Логвинец: Евроминистры запрыгнули в последний вагон поезда

Политолог Алесь Логвинец в интервью "Еврорадио" пояснил, почему Евросоюз не принял таких широких санкций в отношении Беларуси, как планировалось.

- Европейские министры иностранных дел добавили 21 фамилию к списку невъездных белорусских чиновников. Как вы считаете, почему добавили всего 21 человека, хотя ранее обещали 135?
 
- Это была неподтвержденная информация. Евросоюз идет в русле своей прежней политики осуждения белорусских властей. И он добавил определенное число белорусских чиновников, задействованных в репрессивных механизмах власти. То есть мы видим, что самая широкая, максимально возможная версия документа не была принята в силу внутренних противоречий в Евросоюзе. Но это не означает, что ЕС неожиданно и радикально поменял свое отношение к белорусской ситуации. Он по-прежнему осуждает белорусские власти, и те люди, которые задействованы в репрессиях, получают свое по заслугам. Это явно моральное осуждение, но я думаю, что им лично и членам их семей не очень приятно видеть себя в этом списке.
 
- Шведский министр Карл Бильдт говорил, что они хотят жестких, острых санкций. Получается, что 21 фамилия — это и есть жесткие санкции?
 
- Скорее всего, в Евросоюзе два разных подхода — ястребы и голуби. Одни хотят более радикальных действий, а другие относятся более сдержанно к ситуации в Беларуси. Более того, Беларусь не является большим приоритетом для ряда стран. А для некоторых стран Беларусь является приоритетом только с коммерческой, прагматичной точки зрения. Я думаю, заявление шведского министра острое, но довольно адекватное, поскольку Беларусь — единственная страна в Европе, против которой применяются такие санкции. Это вообще ситуация, выходящая за рамки понимания на европейском континенте. Очевидно, что в нормальной ситуации и белорусским властям, и белорусскому народу должно было быть очень стыдно за то, что страна, ее руководители, официальные лица нежелательны в демократических цивилизованных странах.
 
- Белорусские оппозиционные политики, на ваш взгляд, будут и в дальнейшем настаивать на том, чтобы список невъездных чиновников расширялся?
 
- В Беларуси много разных политических групп, которые не всегда способны договариваться между собой. Я больше скажу о правозащитниках. Правозащитники считают, что такие способы морального воздействия на белорусские власти должны оставаться и должны быть очень конкретные критерии, против кого применять такие санкции, как невъезд на территорию ЕС. До того момента, пока белорусские власти не начнут подавать позитивные сигналы, такой список может расширяться, и очевидно, что это будут люди, которые в большей степени себя проявили в преследовании своего народа либо тех представителей белорусского народа, которые выступают за демократические перемены.
 
- Почему белорусский вопрос не стоял в официальном распорядке, но затем его все равно стали обсуждать?
 
- Мы все узнаем о таких вещах из неофициальных источников. Думаю, что благодаря вам слушатели Еврорадио знают, что на сайте euobserver.com появилась информация о том, что одна из стран ЕС — Словения — заблокировала включение в список невъездных проправительственного олигарха Юрия Чижа. А в Евросоюзе, особенно в вопросах внешней политики, консенсусный принцип принятия решений: если одна страна накладывает вето, то надо искать такие решения, которые устроят всех. И евроминистры запрыгнули в последний вагон, чтобы по меньшей мере высказать свое негативное отношение к ситуации в Беларуси.
 
- Какой бизнес господин Чиж имеет в Словении?
 
- По общеизвестной информации одна словенская фирма очень хочет выиграть или, возможно, даже уже выиграла тендер на строительство гостиницы в Беларуси. И они сотрудничали с господином Чижом. Очевидно, это дело не обошлось без соответствующего лоббирования белорусских властей.
10:32 28/02/2012




Loading...


загружаются комментарии