Спецоперация "Артист". Как захватывали Олега Волчека

Спецоперация по захвату и изоляции правозащитника Олега Волчека получила кодовое называние "Артист". В результате осуществления этой спецоперации из квартиры исчез и паспорт правозащитника, который Олег Волчеку до сих пор ищет.

Спецоперация "Артист". Как захватывали Олега Волчека
Олег Волчек давно и достаточно успешно снимается в кино. Последний документальный фильм, где правозащитник снялся в роли ксендза, получил признание на международном кинофестивале в Польше.
 
27 января днем в центре Минска милиция задержала Олега Волчека, обвинив в нецензурной брани. Суд, естественно, признал Олега Волчека виновным и приговорил к 4 суткам ареста.
 
Как и зачем происходил захват и изоляция правозащитника – об этом Олег волчек рассказал «Белорусскому партизану».
 
-27 января, два часа дня. Нахожусь в офисе. Звонок. Звонит участковый, интересуется, где находится Рогач Сергей – собственник квартиры, который живет в настоящее время в Германии. Я ответил, что уже говорил операм об этом. Участковый в ответ: нужно составить рапорт по пальчикам, так что как появится Сергей – скажите, что ему нужно сдать отпечатки пальцев. И все.
 
Затем позвонила журналистка – нужно записать комментарий по теракту, почему Коновалов не написал прошение о помиловании. Отвечаю: подъезжайте, я только сбегаю на почту – отправлю газеты. Газету «Народная воля» с моей статьей по судам.
 
Вышел из дома, и как всегда, следовательским глазом заметил: стоит во дворе машина, в которой сидят два человека. Как только я вышел – они тут же мгновенно отвернулись от меня.  Подумал: может не за мной следят? Пошел по Каховской в направлении бульвара Шевченко (там у нас почта находится) – машина ехала за мной. Значит, приставили наружку. Переход перешел, прошел еще метров двадцать – и меня остановил замначальника Центрального РОВД А.Шахлай и человек в штатском. Замначальника представился: Ваш паспорт. Паспорта нет, есть удостоверение афганца. «Сами понимаете, это не документ, давайте проедем для установления личности». Я в ответ: «Давайте пройдем ко мне на Гая, там лежит паспорт – я вам покажу». «Нет, мы к вам не пойдем, мы поедем».
 
Я понял, что объяснять что-либо бессмысленно. Меня посадили в машину, второе действующее лицо, которое не представлялось, забрало мобильный телефон. Когда я сел в машину – защелкнули внутренние замки (чтобы не сбежал). И впервые – я был удивлен – замначальника РОВД был зав рулем, и моментально позвонил начальнику с отчетом: «Мы его взяли. Везем на базу». Что за база? Куда везете, спрашиваю. В ГУВД. Спрашиваю: а конкретнее? Везем в Центральный РОВД, следует ответ. Спрашиваю: а за что? «У вас административное правонарушение», отвечает. Мне стало все понятно.
 
Привезли меня в Центральный РОВД. Культура поведения сотрудников милиции, естественно, оставляет желать лучшего. Я еще не задержан, а участковый Андрей Левошко начал командовать всеми – и подполковниками, и капитанами. Одному говорит: пробей его адрес, другому – пиши протокол. В это время участковый забирает мой телефон, ключи – и убегает. Я останавливаю: «Подождите, а где протокол изъятия?» «Сиди там!» - и убежал. Полчаса его не было. Это к тому, что полчаса его не было, а ключи от квартиры и телефон находились у него.
 
Приносят протокол, напечатанный заранее. Якобы я на такой-то улице выражался нецензурной бранью. Фамилий понятых нет. Получается, протокол готовили заранее и знали примерное место, где собирались задерживать меня. Смотрю: свидетелями записывают Шахлая и Левошко, свидетелями – Шахлая и Левошко. Спрашиваю: а других людей у вас нет? Дважды требовал вызвать адвоката – не вызвали.
 
И все это время замечаю движуху по мне. Через полчаса приходит Левошко, отдает ключи и капитану Коротько говорит: на, перепиши. Думаю, ничего себе: человек в штатском командует всеми. Подумал, может, из администрации президента. Как оказалось позже – простой участковый инспектор.
 
