Лукашенко расчищает задний двор

В новый состав белорусского парламента "болтуны не попадут", уверен Александр Лукашенко. То есть Палата представителей пятого созыва тоже окажется "стерильной", без оппозиции. Выходит, не по зубам оказался Европе орешек болотной диктатуры? Сдулся ЕС? Гуннар Виганд, высокий чин из Брюсселя, только что прилетал в Минск на переговоры.

Лукашенко расчищает задний двор
Ему, правда, пообещали выпустить вскоре нескольких политзаключенных. И даже некие политические реформы с хронологией типа «когда рак на горе свистнет».
 
Но выпуск заключенных из-за решетки — это, ежу понятно, никакая не либерализация. А в парламент, как видим, не собираются пускать даже умеренных критиков. Неужели Европа не понимает, что ей снова втирают очки?
 
Или понимает, но потихоньку переигрывает свою жесткую позицию, убедившись, что санкции в нынешнем формате не работают, а усиливать их — и самим европейцам накладно, и Беларусь можно впихнуть в Россию?
 
Но зачем тогда было становиться в позу? Неужели Лукашенко прав, говоря, что европейские политики — выразимся помягче — не вполне оснащены первичными мужскими признаками?
 
С другой стороны, худой мир лучше доброй ссоры. Если политические узники выйдут на волю, ослабнет пресс на оппозицию, третий сектор, независимые СМИ — разве это плохо?
 
План Виганда на смену плану Младенова?
 
Впрочем, все еще вилами по воде писано. В прошлом году после тайного визита болгарского министра Николая Младенова Лукашенко пообещал круглый стол с оппозицией, пачками стали выпускаться из тюрем политзаключенные — даже те, из кого не выжали прошения о помиловании. Но потом что-то не срослось.
 
Одни говорят, Лукашенко обиделся на слив инфы о визите Младенова. Другие предполагают, что просто посулила (и потом дала-таки) пряники Россия. Факт то, что «план Младенова» Минск выбросил в корзину. Теперь, вероятно, дубль два — «план Виганда».
 
«Это не прорыв, а лишь проблеск надежды», — так в комментарии для Naviny.by оценил ситуацию минский аналитик-международник Андрей Федоров.
 
По его словам, Брюссель понимает, что добиться от «последней диктатуры Европы» реального сдвига в плане демократизации внутренней жизни весьма трудно. Эксперт предполагает, что на сегодняшний день игроки из ЕС ставят перед собой в принципе реальную практическую задачу — добиться освобождения политзаключенных.
 
Под таким же углом зрения оценивает ситуацию политический аналитик Павлюк Быковский. «Мне представляется, что сейчас основной предмет обсуждения — не реальные реформы политической системы, а всего лишь некоторое откручивание гаек, — заявил собеседник в интервью для Naviny.by. — Здесь можно достичь определенного результата, который зарубежные друзья демократии в Беларуси могут рассматривать как тактическую цель».
 
Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия», вообще предлагает не спешить с выводами. Во всяком случае, он не склонен трактовать вояж брюссельского функционера как признак сдачи позиций ЕС в белорусском вопросе. Другое дело, что «возникает форточка возможностей» и на сей раз Брюссель может откликнуться на выпуск нескольких политузников символическим жестом, предположил политолог в комментарии для Naviny.by.
 
Карбалевич допускает, что именно отсутствие такого жеста по осени обидело Лукашенко, подвигло свернуть «план Младенова».
 
Дамоклов меч Путина
 
Есть и еще один нюанс. Нынешняя попытка завязать диалог инициирована белорусской стороной, предполагает Андрей Федоров.
 
По словам эксперта, Европу в белорусском вопросе «особо ничего не жмет». А вот руководство синеокой республики понимает, что «с Москвой просто не будет». И возможно, теперь на всякий пожарный, на перспективу делаются некие микродвижения в сторону Европы.
 
Действительно, замирение с Москвой хрупко. Капкан евразийской интеграции напрягает белорусского официального лидера. Путин и его люди периодически озвучивают идефикс перевода Беларуси на российский рубль. Это — медленный конец власти Лукашенко.
 
Плюс требования по части приватизации тутошних активов (читай: по сходной цене в пользу капитала восточной соседки). А выкрутиться будет непросто, когда сидишь на московской финансовой и энергетической игле.
 
Деньги МВФ — и этого не скрывает глава Нацбанка Надежда Ермакова — нужны хотя бы для того, чтобы расхлебаться с прежними долгами. Да и на подкормку электората надо бросать скудные ресурсы.
 
Особенно заботит правящую верхушку лояльность силовиков: дошло до челобитной Медведеву, чтобы союзники подбросили чего-нибудь такого для поддержки камуфляжных штанов белорусского войска. И этот экстравагантный запрос на уровне первого лица суверенного государства красноречиво свидетельствует, как тонок ныне ледок экономической стабилизации. Быстро, черт возьми, проедаются займы!
 
Вдобавок евразийская интеграция не обеспечит Беларуси модернизации. И потому без западного вектора все равно не обойтись.
 
Вопрос, пожалуй, в том, как выйти из ситуации зарубы с Западом без потери лица. Сам же по себе выпуск нескольких именитых политических противников из-за решетки вряд ли опасен для Лукашенко. После разгрома Площади оппозицию вытеснили еще дальше на маргинес. И между собой она теперь грызется так, что властям остается только потирать руки.
 
Для реальной конкуренции в белорусской политической модели в принципе нет места. Сейчас персоналистская система доведена до абсолюта.
 
В крайнем случае на потеху Европе можно будет ввести карикатурные выборы по партийным спискам, создать в палате «фракцию КГБ». А что, ведь на лбу у них не написано.
 
Западный вектор — на всякий пожарный
 
Тем, кто грезит о свободной Беларуси, противны подобные пародии, но что тут может поделать Европа?
 
«Трансформацию Беларуси могут запустить только процессы внутри Беларуси», — убежден Карбалевич. Надеяться в этом плане на Запад несерьезно. Другое дело, что в случае разморозки отношений Евросоюз может в каких-то скромных пределах стимулировать трансформацию. Хотя бы через запуск экономических проектов в рамках «Восточного партнерства», считает эксперт.
 
Чудес здесь ожидать не стоит, но, по крайней мере, можно слегка отвести Беларусь от ловушки евразийской интеграции.
 
Возможно и легкое откручивание гаек во внутриполитической жизни. Но способна ли воспользоваться гипотетической новой оттепелью оппозиция? Или в ней пошли уже необратимые процессы деградации?
 
«Пока общество спит, оппозиция мало что может сделать», — дипломатично отвечает Валерий Карбалевич. Он добавляет: во многом развитие событий в Беларуси и вокруг нее сейчас будет зависеть от России.
 
Что ж, резюме невеселое: когда народ не хочет или не может сам влиять на ситуацию в отечестве, его судьба определяется диспозицией и телодвижениями внешних игроков. А внутри игрок один — бессменный официальный лидер.
 
Фасадом белорусский режим сейчас к Москве. Да и всегда на нее смотрел по большому счету. Но дружба — кривая, неискренняя. И в ожидании новых наездов Кремля Минск пытается потихоньку расчистить заваленный хламом задний двор, где через забор — Европа. На всякий пожарный.
11:48 11/02/2012




Loading...


загружаются комментарии