Парламентские выборы в спящем обществе

Тема участия/неучастия оппозиции в предстоящих парламентских выборах с каждым днем становиться все популярнее. В том, что в Беларуси нет выборов, согласны, пожалуй, все независимые эксперты.

Парламентские выборы в спящем обществе
Ничего удивительного в этом нет. Авторитарные режимы в конкурентной среде не воспроизводятся, но отказаться от избирательной атрибутики они не в состоянии. Вот и приходится прибегать к имитациям, отвечая, таким образом, на всенародную потребность в демократии. Другое дело, что в расколотом беларусском обществе у каждой его части о демократии свое представление. Так по данным НИСЭПИ (сентябрь 2010 г.) 41% доверяющих Лукашенко респондентов полагал, что страна развивается в направлении демократии. Одновременно 73% «доверяющих» считало, что концентрация в руках «батьки» практически всей власти в стране идет на благо Беларуси.
 
Удивляться подобному несоответствию не следует. Приведу два определения демократии. Первое я позаимствовал у американского политолога Адама Пшеворского: «Демократия - это такое политическое устройство, в котором правящая партия может проиграть выборы». Понятно, что к белорусской реальности отношения оно не имеет.
 
Автор второго определения в представлении не нуждается: «Нам такая демократия с гвалтом не надо. Нам демократия надо, когда человек работает, получает хоть какую-то зарплату, чтобы и хлебушка купить, молочка, сметаны, творожку, иногда кусочек мяса, чтобы накормить ребенка и так далее. Ну, с мясом уже давайте летом много есть не будем».
 
Повторю еще раз: в расколотом беларусском обществе у каждой его части о демократии свое представление.
 
Демократия, если согласиться с классиком американской социологии Толкоттом Парсонсом, – это инструмент институциональной адаптивности. Но способы адаптации у зависящих от государства групп населения (бюджетников, работников госпредприятий, пенсионеров и т.п.) и экономически активных граждан порой диаметрально противоположны. Поэтому для представителей белорусского «большинства» демократия сводится к возможности получать «хоть какую-то зарплату».
 
Выборов нет, а есть ли парламент?
 
Сторонники бойкота свою позицию не в последнюю очередь объясняют отсутствием реальной процедуры выбора. Вот как, в частности, это делает Павел Усов в статье «Парламентские выборы -2012: лучшая стратегия – это бойкот?» «До тех пор, пока выборы являются инструментом уничтожения демократии, а не ее утверждения, оппозиция всегда будет оставаться «мальчиком для битья», без малейшей возможности влиять на политические процессы в стране».
 
Но только ли сложившаяся в Беларуси избирательная специфика лишает оппозицию «возможности влиять на политические процессы в стране»? Да, выборов в парламент как таковых нет, а есть ли парламент? Представим себе на минуту, что все 110 мест в Палате Представителей осенью 2012 г. займут представители оппозиции. Каким образом и на что они будут влиять?
 
Ныне действующая Конституция практического влияния парламента, не говоря уже об отдельных депутатах, на политические процессы в стране не предусматривает. Чисто имитационной является и законодательная деятельность «полаточников». Законы в Беларуси разрабатываются «Национальным центром законодательства и правовых исследований». Приведу две цитаты, позаимствованные на сайте Центра: «Основные функции Центра – разработка проектов законов, проведение их экспертизы, планирование законодательства а Республике Беларусь». При этом «общее руководство Центром осуществляет Администрация Президента Республики Беларусь. Директор Центра назначается на должность и освобождается от должности Президентом Республики Беларусь».
 
Не следует думать, что укомплектованная по щучьему велению из представителей оппозиции Палата Представителей превратится в трибуну для пропаганды демократических идей.
 
Прямого выхода на государственные СМИ депутаты не имеют. А вот что можно гарантировать наверняка, так это формирование из подобного псевдосубъкта образа врага, а это как раз то, что в условиях экономического кризиса так не хватает Лукашенко.
 
Против консолидированной элиты общество бессильно
 
Политика – это искусства возможного, но понимание границ возможного требует выхода за рамки обыденного мышления. Без определенных теоретических конструкций тут не обойтись. Взгляд на политический процесс в Беларуси, как на противостояние власти и оппозиции лично у меня вызывает большие сомнения. Вернемся к статье Павла Усова:
 
«Объединение оппозиции – это единственный путь к победе, даже больше – это уже победа. Так как сила лукашенковского режима – в разъединенности его врагов».
 
Спорная мысль. Интересно, на каком этапе формирования нынешней политической системы противостояние власти и оппозиции начало на что-то влиять? Советский Союз, как и его предшественник, распались без участия оппозиции. Обратимся к американскому политологу Роберту Далю, согласно которому переход от авторитаризма к демократии осуществляется через последовательное прохождение пяти этапов:
 
1. Политический кризис ведет либо к новому авторитарному откату и последующей стагнации, либо к расколу элит, появлению новых центров силы.
 
2. В условиях полиархии (нескольких автономных центров силы) стороны либо пытаются подавить и уничтожить друг друга, либо идут на компромиссы и заключают пакт элит.
 
3. Пакт элит либо становится закрытым и перерождается в авторитаризм, либо переходит к открытому доступу в политику новых лиц и сил, к ротации на основе выборов.
 