Когда изымали вещи – понятыми стали опять Шахлай и Левошко. Я понял, что дело не хотят выпускать за определенный круг лиц. И – составляют протокол без паспорта. Это грубое нарушение – без документа это запрещено процессуальным кодексом. Но они тем не менее составляют протокол. Это говорит о том, что решение о моем задержании принималось на очень высоком уровне. Проводилась спецоперация «Артист», которую организовал КГБ. Они получили недостоверную информацию, что я уезжаю за границу проводить какой-то форум с бывшими сотрудниками спецслужб и чуть не организовывать центр сопротивления диктатуре. На самом деле, у меня намечалась другая поездка – 21-26 я собирался в Англию на конференцию адвокатов. Там вопрос по Беларуси вообще не стоит – чисто профессиональный форум юристов. Известный депутат пригласил меня и еще одного правозащитника (по понятной причине не буду называть его имя). И цель была – изъять мой паспорт. Воспрепятствовать этой поездке, посадить на сутки, и чтобы я не заехал в германию к Бородачу и Алкаеву. За последние полгода я в Германии был несколько раз, мы всегда встречаемся и обсуждаем наиболее болезненные вопросы. Никто никаких заговоров не планировал. Поэтому я был в шоке, что спецслужбы пошли на такой беспрецедентный шаг.
 
И меня, с этими грубыми нарушениями, не вызвав адвоката, везут на Окрестина в Центр изоляции правонарушителей. Здесь вообще хохма: туда принимают по удостоверению личности. Начали решать эту проблему. Учитывая, что проводилась спецоперация «Артист», администрация ЦИП идет на нарушение и принимают меня без удостоверения личности. Афганское удостоверение не считается, да и вообще не было приложено к бумагам – оно находилось у участкового. Была только распечатка из РОВД с фотографией – не паспорт, и не копия паспорта. Меня принимают…
 
Я трое суток сижу. О нахождении в ЦИПе уже много писалось – повторяться не буду. Меня посадили в самую холодную камеру – 10-11 градусов тепла. Меня садят на 14 часов – чтобы я там дуба дал, или что? Туда садят на 2-3 часа максимум, потому что там невозможно сидеть…
 
Через трое суток меня везут на суд, но везет не конвойная рота, а везет товарищ в черной шапочке, в черном костюме – и участковый Левошко. Суд должен был начаться в 10 часов, но его перенесли на два часа. Час меня морозили в машине. Когда я выходил – я помахал рукой собравшимся журналистам. Уже в здании суда человек в штатском выругался матом: «Я тебя сейчас здесь отху… И вообще, если ты будешь себя вести так, сейчас составим протокол о сопротивлении сотрудникам милиции».
 
Я промолчал, знаю – повод им давать нельзя. Нужно быть сильнее их характером.
 
Не буду рассказывать про сам суд – все понятно. Запомнилось одно: когда меня вывели для отправки на Окрестина опять, судья говорит Левошко и Шахлаю: «Поздравляю!» Все ясно…
 
Почему такой маленький срок? Видимо, очень серьезным было международное давление. Международная ассоциация адвокатов 28 января направила письмо Лукашенко с требованием безотлагательно освободить Волчека. С аналогичным заявлением выступила международная ассоциация правозащитников в Дублине «Фронт лайн» - я присутствовал на учредительном форуме этой организации. «Международная амнистия» также потребовала моего освобождения…
 
Почему меня приняли в ЦИП без паспорта? Я был уверен, что участковый в те полчаса, которые отсутствовал при задержании, поехал ко мне на офис, забрал мой паспорт – на основании паспорта меня и поместили в ЦИП. На выходе из ЦИП паспорт обязаны мне были вернуть. Мне паспорт не отдали, сказали, что вещи хранятся в РОВД. По закону, они должны храниться в дежурной части и по описи. Однако в дежурке мне говорят: ваших вещей нет, сейчас придет Андрей Левошко.
 
Левошко приходит, зовет меня в кабинет. В этом кабинете сидит человек, угрожавший в суде физической силой – тоже участковый. Левошко сразу же перешел на «Вы» и «Константинович». Он приносит газету «народная воля», остальные вещи – не упакованные. А где все вещи были? Между собой они проболтались: они были «у Марьяновича», у замначальника РОВД лежали все четыре дня. Я так понял, они были в квартире, изъяли паспорт – а паспорт мне так и не отдали. Без паспорта меня в ЦИП никто не посадил бы – или же по очень «высокому звонку». И мне говорили, что планировали дать гораздо больший срок.
 
Кто эту операцию осуществлял? Лукашенко был в отъезде, а Виктора Лукашенко более двух с половиной месяцев мы не видим. Предполагаем, что он находится не в Беларуси. Вопрос: кто это третье лицо, затеявшее провокацию против меня?..
 
Существует четырехступенчатая градация белорусов по опасности для режима. Я был на второй ступени – меня перевели на первую. Поэтому была задумана спецоперация «Артист», в которой было задействован ограниченный круг лиц: замначальника Центрального РОВД и его подчиненный Левошко.
 
Паспорт исчез. Получается, было незаконное проникновение  в квартиру. Поэтому буду писать в ЦИП, чтобы объяснили – на каком основании приняли меня туда? Каким документом личности они пользовались? Буду икать свой паспорт – и описывать, каким образом он пропал.
14:02 06/02/2012




Loading...


загружаются комментарии