Кризис как спасение

Лукашенко мог бы рассчитывать на политический кризис в России после 4 марта, который формально освободил бы его от обязательств перед Москвой, заодно обеспечив триумф белорусской политической модели образца 2011 года...

Кризис как спасение
Завершается зимний политический сезон, один из самых благоприятных для белорусских властей за последние несколько лет. Вхождение в Единое экономическое пространство с перспективой дальнейшего вступления в Евразийский Союз обеспечило республике быстрый выход из структурного экономического кризиса 2011 года. Благодаря российским кредитам и продаже последнего пакета акций ОАО «Белтрансгаз» почти мгновенно выросли золотовалютные резервы. Доступ к самому дешевому в Европе природному газу обеспечил резкое снижение энергетических издержек, что по идее, должно хотя бы частично содействовать улучшению инвестиционного климата в республике. Сняты какие-либо ограничения по поставкам белорусской продукции, включая продовольствие, на российский рынок, что, однако, не отменило проблемы выполнения белорусской стороной отраслевых договоренностей (балансов). Попутно, безудержный экспорт в погоне за российским рублем ощутимо оголил белорусские прилавки, что уже можно интерпретировать , как определенные издержки.
 
В полном объеме возобновил свою работу белорусский нефтяной офшор, что привело руководство республики и высшую номенклатуру, имеющую доступ к нефтяным контрактам, в состояние финансовой эйфории.
 
Зимние месяцы 2011 – 2012 годов стали периодом невиданного обогащения белорусского олигархата. Узкая группа лиц, допущенных к нефтяной «теме» и обеспечивших своеобразную «цепочку», буквально за считанные дни удвоила и утроила свои капиталы. Республика превратилась в какой-то ненасытный насос, день и ночь в лихорадочном темпе высасывающий из России нефть. Перепродажа сырой нефти в Европу приняла столь объемный характер, что прикрыть реэкспорт традиционными ухищрениями уже невозможно.
 
Задание на зиму 2011-2012
 
Как мы писали в начале зимы 27 ноября 2011 года: «Беларусь ни экономически, ни политически к реальной интеграции не готова. Республика на данный момент готова только потреблять. Если А. Лукашенко рассчитывает «забежать на минутку», «похватать» деньги, нефть, газ и тут же «соскочить», то он ошибается. Не для того приманивали и подкармливали. Индикаторы: второй транш кредита ЕврАзЭс, начало финансирования стройки АЭС и т.д. Стоит А. Лукашенко только посмотреть в сторону, не говоря уже о том, чтобы замедлить шаг и начать переминаться на месте… Врагу не пожелаешь такой судьбы» (http://www.politoboz.com/content/zadanie-na-zimu-2011-2012).
 
Индикаторы показали, что «все в норме»: второй транш кредита АФ ЕврАзЭс получен, АЭС начали строить… нефть льется рекой, и вслед за ней валюта.
 
Авторитет А. Лукашенко, обеспечившего столь быстрое и триумфальное обогащение, в среде «придворного» бизнеса, тесно переплетенного с интересами высшего руководства республики, вырос до максимума. Свою задачу - «накормить» свое окружение российскими ресурсами - белорусский президент выполнил. Но остались вопросы, которые придется решать уже весной, после российских президентских выборов.
 
Весенняя повестка
 
Наступающий март, как сказали бы лет двадцать пять назад, «ознаменованный» российскими президентскими выборами, ставит перед официальным Минском ряд вопросов:
 
- неизвестно сколько времени отпущено белорусскому руководству на дальнейшее «высасывание» из России углеводородов. Иллюзий нет, на европейском рынке Беларусь может продать только то, что получит из России, т.е. нефть и нефтепродукты. В полный рост встает проблема пролонгации после 4 марта 2012 г. созданных почти идеальных условий для обогащения белорусской элиты;
 
- неизвестно, как долго белорусскому руководству удастся уходить от выполнения соглашений по вступлению в ЕЭП. Игры с дотированием сельского хозяйства, создание псевдохолдингов , призванных замаскировать перекрестное субсидирование, стимулирование программы импортозамещения, создание десятков схем по обходу созданных соглашений не могут продолжаться бесконечно. Никуда не уйти от главного вывода: внутренняя экономическая политика, проводимая в республике, не соответствует соглашениям по Единому экономическому пространству, подписанным и ратифицированным белорусской стороной;
 
