Мацкевич: Политики могут договориться вынужденно, под давлением извне

Одним из главных недостатков в деятельности белорусской политической оппозиции является ее нежелание сотрудничать с третьим сектором. Такое мнение высказал председатель Временного координационного комитета Национальной платформы гражданского общества Владимир Мацкевич. Об этом он рассказал в интервью корреспонденту сайта "Товарищ.online".

- Владимир Владимирович, вчерашнее заседание «Коалиции шести» в очередной раз не привело к выработке консолидированной позиции. На Ваш взгляд, смогут ли входящие в нее политические структуры договориться?
 
- Договориться они могут. Но, к сожалению, это может быть только вынужденная договоренность, под давлением извне. Я считаю, что само это объединение и создано под давлением извне – под давлением европейцев. Потому что, белорусское общество, которое давило на политические партии, не смогло достичь своих целей. На мой взгляд, это произошло потому, что лидеры политических партий не интересуются мнением общественности, мнением гражданского общества. Они решают свои эгоистические, корыстные задачи и, сами по себе, договориться не в состоянии.
 
- Вы хотите сказать, что политические партии не предлагают сотрудничества?
 
- Более того, я утверждаю, что они всячески бегут от сотрудничества, избегая любых контактов с гражданским обществом. Такое впечатление, что лидеры политических партий не заинтересованы в избирателях, в поддержке гражданского общества, а рассчитывают только на свои личные связи, на волонтеров, которых могут привлечь из абсолютно новых людей, возбужденных политической ситуацией, либо совершенно посторонних людей, готовых работать за деньги. Ни лично мне, ни Национальной платформе гражданского общества в течение прошлого года не удалось встретиться с участниками «коалиции шести». Под разными предлогами они постоянно уклоняются от таких встреч. Лишь один раз я смог увидеть пятерых из «Коалиции шести», и у нас состоялся хоть какой-то разговор, и то это произошло при посредничестве третьей стороны.
 
- Из Ваших слов, мне показалось, что Вы не очень, скажем так, оптимистично смотрите на деятельность нового политического образования. Или я ошибаюсь?
 
- «Коалиция шести» существует всего несколько месяцев. Она была создана из шести партий для того, на мой взгляд, чтобы встретиться с европейскими политиками – Сикорским, Фюле и т.д., - и создана, повторюсь, под давлением Европы. То, что она создана из старой обоймы партий (была же раньше и «Пятерка плюс» и «Десятка»…), это ни о чем не говорит, так как у нас в оппозиционной политике тасуется одна колода.
 
- Но другой политической оппозиции в Беларуси нет…
 
- Одни и те же партии на протяжении многих лет, в тех или иных формах создают те или иные коалиции, которые оказываются нежизнеспособными. Это доказывает только то, что для объединения у них нет внутренних импульсов.
 
- Сколько, на Ваш взгляд, «Коалиция шести» может про существовать?
 
- Если ориентироваться на уже имеющийся политический опыт, на нашу недавнюю историю, то все эти коалиции создаются под какую-то определенную политическую ситуацию. Вот и эта «Коалиция шести», как я уже говорил, была создана ради «варшавской встречи» и может просуществовать вплоть до парламентских выборов, а может развалиться и сегодня. Тем более, что мы видим: в этой коалиции есть люди, которые заинтересованы в ее развале.
 
- Кого Вы имеете в виду?
 
- В частности, героя вчерашнего события Виталия Рымашевского. Это человек, политик, который абсолютно не склонен к коалициям. Он в любой ситуации, даже когда необходимо договариваться, обязательно не преминет «пнуть» кого-нибудь из своих коллег. Прежде всего, объектами его нападок является Движение "За Свободу" и Александр Милинкевич - ни одно выступление Рымашевского не обходится без нападок на них.
 
- Кто-то еще?
 
- Не склонной к каким-то коалициям и союзам в предвыборной ситуации, я не касаюсь других ситуаций, является также Белорусская партия левых "Справедливый мир". Кроме предвыборных ситуаций, эта партия легко идет на коалиционное сотрудничество, и даже может выступать очень активным участником коалиционного процесса. Однако, что касается выборов, то, не смотря на разногласия внутри Партии "Справедливый мир", у них из года в год сохраняется одна позиция: участвовать, не смотря ни на какие обстоятельства и условия. То есть, у них есть готовые решения на все случаи предвыборных ситуаций. Это делает позицию Партии "Справедливый мир" хоть и не гибкой, но зато позволяет ее учитывать другим, потому что является неизменной.
 
- Коалиция создана – это факт. Но будет ли польза от ее деятельности?
 
- Нет, не будет. Дело в том, что коалиция и солидарность всех оппозиционных сил – есть настоятельная необходимость момента, но, к сожалению, руководство практически всех партий демонстрирует крайнюю степень эгоизма, эгоцентризма и преследуют только свои узкопартийные интересы, забывая и пренебрегая интересами Беларуси, интересами гражданского общества, интересами нации.
 
- Ваша точка зрения понятна. Но тогда скажите, что должно произойти, чтобы все эти негативные моменты исчезли?
 