4. Новая демократическая власть оказывается либо неуспешной, провальной (в том числе из-за внешнеэкономической конъюнктуры или иных факторов), либо успешной, получающей поддержку и признание.
 
5. Успешные лидеры, правящие группы либо находят способ остаться у власти, имитируя демократические процедуры, либо соглашаются на честные выборы и ротацию, уходят из власти по результатам выборов.
 
Против лома нет приема, т.е. против консолидированной авторитарной элиты общество бессильно. В этом смысл схемы Даля. Это, кстати, хорошо понимали классики марксизма-ленинизма, поэтому и уделяли столько внимания понятию «революционная ситуация», когда не только низы не хотят жить по-старому, но и верхи не могут по-старому управлять. Как следует из приведенной схемы, политическая ситуация в Беларуси не дозрела и до первой стадии, т.е. до раскола в элитах.
 
Причины, по которой элита теряет возможность управлять по-старому, – тема отдельного разговора. В данный момент отмечу лишь, что раскол элит и служит тем триггером, который запускает процесс «возбуждения» общества. Последний раз это наблюдалось в конце 80-х годов прошлого века. Не исключено, что сегодня мы становимся свидетелями пробуждения российского общества, точнее той его части, которую принято называть «средним классом». Так ли это на самом деле – будет ясно в ближайшее время, но никакие действия оппозиции сами по себе возбудить мирно посапывающее общество не в состоянии.
 
Политика – это искусство возможного. Возможности оппозиции в условиях спящего общества и возбужденного принципиально различаются.
 
В первом случае все скудные ресурсы следует направлять на своих ближайших сторонников, т.е. на формирование центров будущей кристаллизации массовых негативных настроений.
 
«Мы есть!» вместо «Вас нет!»
 
Беларусский политический режим можно смело отнести к режимам имитационной демократии. В этом смысле он далеко не одинок. Отечественная специфика заключается в расколе общества на «большинство», основу которого составляют периферийные социальные группы, не способные прожить без государственной опеки, и самодостаточное (в первую очередь в экономическом смысле) «меньшинство».
 
Еще один чрезвычайно важный момент – отказ власти признавать наличие в обществе «меньшинства», следовательно, и раскол в обществе. Два публичных заявления Лукашенко, сделанные сразу после 19 декабря 2011 г. (на пресс-конференции 20 декабря и в новогоднем обращении), оказались теми исключениями, которое подтвердили общее правило. Отказ меньшинству в праве на существование равносилен отказу от политики, под которой в данном случае понимается публичная деятельность по согласованию интересов различных групп общества. Согласно официальной версии, белорусская нация едина, и это единство осуществляется за счет сплочения населения вокруг всенародноизбранного главы государства.
 
Для подтверждения статуса всенародноизбранного требуется высокий уровень электоральной поддержки, фиксируемый ЦИК не только от числа проголосовавших, но и от списочного количества избирателей, причем, на выборах всех уровней. Только при таком условии власть может не замечать «меньшинство», размахивая при этом лозунгом «Вас нет!». А раз «меньшинства» нет, то выражающие его интересы оппозиционные партии естественным образом воспринимается в качестве «отморозков» и «пятой колонны».
 
Поэтому в условиях спящего общества, когда прямое противостояние власти бесперспективно, оппозиции, на мой взгляд, следует сконцентрировать свои усилия на действиях под лозунгом «Мы есть!». Парламентские выборы в этом смысле предоставляют определенный шанс, значение которого, однако, не следует переоценивать.
 
Один, но четкий и понятный критерий
 
Допуск оппозиционеров к подсчету голосов позволила бы без проблем получить доказательства существования «меньшинства». Но в том числе и по этой причине в участковые комиссии оппозиционеров допускают по минимуму, тогда как отсев кандидатов от провластных партий обычно менее 10%. Но формируя лояльный состав комиссий, власть, как правило, не препятствует регистрации оппозиционных кандидатов. Таковы правила игры в демократию на современном этапе, и оппозиции в этой игре отведена своя роль. С этой ролью она успешно справлялась и неоднократно.
 
Однако пора подводить черту. Оппозиции следует пойти навстречу власти и не ввязываться в споры по поводу критериев соответствия выборов общеевропейским нормам (их список очень обширен). На сегодняшний день достаточно одного критерия – в участковые комиссии должно быть допущено не менее 85% от единого списка кандидатов от оппозиции. Включение, к примеру, 84% означало бы, что данные выборы не рассматриваются оппозицией в качестве выборов, и потому дальнейшее участие в подобном мероприятии становится невозможным. Данное требование не противоречит действующему законодательству, и оно понятно «меньшинству», 2/3 представителей которого и без призывов к бойкоту в прошлых парламентских выборах не участвовали (по данным НИСЭПИ).
 
Отказавшись от выдвижения своих кандидатов в депутаты, оппозиции следует развернуть общенациональную кампанию по контролю явки.
 
Это значительно проще, чем контролировать подсчет голосов. Власти придется на это реагировать, в том числе путем дополнительного принуждения к досрочному голосованию. Реакция власти на действия оппозиции (а не наоборот) - это уже успех в условиях спящего общества. Необходимо помнить, что любое массовое принуждение популярности власти не добавляет, в условиях же кризиса негативный эффект от принуждения способен многократно усилиться.
10:12 31/01/2012




Loading...


загружаются комментарии