- неизвестно, как будет дальше осуществляться кредитная поддержка со стороны России. Помимо желания белорусской стороны получить третий транш АФ ЕврАзЭс , республика стоит перед необходимостью срочного поиска денег на оплату кредита Международного валютного фонда, полученного в 2008-2009 гг. Несмотря на то, что белорусские власти продолжают демонстрировать уверенность в разрешении финансовых проблем, сомнительно, что удастся «перезанять» у того же МВФ. Придется вновь идти на поклон к Москве? Однако реакцию российского руководства в данном случае трудно спрогнозировать ввиду недавно оказанной и беспрецедентной по объему поддержкибелорусской стороне. Кроме того, история с выделением второго транша кредита АФ ЕврАзЭс, задержанного на два месяца, оказала крайне негативное влияние на российское руководство. Дело в том, что эксперты, проверяющие выполнение Минском условий выделения транша, отметили просто иезуитскую изворотливость белорусских чиновников и их постоянные попытки выдать желаемое за действительное.
 
- неизвестно, как и каким образом А. Лукашенко сможет вернуться к столь ему привычной и приятной лимитрофной политике балансирования между Востоком и Западом, которая позволит ему в очередной раз устроить аукцион по «продаже» геополитической ориентации республики. Есть еще более глубинная проблема – только в условиях постоянного балансирования между геополитическими центрами силы режим А. Лукашенко может сохранить себя. Если внешнеполитический баланс нарушен, то дни режима сочтены. Фактически, он, подобно мухе, годами метался между двух паутин. Но ресурсы, как и пространство для маневра из стороны в сторону , явно сократились. И нет разницы, где и куда в итоге «приклеится» А. Лукашенко. Он все равно обречен быть «съеденным». В декабре 2010 г. пришлось «присесть» на Востоке. Понятно, что нынешняя жесткая зависимость от Кремля буквально душит белорусского президента.
 
А. Лукашенко мог бы рассчитывать на политический кризис в России после 4 марта, который формально освободил бы его от обязательств перед Москвой, заодно обеспечив триумф белорусской политической модели образца 2011 года. Но проблема в том, что сейчас официальный Минск не может даже планировать своего участия в теоретическом политическом противостоянии в России, опасаясь получить реальные экономические санкции с Востока. Осталось лишь помечтать о «русском бунте», во время которого будет чем поживиться… Кроме того, в случае политической дестабилизации в России роль Минска объективно бы выросла..
 
Раскрытие в феврале 2012 года полномасштабной закрытой Сети, включающей в себя оппозиционные и псевдооппозиционные эмигрантские организации (часть из которых действовала в качестве «ловушек» белорусского КГБ), солидную часть «независимого» экспертного сообщества республики, западные фонды и фирмы (к примеру, словенская Riko d.o.o), а также государственные белорусские структуры и спецслужбы говорит о том, что Минск вел и ведет скрытые переговоры с Западом с использованием созданной в странах ЕС коррупционной сети, которую можно щедро оплачивать за счет реэкспортной российской нефти. Видимо, на случай кризиса в российско-белорусских отношениях после 4 марта, готовился и открытый диалог с Западом. Однако, не получилось…
 
Сеть прогорела на попытках отменить или сократить часть санкций против Беларуси. Белорусские государственные СМИ, включая электронные, умудрились практически сдать Сеть, принявшись защищать псевдооппозиционные эмигрантские организаций (медвежья услуга). Перед нами открылась картина полноценного заговора, щедро оплаченного белорусскими «нефтяными» деньгами и призванного «вытянуть» А. Лукашенко на Запад, «спасти» его от Москвы.
 