- Я думаю, что должно быть сказано веское слово организациями гражданского общества и региональными активистами. Оно должно заключаться в следующем: мы не можем принять сторону одной из оппозиционной партии; мы не можем помогать ни одной из оппозиционных партий, если они действуют порознь, не скоординировав синхронно свои действия. Поэтому, либо гражданское общество отказывается участвовать в этой избирательной кампании – как на стороне оппозиции, так и на стороне власти, либо мы готовы способствовать изменениям в стране, готовы встать на сторону национально ориентированных, стремящихся к переменам сил, если они действуют согласованно и синхронно.
 
- Критиковать проще всего. Вы можете что-то конкретно предложить политическим партиям? Ну, например, согласование кандидатур по избирательным округам, чтобы оппозиционно настроенные люди, в том числе и из третьего сектора, не мешали друг другу.
 
- В принципе, участвовать в выборах может любой гражданин Республики Беларусь, достигший определенного законом возраста. Но сегодня речь не идет о том, чтобы организации третьего сектора сами выдвигали своих кандидатов. Если человек идет в депутаты, значит, он из общественного деятеля становится политиком. Откуда он вышел – из университета, из колхоза, из общественной организации – уже не важно. Третий сектор не собирается превращаться в политическую структуру. Но, мы – граждане Беларуси, и нам не безразлично, что происходит в этих политических фарсах, которые, по привычке, называются выборами. Мы – не конкуренты политическим партиям. Мы просто выступаем за то, чтобы в стране наконец-то были выборы, чтобы в стране наконец-то сформировался парламент, который будет признан всеми странами мира. Потому что сегодняшнюю «палатку» никто признать не может, так как она не представляет народ, не представляет белорусских избирателей, не подотчетна избирателям и назначается "вертикалью". Гражданское общество предлагает сотрудничество политическим партиям, и это обозначено в "Стратегии 2012", чтобы совместно разными способами надавить на власть и вынудить ее пойти на переговоры по изменению порядка проведения избирательных кампаний. Сегодня ведь ни у кого нет иллюзий по поводу того, что в Беларуси есть выборы.
 
- Наверное, сегодня среди людей, которые выступают за перемены, нет таких, кто бы был против диалога, а лучше всего переговоров с властью. Но, насколько они сегодня реальны?
 
- Переговоры, безусловно, возможны, но только при организации давления на власть со стороны избирателей, гражданского общества и политической оппозиции. И если будет давление на власть внутри страны, мы всегда добьемся поддержки внешнего давления.
 
- Заграница нам поможет, как говорил небезызвестный герой Ильфа и Петрова…
 
- У нас очень хорошее понимание с политиками Евросоюза того, что происходит в современной Беларуси, а, поэтому, все, что зависит от Европы, она будет делать. На мой взгляд, сегодняшние белорусские политики обращаются в Европу по принципу – сделайте что-нибудь за нас. Европа может помочь нашим действиям, но для этого, как раз, необходимы наши серьезные, взвешенные, продуманные действия. Только в этом случае у нас есть возможность заставить власть пойти на переговоры – иного пути нет.
 
- Это, конечно, все хорошо. Но вот только есть маленький нюанс. Люди молчат, так как не готовы в силу разных причин бороться за свои права. Это очень красноречиво показал кризисный 2011 год. «Молчаливые акции», а также «Стоп бензин» как начались, так и закончились.
 
- Организованное гражданское общество не молчит, оно предпринимает действия. И где действия спланированы, там мы добиваемся успеха. Из последних – это действия по предотвращению обмана белорусского студенчества и академического сообщества по якобы включению Беларуси в болонский процесс. Мы смогли противостоять этому, хоть работали в этом направлении очень немного людей. Поэтому мы можем говорить: правильные действия не требуют массовости. Можно достигать давления и очень небольшими группами людей. Что касается акции "Стоп бензин". Конечно, это действия, спонтанные действия, хоть и неорганизованного, но гражданского общества. Они не могли привести к успеху, без консолидированной поддержки. Ее не было. "Молчаливые акции" не были продуманы, были не привязаны к политическому ритму. Мы прекрасно знаем, что политизация населения, готовность населения участвовать в каких-то политических кампаниях растет именно к выборам.
 
- Значит, выходит, что экономические трудности люди готовы терпеть?
 
- Сам по себе кризис никогда не стимулирует политической активности. Поэтому экономические трудности, которые возникли летом прошлого года, они, конечно, немного возбудили, например, водителей, но это все спорадические акции. Если вспомнить одного из лучших стратегов всех времен и народов Владимира Ленина, то его борьба с экономизмом, т.е. с такими политическими предложениями, которые направляли пролетариат, городское население бороться за маленькие экономические преференции, как нельзя лучше кладется на понимание акций "Стоп бензин" и т.д. Поэтому бесперспективность этих акций, в плане получения политического результата, была очевидна. Заморозить цену на бензин они могут помочь, что и произошло после самой массовой и резонансной акции. Но не больше. А вот к выборам активизация населения будет нарастать. И, если мы серьезные аналитики или политики, должны готовиться к тому, чтобы этим нарастанием воспользоваться.
21:50 01/02/2012




Loading...


загружаются комментарии