Западные эксперты давно спорят, какие санкции не эффективны и почему

Эффективность целевых санкций, которые стали применять во избежание слишком негативных последствий для населения, является предметом исследований во всем мире.

Газета "Белорусы и рынок" сделала  подборку основных мнений по теме, насколько визовые списки и заморозка счетов эффективны для демократизации авторитарных режимов.
 
Ян Гребе, политолог из Бонна, cпециализируется на Африке, в частности Зимбабве. В 2010 г. он опубликовал работу "Они все еще продолжают целиться", в которой назвал целевые ("умные") санкции ЕС в адрес режима президента Мугабе неэффективными.
 
Запрет на въезд в ЕС регулярно нарушался. Финансовые средства были вывезены за территорию ЕС или США еще до введения санкций. Единственной более-менее эффективной мерой стало эмбарго на торговлю оружием, однако "Зимбабве смогло импортировать оружие и другие военные средства из стран за пределами ЕС и США".
 
"Многочисленные нарушения каждой из санкций подорвали общую их эффективность", - заключает автор. Он отмечает, что в некоторых случаях санкции положительно влияли на поведение отдельных чиновников или бизнесменов, но это не принесло долгожданного прорыва в демократизации или экономических реформах.
 
Американский политолог Риза Брукс в широко цитируемой работе 2002 г. утверждает, что говорить о неэффективности или эффективности санкций в общем значении этого слова не имеет смысла.
 
Определенного рода санкции эффективны для определенного рода режимов. Авторитарные лидеры более чувствительны к "более целевым" мерам, в то время как масштабные санкции приведут лишь к перераспределению и без того скудных экономических ресурсов среди небольшой группы властей предержащих и тем самым укрепят правящий режим, который к тому же получит прекрасную возможность обвинить в экономических проблемах страны Запад. Кроме того, в некоторых случаях введение санкций на макроэкономическом уровне - это прямая поддержка государственной монополии.
 
Исследователи Дэвид Лектзян из Техасского технического университета и Марк Сува из университета Флориды в cтатье 2007 г. отмечают, что ключом к успеху санкций является их способность повлечь определенные политические издержки для правящего режима.
 
"В недемократических странах широкие санкции, которые ведут к серьезным негативным последствиям для общества, позволяют недемократическим лидерам задействовать больший властный ресурс и тем самым укрепить свои позиции... В этом случае более успешными будут санкции, которые в основном сфокусированы на самих лидерах".
 
В подтверждение своей гипотезы авторы приводят примеры целевых санкций США против Бразилии и Аргентины в 1977 г., которые относительно слабо повлияли на экономику этих стран как таковую, но за счет ущемления интересов правящих элит привели к изменениям в политическом поле.
 
Директор Института исследования политики мира и безопасности, профессор Микаэль Бжоска скептически относится к перспективе эффективности целевых санкций. Еще в 2003 г. он отметил, что такие санкции "вытесняют наивную теорию политической прибыли за счет экономических потерь не менее наивной теорией политической прибыли за счет доведения до тошноты представителей власти".
 
Джой Гордон (Университет Фэйрфилд, США) в статье "Пересмотр "умных" санкций" (2010 г.) также ставит под вопрос эффективность целевых санкций: "Визовые запреты с виду кажутся идеальной мерой, так как позволяют применять санкции на индивидуальном уровне... Но существуют проблемы с их применением, а также серьезные сомнения в том, что они оказывают значительный эффект. Во многих случаях отсутствует четкая процедура, которая бы объясняла государствам, что им делать, если находящееся в списке лицо уже на их территории или пытается на нее попасть. Кроме того, не представляет сложности иметь паспорта с гражданством нескольких стран или поддельные паспорта. Но даже если нам удастся эффективно ограничить передвижение охваченных санкциями лиц, существует слишком мало доказательств того, что это повлечет за собой такие серьезные политические издержки для правителя или чиновника, что он сразу же изменит свой политический курс".
 
Есть проблемы, отмечает профессор Гордон, и с применением целевых финансовых санкций. Особенная сложность в том, что их надо применять очень быстро и в атмосфере секретности, не давая возможности вывести капиталы. Однако "сама сущность международных санкций противоречит атмосфере быстрых и секретных действий".
 
Кроме того, с применением этой меры есть проблемы: "диктаторы могут прятать свои средства за рубежом так же эффективно, как преступники, вовлеченные в торговлю наркотиками или отмывание денег. Чтобы применить заморозку счетов, нужно, чтобы у охваченного ими лица были известные счета за рубежом и чтобы лидер был больше заинтересован в их сохранении, чем в сохранении власти. Даже если счета лидера можно определить, их заморозка будет эффективной только в очень ограниченных случаях. Например, в случае очень бедной страны, лидер которой не имеет никаких других возможностей накопления богатства, либо если применяющая санкции сторона требует только очень мягких реформ, которые не угрожают режиму как таковому".
 
Таким образом, заключает эксперт, хотя изначально "умные" санкции вызывали оптимизм и выглядели мощным и элегантным ответом на недостатки широких экономических санкций, их применение довольно проблематично и не приносит эффектов, которые были бы более значительными, чем в результате традиционных санкций.
 
Дэниэл Дрезнер, специалист в области международных отношений, профессор Школы юриспруденции и дипломатии в Университете Тафтс (США), отметил в публикации 2010 г.:
 
"Сравнительным преимуществом целевых санкций является то, что они решают несколько политических проблем для их инициаторов. Целевые санкции уменьшают степень страдания гражданского населения... и поэтому их лишь сдержанно критикует гражданское общество. Так как они не нарушают основных торговых потоков, их можно применять бесконечно почти без затрат. Они явно решают политическую проблему того, что "нужно что-то делать" в ответ на проступки целевых государств".
 
Однако, по словам эксперта, есть одна проблема: эти санкции "не решают проблему принуждения целевого государства к изменению его политического курса". Кроме того, отмечает Д. Дрезнер, такие санкции способны "убаюкать политиков уверенностью в том, что они что-то делают, когда на самом деле они бездействуют".
 
С его точки зрения целевые санкции могут быть идеальным инструментом для тех политиков, которые не хотят предпринимать более рискованных шагов, но проблема в том, что некоторые лидеры "на самом деле верят, что еще одна серия многосторонних целевых санкций действительно заставит Иран сделать то, чего от него хочет остальной мир".
 
21:55 20/02/2012




Loading...


загружаются комментарии