Любопытно, что сразу после провала Сети, о санкциях буквально разом заговорили белорусские официальные СМИ и сам А. Лукашенко. За последние десять дней белорусский президент поднимал тему санкций шесть раз. 20 февраля на встрече с послами А. Лукашенко сорвался на истерику: «Поймите: эти санкции, которыми вы размахиваете перед нашим носом, мы пока терпим. Но как только вы переступите красную линию, мы ответим очень жестко…Если в Европе кто-то думает о том, что нас по-прежнему можно «наклонить» какими-то санкциями, упреками, требованиями, то это дорога в никуда… Даже если мы останемся в одиночестве, без России, Китая, без других наших друзей, то, поверьте, мы здесь насмерть будем стоять, как когда-то в 1941-1945 годах, защищая вас, защищая нашу независимость и суверенитет». Дальше, как говорится, некуда… Понятно, что фраза «если мы останемся в одиночестве, без России…» имела конкретный адресный посыл и относилась отнюдь не к Евросоюзу, который на церемонии представлял несчастный посол Люксембурга .
 
За всей этой суетой в Минске стоит масса озабоченностей и страхов, которые белорусский президент хотел бы развеять. Сделать это может только Россия, в которой идут выборы.
 
Вряд ли кто сомневается, что выборы выиграет В. Путин – человек, который ничего не забывает, способный сидеть в политической «засаде» десятилетиями. Можно догадываться о чувствах, которые испытывает А. Лукашенко к нынешнему российскому премьеру. Между тем, судьба белорусского президента находится в руках его заклятого «друга». Вырвется ли «птичка»?
 
Что ждать А. Лукашенко от 4 марта?
 
На сегодняшний день белорусско-российские отношения обрели некий статус-кво: многолетний период раздоров между Москвой и Минском закончился - такова , по меньшей мере, официальная позиция. В. Путин неоднократно заявлял, что в настоящее время А. Лукашенко «скрупулезно» выполняет все соглашения. Внешне все выглядит отлично… Но нет места иллюзиям – А. Лукашенко не в силах выполнить соглашения по ЕЭП, которые разрушают пресловутую белорусскую экономическую модель. После скандальной продажи последнего пакета акций «Белтрансгаза» белорусский президент тысячу раз подумает, прежде чем продать что-то реально ценное из «запасов» белорусских производственных активов. Официальный Минск не сможет пойти на валютный союз, не сможет открыть свой рынок и т.д. и т.п. Это объективные характеристики белорусской реальности, находящиеся вне зоны влияния А. Лукашенко :так сложилась белорусская экономика и белорусское государство. Отсюда главная проблема: как долго будет терпеть Москва многочисленные политические фокусы А. Лукашенко, призванные скрыть неготовность республики к реальной интеграции ? Очевидно, выборы и первые действия нового «старого» президента России откроют реальный масштаб «окна возможностей» для официального Минска.
 
Пока, в предвыборный период, формально вернувшееся «доверие» между странами является новым политическим авансом режиму А. Лукашенко. После разрешения проблемы по созданию Единой региональной системы ПВО Беларуси и России, можно говорить о выходе российско-белорусских взаимоотношений, скорее их возвращении, на уровень стратегического партнерства. В том же умиротворительном ключе находится и ответ В. Путина представителю белорусской диаспоры в России В. Казакову, в изложении которого российский премьер-министр обещал прекратить информационные войны против белорусского руководства (http://smi2.ru/Chamurapi/c1034157/?comm_id=2094155). Данное информационное сообщение получило широкое распространение в белорусских СМИ и вроде бы должно успокоить А. Лукашенко, снять его какие-либо опасения в преддверии вступления на пост четвертого президента России. Однако не стоит забывать некоторых политических реалиях, наступивших в российско-белорусских отношениях после 2010 г.
 
С 1996 по 2010 год в российских СМИ прошло несколько антилукашенковских кампаний. От весьма невнятной в 1996 г. до вполне жестких в феврале и в ноябре 2004 г., а также в январе 2007 г. Наиболее мощная информационная война против белорусского президента развернулась в июле-ноябре 2010 года, когда впервые встал вопрос о непризнании итогов выборов 2010 г. Последняя кампания оказала сильное воздействие как на самого А. Лукашенко, так и на его элиту…
 
В Беларуси же, все годы правления А. Лукашенко, за исключением 2011 г. и начала 2012 г., грязная антироссийская кампания , полная неиссякаемого местечкового пафоса и нечистоплотных приемов, шла буквально без передышки Именно на фоне «голодной» России почти два десятилетия демонстрировались «успехи» политики А. Лукашенко, который, естественно, при этом старательно доказывал, что не Россия дотирует Беларусь, а наоборот, Беларусь Россию.
 
