Верховный суд: Если хранить вещдоки по всем делам, то можно страну превратить в склад

Информационные вбросы по делу о теракте в минском метро рассчитаны на людей, которые не очень хорошо разбираются в правовой теме. Об этом сегодня заявил журналистам заместитель председателя Верховного суда Валерий Калинкович, комментируя интернет-публикации о том, что этот судебный орган якобы скрывает вещдоки по нашумевшему делу Коновалова и Ковалева, сообщает БелТА.

Различные вбросы и инсинуации по этому уголовному делу, а также по ряду других носят крайне непрофессиональный и тенденциозный характер. Они рассчитаны на то, чтобы формировать искаженное представление о деятельности судов и других правоохранительных органов, прежде всего в среде тех людей, которые в силу профессии и познаний не очень искушены в области права. "Все это рассчитано на людей, которые никогда в жизни не видели Уголовно-процессуальный кодекс", — сказал Валерий Калинкович.
 
Он отметил, что вбросы воспринимаются как попытки давления на правосудие через негативное общественное мнение. По словам заместителя председателя Верховного суда, судебная власть в Беларуси сейчас обладает достаточным потенциалом, чтобы эффективно противостоять такому давлению.
 
"Пишут, что вещдоки уйдут, их выбросят, порвут, и все будет утрачено. Но все следы пальцев рук, которые только смогли найти на этих взрывных устройствах, находятся на дактопленках. Они сфотографированы, подвергнуты исследованию и никуда не делись. Все эти обломки древесины, камней, мраморной плиты со станции "Октябрская"... Они тоже буквально все были в ходе предварительного расследования разобраны, разложены по кучкам, было определено, что откуда оторвано. Все это в материалах дела есть. Сам же кусок мрамора практически ничего не говорит. У нас по делу той же преступной организации Морозова был целый грузовик вещдоков. Что, их тоже надо было сохранить, включая кусок бетонной сваи?", — сказал Валерий Калинкович.
 
Он напомнил, что иногда вещдоки метафорически называют немыми свидетелями. Валерий Калинкович еще раз подчеркнул, что информация, которую могли дать эти немые свидетели, не пропала. Ведь криминалисты всегда и все детально описывают, фотографируют, снимают на видео, подвергают экспертизе и так далее. "Имея такую базу, можно без препятствий многократно проверять законность и обоснованность выводов суда", — пояснил Валерий Калинкович.
 
Заместитель председателя Верховного суда напомнил, что порядок обращения с вещдоками четко регламентирован законом. В частности, этот вопрос регулируется ст. 98 УПК.
 
Так, при разрешении дела по существу орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации и уничтожению. То же самое относится к предметам, запрещенным к обращению, а также тем, что не представляют ценности и не могут быть использованы по прямому назначению.
 
"Всю эту норму я цитировать не буду. Это общедоступный нормативный акт", — отметил Валерий Калинкович. Он подчеркнул, что именно этими положениями закона и руководствовался суд в случае с делом о взрывах. Валерий Калинкович добавил, что по стране рассматривается немалое количество дел, и если бы сохранялись все вещдоки, то можно было превратить всю республику в склад.
 
Более того, Валерий Калинкович отметил, что после судебного разбирательства в принципе невозможно скрыть вещдоки: "Ведь все доказательства, включая вещественные, тщательным образом исследуются и оцениваются как в ходе предварительного следствия, так и в судебном разбирательстве".
 
Он также сообщил, многие вещдоки по делу Коновалова и Ковалева, которые являются чьим-либо имуществом, были возвращен владельцам. В том числе это вещи собственников квартир, где проживали фигуранты дела.
 
Говоря об ответственности за давление на суд, Валерий Калинкович отметил, что уголовный закон предусматривает наказание должностных лиц за вмешательство в разрешение судебных дел с использованием судебных полномочий. Ответственность же для авторов инсинуаций и вбросов напрямую пока не прописана в законе.
 
"Как мне представляется, законодатель рассчитывал здесь на какие-то общие стандарты порядочности", — сказал зампредседателя Верховного суда. Он отметил, что если человек не знаком с материалами дела, то ему нужно очень осторожно и взвешенно все комментировать: "Здесь главное не какая-то юридическая, а именно нравственная ответственность".
18:57 01/02/2012




Loading...


загружаются комментарии