Грязнова: Массовость репрессий не говорит о могуществе властей

Прошлый год был в области прав человека годом чрезвычайного положения. Такого в Беларуси еще не было. Этот вывод сделала руководитель "Правозащитного альянса" Людмила Грязнова в подробной отчете, подготовленном по итогам 2011 года.

- Вы подготовили отчет о ситуации с правами человека в достаточно сложном 2011 году в Беларуси. Что происходило? Какие тенденции и особенности Вы отметили?
 
- Конечно, это был беспрецедентный год, потому что такого давления по всем показателям в истории Беларуси еще не было. Какие же я имею в виду показатели? Количество политических заключенных на длительные сроки, количество людей, прошедших через уголовное преследование. Фактов жестокого обращения очень много, тоже такого раньше не было. Резко увеличилось количество уволенных с работы по политическим мотивам. И есть еще показатели, которых раньше было значительно меньше. Это обыски, это конфискации.
 
Если говорить конкретно, то в прошлом году было более 50 политических заключенных. Через уголовное преследование по политическим мотивам прошло также около 50 человек. Почти тысяча человек арестована на короткие сроки за участие в различных акциях протеста как административные нарушители, 243 человека оштрафованы. Было документально зафиксировано 77 случаев жестокого обращения и пыток. Хотя в реальности их намного больше. Было допрошено в связи с участием в политических мероприятиях по меньшей мере 192 человека, проведено 97 обысков, 48 изъятий и так далее.
 
- Репрессии проходили не только после выборов, но и в течение всего года. Они продолжаются даже сейчас.
 
- На самом деле, власть давила и в последующие месяцы, почти в течение всего года. Было лишь несколько месяцев, более-менее спокойных, когда можно было говорить, что есть какая тенденция либерализации. Это август и сентябрь. В летние месяцы, когда проходили акции молчания, тогда тоже много людей было арестовано на короткие сроки, много людей задерживалось. Власть действовала демонстративным образом, хватала журналистов. Это делалось нелогично с внутренней точки зрения. Но ведь это было довольно логично с внешнеполитического точки зрения, чтобы обрубить все отношения Беларуси с Западом и оставить ее один на один с Россией. В прошлом году был удален из страны офис ОБСЕ, прекращена работа фонда Эберта.
 
Конечно, этот год очень показателен. Власть действует более жестко. Но он показывает, и насколько больше стало неравнодушных, активных людей, участвовавших в массовых акциях. Просто люди не имеют сил терпеть, идут на улицу и попадают под преследование. Но массовость репрессий не говорит о могуществе власти, скорее наоборот.
 
- Может быть, власть борется за свое самосохранение и не видит для этого других путей, кроме репрессий?
 
- Значит, она очень недальновидная. Это направление тупиковое для нее. И если она раньше имела такой баланс - немножко зажимая, немного отпуская, попытки либерализации происходили, - то это было больше в пользу устойчивости и легитимности самой власти. Сейчас происходит только давление. И это подрывает легитимность как власти, так и наша страна все больше и больше становится зависимой от России.
 
- 11 апреля 2011 года в минском метро был совершен теракт. Погибло 15 человек, сотни ранены. Вы ходили на суд над предполагаемыми террористами Коноваловым и Ковалевым. Нашел ли этот эпизод отражение в вашем отчете?
 
- Проблема смертной казни, введения моратория на него - это первый пункт отчета. В 2011 году было совершено 3 смертельных наказания и было объявлено о 2 таких наказаниях. Но здесь не сами цифры впечатляют. Впечатляет то, что произошло 11 апреля. И то, как шло расследование. И потом то, что мы видели и слышали на самом суде, который приговор огласил суд. Вот это возмутило белорусское общество гораздо в большей степени, чем все, что происходило в течение всего года. Поэтому власти сейчас не знают, что делать. И не зря все эти отставки и перестановки в силовых структурах. Не все так хорошо там, наверху.


- Какие Вы сделали выводы после суда и смертного приговора Коновалову и Ковалеву? Насколько их вина доказана?
 
- Я не увидела доказательств, я не услышала профессиональных экспертных заключений. Увидела только натяжки, только какие-то фантазии, которые напридумывали следователи и которые потом повторяли прокуроры.
 
- Вы говорили о большом количестве репрессированных. Сейчас начинает выясняться еще один аспект: эти люди не просто оказались за решеткой. Они подвергаются очень жесткому обращению, пыткам.
 
- Да. Власть не просто посадила людей, она их еще пытает, она над ними издевается. Вот эти факты тоже шокируют белорусское общество. Это возмутительно: в XXI веке, в центре Европы слышать о таком. Это оскорбляет всех нас - не только политических активистов или интеллектуалов, оскорбляет ту же самую власть. Я не вижу здесь логики или каких-то рациональных оснований. Кроме того, о чем я говорила, попыток каких-либо сил выжать Беларусь с европейского пространства», - сказал Людмила Грязнова в интервью "Радыё Рацыя".
11:48 01/02/2012




Loading...


загружаются комментарии