Карбалевич: А вдруг к этому времени Лукашенко освободит кого-то из политзаключенных

Политолог Валерий Карбалевич весьма сдержанно комментирует решение Европейского Союза о пополнении списка невъездных 21 белорусским чиновником. Эксперт не понимает логики брюссельского офиса "За демократическую Беларусь", предложившего вывести из-под визовых санкций 25 ректоров белорусских ВУЗов и Владимира Петиева, которого именуют "кошельком Лукашенко".

Карбалевич: А вдруг к этому времени Лукашенко освободит кого-то из политзаключенных
"Выведение из-под визовых санкций 25 ректоров никак не влияет на решение Лукашенко – освободить или не освободить политзаключенных. Поэтому я такой логики просто не понимаю", - заявил Валерий Карбалевич "Белорусскому партизану".
 
- Валерий Иванович, вместо задекларированных санкций (речь о пополнении списка невъездных на 130-135 белорусских чиновников плюс несколько коммерческих компаний) Европейский Союз 27 февраля ограничился полумерами, внеся в эти черные списки 21 чиновника. Почему?
 
- Эти декларации распространяли "источники", медиа, "утечки информации" - говорили про существующие планы, проекты. Но от проекта до окончательного решения очень долгий путь. Нельзя оценивать окончательные решения по проектам. Поэтому я всегда отношусь к таким проектам весьма скептично.
 
А решение принято такое, которое поддержало большинство членов Евросоюза.
 
- Шквал критики обрушился на Словению, которая, защищая бизнес-интересы своих кампаний, блокировала принятие более жестких мер в отношении Минска. Почему Словения блокировала санкции? Неужели такая мощная структура, как Евросоюз, не имеет механизмов влияния на одного из членов сообщества?
 
- В этой ситуации все предельно ясно и прозрачно: Словения защищает интересы своей фирмы, которая взялась строить отель "Кемпински", защищает свои экономические интересы.
 
Что касается механизмов влияния, то по жизненно важным вопросам сильные члены Евросоюза, скажем, германия, сумели бы заставить Словению пойти на уступки. Но белорусский вопрос не является главным для Евросоюза, особенно на фоне множества проблем ЕС – как внутренних, так и внешних.
 
Кроме того, под санкциями подразумевались санкции в отношении бизнесмена Юрия Чижа – разговора о неких серьезных экономических санкциях не велось.
 
- Кэтрин Эштон объявила, что к вопросу включения в черный список белорусских бизнесменов Евросоюз вернется в марте. Осуществимы ли эти планы?
 
- Трудно давать прогнозы. Предполагалось расширить списки невъездных 130-ю чиновниками, но внесли только 21 человека. А вдруг к этому времени белорусская сторона освободит кого-то из политзаключенных? Это будет уже иной расклад. Тем более, что идут некие кулуарные переговоры между Брюсселем и Минском, результаты которых предсказать невозможно.
 
- Валерий Иванович, мы привыкли нарекать на Евросоюз за его беззубость, забывая, что отдельные белорусские структуры выступили совсем недавно за сокращение визовых санкций в отношении белорусских чиновников. Что стоит за заявлением брюссельского офиса "За демократическую Беларусь"?  Мы слышали версии об одном миллионе долларов от Владимира Пефтиева за снятие этих визовых санкций, слышали о необходимости технически откорректировать списки невъездных…
 
- Конспирологические версии выдвигать не буду.
 
Если исходить из логики, что существующие визовые санкции мешают освобождению политзаключенных, мешают демократизации Беларуси, то исходя из этой логики, нужно было бы ликвидировать визовые ограничения для самого Лукашенко. А начинать сокращение визовых санкций с 25 ректоров и Пефтиева – мне эта логика совершенно непонятна. Ведь выведение из-под визовых санкций 25 ректоров и Владимира Пефтиева никак не влияет на решение Лукашенко – освобождать или не освобождать политзаключенных.
15:01 28/02/2012




Loading...


загружаются комментарии