человек из черного списка Евросоюза, лично отвечающий за избиение, пытки, фальсификацию данных, оказался в центре Европы, это, конечно, мы будем выяснять дальше.
 
То, что касается Санникова. Началась пытка и в отношении него, и в отношении других кандидатов в президенты Беларуси, в отношении начальника его штаба. Не только в отношении...
 
- Пытка – вы имеете в виду пытки физические?
 
- Ну, все люди, которые проходили тюрьмы или что-то про это читали, прекрасно знают, что когда человека выделяют из одной зоны и начинают отправлять по этапам, это уже предельная степень давления на человека. Санникова лишили любой адвокатской защиты. Начальник лагеря, где он оказался, заявил, что не видит достаточных оснований для того, чтобы Санников к юридической защите обращался. Это новая норма права, таких норм права не было. То есть Андрей Януарьевич Вышинский является правозащитником рядом с тюремщиками из Беларуси.
 
Ире дали свидание, спустя несколько месяцев после того, как она даже не знала, где Андрей – к нему никого не подпускали. До этого я могу сказать. Извините за такие подробности, но к нему в камеру сажали под одними именами агентов, которые затем оказывались людьми с определенной сексуальной ориентацией. А для выживания в лагерях находиться в одной камере с таким человеком является еще одной разновидностью...
 
- Унижение, да?
 
- Он становится отверженным, с ним невозможно общаться. Это очень... Ну, в этой терминологии "отсаженном". Даже бывалые люди, прошедшие лагеря, являющиеся там законниками, что ли, говорят нам, что такого беспредела, такого пыточного беспредела в отношении Санникова просто невозможно. И, действительно, когда дали свидание, он сумел показать записку, что, в общем, он отсюда никогда не выйдет. Мы уговаривали Санникова, уговаривали, когда была такая возможность, чтобы он написал прошение о помиловании. Потому что жизни Дани, родителям и самой Ире грозит опасность, просто, действительно, смертельная опасность.
 
- Мальчику 4 года, по-моему, да?
 
- Да, Дане – 4 года, мы с ним близкие друзья, мы вместе каникулы летние проводили. Так вот, Андрей, понимая, что его ближайшим, его сыну и его жене грозит опасность, Ирке Халип, нашему собственному корреспонденту, он, оказывается, написал прошение о помиловании Лукашенко. Ведь, Лукашенко всем заявляет "Пусть напишет прошение о помиловании и тогда я всех отпущу". Он, спасая семью, сделал это. Больше того, и мы со своей стороны говорили ему "Андрей, это надо, надо это сделать. Ну, нельзя рисковать собою, нельзя рисковать людьми". И, в конце концов, в первую очередь, конечно, аргумент жизни и смерти семьи подействовал. И он написал это. Но Лукашенко делает вид, что этого не было. То есть он не просто вероломен. Я вообще не понимаю. Я задавал эти вопросы (к сожалению, не могу цитировать ответы) президенту страны, каким это образом мы с 1 января объединились в общее экономическое пространство с человеком, который убил экономику своей страны, убил право, убил любую возможность европейского развития и является просто политическим палачом, руками которого сейчас все это делают? Каким образом страны собираются там Чемпионат мира по хоккею проводить в следующем году, когда у них там люди гниют в тюрьмах и их доводят до смерти?
 
- А, вот, вы же не явились на встречу, куда вас приглашали на вручение премии? Там бы и смогли задать вопрос Владимиру Владимировичу. А он теперь вам интервью не даст, о чем заявил его пресс-секретарь.
 
- Я сейчас отвечу на этот вопрос. Просто закончу про Иру Халип, потому что меня это крайне задевает и вызывает мою просто лютую ненависть. Европейские страны, Евросоюз, никто... Я просил господина Бузека, президента Евросоюза хотя бы о свидании договориться, посмотреть, жив ли он и в каком состоянии, чтобы с ним поговорить. Обещают все. Все фотографируются, все приходят в газету, все приглашают нас. Я сейчас, к сожалению, из-за времени не сумел просто поехать в Давос и там бы выступал (я был приглашен), выступал бы по этому поводу, но не хватило времени мне на полет. Так вот, слушайте, давайте уже опомнитесь: вся ваша вот эта рациональная политика приводит к тому, что лично вы согреваете палачей. И согреваете их оружие, и точите его. Просто на вас будет эта кровь.
 
- Ну а что?.. У меня тоже теперь есть дополнительный вопрос. Что это? Это просто уничтожение мстительное, да? Или там они хотят добиться чего-то конкретного от Санникова? Что это? Просто уничтожать семью, уничтожать его? Для чего?
 
- У меня проблема в том, что я очень часто сталкиваюсь с современной политикой, ощущаю недостаток серьезного медицинского образования. Я, к сожалению, не могу проанализировать глубину процессов в этом мозге, я понимаю, что это дикая ненависть к любой альтернативе, дикая ненависть к любому чужому достоинству. Дикое желание удержать власть ценой других жизней и растоптать их, лишь бы удержаться у власти. А откуда вот это взялось, вот это мне, к сожалению, неподвластно, я не понимаю, что это за такая великая ценность эта самая власть", - сказал Дмитрий Муратов в программе "Особое мнение" радиостанции "Эхо Москвы".
20:16 26/01/2012




Loading...


загружаются комментарии