В тоже время, в Минске видимо отдают себе отчет, что масштабы встречных информационных волн несопоставимы. Десять минут эфира против А. Лукашенко на ОРТ или НТВ соразмерны году неустанной антироссийской истерики на БТ и в белорусских газетах. Беларусь, к счастью или к сожалению, просто не слышат в мире… Поэтому Минск очень хочет уверенности в том, что кошмар осени 2010 г., когда российские СМИ просто ломали кости Лукашенко на глазах полумиллиардной аудитории российских каналов, не повторится.
 
Автор этих строк считает, что подобные кампании российских СМИ против официального Минска канули в Лету… А как же их проводить? В 2010 г. - ругали, в 2011 г. - хвалили, а потом снова ругать? Российское общество просто не поймет, если ему в очередной скажут , что «Лукашенко плохой». Даже если справедливо в той или иной степени замечание, что в России все возможно по формуле «храм – бассейн – снова храм и т.д.», то ведь все имеет свою меру.
 
Формат информационных войн все-таки себя изжил, так как нельзя бесконечно ходить по кругу, может голова закружиться, уступив место вопросу «Доколе?». Так что, если белорусский президент даст повод для атаки со стороны России, то, думается, произведена она будет в иной сфере и иными инструментами.
 
Санкции, которых нет
 
Столь же туманна история с санкциями, о наличии которых так страстно вдруг загоревал А. Лукашенко. Автор этих строк не будет повторять общеизвестные выводы о том, что западные санкции, в общем-то, носят во многом декоративный характер. Экономических проблем для белорусской экономики они большей частью не несут. Запад не рискнет перекрывать импорт из Беларуси нефтепродуктов и калия. Санкции в отношении выезда на Запад белорусских чиновников только укрепляли режим А. Лукашенко, формируя вокруг него отряд «особо преданных».
 
Но здесь есть определенная интрига. Дело в том, что последняя редакция списка невъездных включила некоторых белорусских олигархов. Деньги их, понятое дело, хранятся не только в офшорах, но и в первоклассных западных банках. Конечно, в век Интернета, нет проблем для удаленного доступа… до поры до времени. Банки, где хранятся баснословные суммы, все-таки необходимо хотя бы изредка посещать. Кроме того, необходимо проводить переговоры, заключать сделки. Не в Минск же вызывать партнеров... Тем более вероятно, что так же обслуживаются и деньги Дома Лукашенко. Как оказалось, визовые санкции ударили по очень болезненной проблеме.
 
Для решения проблемы была запущена Сеть. Казалось, что успех будет обеспечен, и на ближайшей встрече министров иностранных дел ЕС (27 февраля) списки невъездных сократят. Но, не получилось… Сеть провалилась. Более того, провал Сети настроил Евросоюз и США на расширение визовых санкций. В новых, пока не утвержденных еще списках, оказался весь белорусский олигархат и самые видные представители белорусского «придворного» бизнеса. Вот это было уже нетерпимо. Минск стал принимать меры по срыву белорусского вопроса. Вперед была брошена Словения… Результат известен. Хочется сказать белорусским властям: «Браво!». Они смогли оттянуть решение о новых санкциях. У Минска появилось время, чтобы в очередной раз броситься за защитой к России.
 
В середине февраля мы обсуждали попытку белорусского руководства втянуть в тему санкций против Беларуси только созданную Евразийскую экономическую комиссию. На прошлой неделе белорусское руководство затребовало поддержку уже самого Кремля.
 
Обращение за российской поддержкой несет в себе огромное политическое значение. Обратите внимание, что визовым санкциям устами белорусского президента и официальных белорусских СМИ придан статус едва ли не агрессии против суверенной Беларуси. Разумеется , игнорируется тот факт, что санкции напрямую связаны с белорусской практикой в отношении политических противников: если не уничтожать политических оппонентов, как в конце 1990 –х – начале 2000 –х гг., то сажать их в лагеря. Сделан откровенный подлог: санкции объявляются наказанием Беларуси за стремление к независимости и суверенитету, к демократии (!) и, как всегда, к интеграции с Россией. Ликвидация белорусского политического ГУЛАГа снимает проблему санкций. Это все в Минске прекрасно понимают, но упорно создают миф, что Беларусь пытаются «запугать» (В. Гигин). (http://www.belta.by/ru/all_news/poli..._i_590163.html). На этом фоне особенно любопытно выглядят заявления в духе «кардинал и галантерейщик – это сила»: Россия и Беларусь недвусмысленно дали понять западным политикам бесперспективность санкций… у Беларуси есть сильная поддержка и использовать меры экономического давления в отношении страны бесперспективно и недопустимо» (http://www.belta.by/ru/person/opin..._i_512845.html). Поразительные вещи происходят в белорусском официальном экспертном сообществе. Совсем недавно эти же люди изображали из России исчадие ада, а сейчас ликуют, что есть российская «спина», за которую можно спрятаться… и безнаказанно показывать Западу язык.
 
Создавая вокруг себя ореол «жертвы» происков Запада, А. Лукашенко ,с одной стороны , стремится по старой лимитрофной привычке стравить Брюссель и Вашингтон с Москвой, а , с другой стороны , страхуется от изменения после 4 марта 2012 г. курса Кремля в отношении Минска. Действительно, как требовать от А. Лукашенко, роющего день и ночь «окопы» под Брестской крепостью, выполнения соглашений по ЕЭП? Наоборот, дать ему больше нефти и газа, лишь бы не захлебнулся…
 
В итоге, 24 февраля президенты России и Беларуси сделали весьма осторожное заявление, направленное внешне на поддержку Республики Беларусь: «Действуя в духе общего подхода, согласованного между Республикой Беларусь и Российской Федерацией, а также с учетом неоднократных заявлений США и Европейского союза о возможности применения экономических ограничений в отношении Республики Беларусь, президенты Республики Беларусь и Российской Федерации подтверждают недопустимость использования мер экономического давления либо принуждения в межгосударственных отношениях». Обратите внимание, указывается на недопустимость применения санкций не против конкретно РБ, а в целом, в «межгосударственных отношениях», хотя выше отмечается, что поводом для данного совместного заявления является угроза экономических санкций против Минска. Россия отреагировала…
 
Можно ли упрекнуть Москву, что этим заявлением она поддержала режим А. Лукашенко? В пропагандистском формате можно, но в реальности едва ли. Россия, находясь вместе с Беларусью в целом ряде интеграционных блоков, обязана поддержать своего партнера по интеграции. Иного варианта просто нет. Другое дело, что Кремль мог бы увязать санкции с политзаключенными… Мог бы, так как в Москве не в восторге от постоянных репрессий на белорусском политическом поле, но тогда шел бы разговор уже о вмешательстве во внутренние дела друг друга, о вопросах национальной безопасности и т.д. Кроме того, Москва не будет солидаризироваться с Западом в кампаниях по правам человека, так как Запад оставил эту тему за собой. Ведь было бы желание, теоретически можно было бы и Россию поставить под санкции…
 
Формально, А. Лукашенко должен быть удовлетворен. Перед самыми выборами он получил некоторые обнадеживающие сигналы. Минск получил поддержку на международной арене, он сейчас в роли «жертвы», которую необходимо жалеть и подкармливать.
 
Благоприятствует белорусскому президенту и нынешний формат российско-украинских отношений, которые, хотя и не сорвались в стадию очередной газовой схватки, но все-таки близки к «холодной войне». Существует правило экспертной оценки российско-белорусских отношений: в первую очередь оцени диалог между Москвой и Киевом. Минск в этом контексте только пожинает плоды российско-украинских отношений, он для Москвы, по сравнению с Киевом, всегда вторичен. Сейчас немалая часть российского природного газа, предназначенного для транзита через украинскую ГТС, перебрасывается в Европу через NordStream и белорусский участок газопровода «Ямал-Европа». Пока есть время. Есть шанс…
 
Сможет ли А. Лукашенко выиграть время, «заштопать» Сеть и приготовить диалог с Западом на случай кризиса в российско-белорусских отношениях? Отдает ли он себе отчет в том , что вероятный кризис между Москвой и Минском будет, скорее всего, последним в его политической карьере? Куда совершит свой первый зарубежный визит четвертый президент России? От того, как сможет А. Лукашенко ответить на эти вопросы и зависит его выживаемость с марта по май 2012 г.
11:05 27/02/2012




Loading...


загружаются комментарии